Дата в игре: Зима 2017 — 2018       Рейтинг: 18+       Система: эпизодическая

влог форума

» Закончен аватарочный флешмоб и мы объявляем начало голосования. Так же мы закрываем лотерею и поздравляем всех, кто выполнил задание! Список заданий открыт и все могут посмотреть, мимо чего их пронесло. А мы продолжаем работу над форумом, оставайтесь с нами!


» Перевод времени! В игре теперь зима 2017 – 2018 года!

Сладость или гадость? Мы открываем лотерею и традиционный аватарочный флешмоб. Счастливого Хеллоуина!


» Внимание! Стартовала новая сюжетная ветка, все желающие могут записаться, или учитывать её в своих личных эпизодах! Кроме этого мы снова открываем акцию на шпионов!


» Друзья, АМС работает над обновлением сююжетных веток и функционала форума, в связи с чем, нам нужны ответы на некоторые вопросы. Будем рады вашим ответам.


» АМС требуется твоя помощь! Да-да, именно твоя. Мы ищем модераторов.


» Внимание! Стартовал сюжет для Лиги Справедливости и остальных желающих! Продолжается упрощенный прием в честь дня рождения форума! Акция продлится до 11.08. Это не все сюрпризы, оставайтесь с нами!


» Упрощенный прием в честь дня рождения форума! Акция продлится до 11.08. Проходите, не снимайте обувь и чувствуйте себя как дома!


» Завтра наш официальный День Рождения, но уже сегодня вас ждут сюрпризы. Мы подвели итоги сюжета и добавили две информационные темы: инфографика и организации. Это не все сюрпризы, оставайтесь с нами!


» АМС обращает внимание игроков на изменения в правилах про упрощенный прием. Внимание, все твинки подлежат обязательной регистрации.


» В честь выхода Wonder Woman в прокат, мы объявляем упрощенный прием на весь каст фильма, а так же комиксов. АМС просит воздержаться от спойлеров в ближайшую неделю.


» В честь выхода INJUSTICE 2, мы объявляем упрощенный прием на всех персонажей, которые присутствуют в игре


» Если у тебя появилось желание надрать задницу ангелу или демону, а может быть стать их должником, тогда тебе срочно надо записаться в «Deception Point». Забудь про плату в виде своей души, они могут забрать у тебя нечто большое.


новости игры

Январь


» Маленькие европейские города — оплот стабильности, ведь там уже много лет размеренная жизнь течёт своим чередом и из года в год ничего не меняется, однако в их прошлом таится множество загадок. И когда Ротенбург, до сих пор сохранивший лёгкий флёр средневекового очарования, оказывается погребённым под розовыми бутонами, сказочные истории о спящих принцессах и волшебных прялках уже не кажутся такими невероятными.


» Призраков бывших агентов разных спецслужб становится всё больше: о них напоминают статьи в СМИ, заметки в анонимных сетях или не укладывающиеся в границы логики криминальные схемы. И порой для того, чтобы догнать мертвеца, приходится заглянуть на самое дно — ведь там удобнее прятаться от чужих взглядов.


Декабрь


» Когда доктору Сандерс, только переехавшей в Германию, практически с порога предложили занять должность замдекана первого философского факультета, пустующую уже полгода, задуматься о щедрости такого предложения ей в голову не пришло. Возможно, стоит наверстать это досадное упущение и выяснить, что же случилось с предыдущим сотрудником, теперь, когда в кабинете обнаружился вскрытый потайной сейф, о существовании которого она даже не подозревала.


» Если есть какая-то более коррумпированная структура, чем силовые ведомства, то это, несомненно, медицина. Там, где есть большие деньги, человеческие жизни не значат ничего. Так было всегда; некоторые схемы живут и здравствуют со времён Второй Мировой. Но что будет, если журналистское расследование вытащит старательно закопанную правду наружу и предаст огласке?


» Череда случайных, казалось бы, преступлений, совершённых обычными гражданами, никогда ранее не попадавшими в зону видимости полиции, заставляет вспомнить дело годовой давности. Тогда следов кукловода, влиявшего на людей, найти не удалось; может быть, в этот раз повезёт больше?


» Интриги на политической арене всё набирают обороты. Международный терроризм подходит к своим акциям устрашения всё с большей фантазией, и вместо простого убийства неизвестного широкой общественности физика разыгрывает не очень красивую, но весьма кровавую драму, в которую оказывается втянута доктор Сноу. И всё бы, может, пошло, как и задумывалось, если бы операция не привлекла внимание британской разведки.


» Когда разведки двух стран работают вместе, в теории это должно способствовать улучшению политических отношений между ними. На практике обычно получается всё строго наоборот, а агентов вообще принято пускать в расход, чтобы не разглашать подробностей операции. Сложности начинаются тогда, когда агент умирать не хочет: его приходится искать по всему миру.
Иногда для того, чтобы геройски умереть.


» Когда Мелеос придумал и создал Басанос, он не знал, что из этого выйдет — но не вышло по обыкновению ничего хорошего. Обладающие собственной волей к жизни, карты стали страстно желать свободы.
Многократные попытки, однако, так ни к чему и не привели; даже отчаянный порыв использовать Люцифера провалился. Но теперь у колоды всё же есть шанс получить желаемое: когда Маг оказался связан со Жрицей.


» Шпионские игры изящны только на экранах кинотеатров. Когда же на одном человеке на самом деле сходится интерес сразу трёх разведок от трёх различных стран, ему остаётся не такой уж и богатый выбор - либо застрелиться самостоятельно, не оставив посмертной записки, чтобы навсегда унести тайны с собой в могилу, либо довериться милости провидения. Особого шарма ситуации добавляет то, что провидение со свойственным себе юмором милость решает представить дьяволом, работающим на Mi-6.


» Готэм всегда был неспокойным и тёмным городом, в котором пышным цветом распускаются неприятности. Однажды ночью Бэтгёрл, ища, кому бы принести справедливости, сама едва не стала жертвой мирового зла, на этот раз — опять — принявшего обличье ополоумевших сектантов, которым не по вкусу вмешательство в их дела. Но помощь нашла девушку самостоятельно, пусть и в очень неожиданном обличье.


» "Плавящая чума" постепенно захватывает Землю, мало интересуясь попытками человечества остановить её распространение. Повсеместное использование высоких технологий на этот раз сработало против их создателей; спустя всего два месяца после регистрации первого заражения вирус добирается через океан и до России, занимая всё новые вычислительные мощности. Благодаря его вмешательству весь мир оказывается под угрозой ядерного удара, поскольку военные больше не могут повлиять на системы запуска; агенты десятка спецслужб пытаются придумать способ разрешить эту ситуацию с минимальным числом жертв.


» Кажется, что после патрулирования ночных улиц Готэма удивляться чему-нибудь невозможно, особенно когда дело касается виртуальных пространств, где самое страшное, что может случиться - бесконечный цикл. По крайней мере, для двух программистов, каждый из которых в одиночку способен взломать информационные системы Пентагона за утренней чашечкой кофе. Но у вируса, проникающего сквозь любые щели, другое мнение: ему нужно всё больше вычислительных мощностей, и только запущенная система отлично подойдёт для его целей.


Ноябрь


» Несколько месяцев назад архангел Михаил, неудачно воскрешённый пародией на Творца, был вышвырнут тёмным клинком Люцифера в неизвестность. Бардак в мультивселенной и пустующий трон Бога - веская причина попытаться найти его; однако никто не знает, что именно может таиться в черноте карманного измерения, ведь тварь, считающая себя Яхве, порядком ослаблена - но не мертва.


» Под очевидным всегда может найтись двойное дно. N-металл - одна из величайших загадок и для Земли, и для Танагара. Его существование противоречит половине физических законов и самой, возможно, задумке метавселенной, и появление его никогда не было случайностью. Но настоящий смысл его присутствия в их жизни, пожалуй, ни Ястреб, ни его бывшая супруга никогда не смогли бы даже предположить, если бы не вмешательство дьявола.


» "Чёрные Ястребы" больше не существуют, полковник Линкольн считается умершим, а спецагенты работают, на кого и где придётся. По меньшей мере, такова официальная версия событий. Однако при этом одновременно двое некогда связанных с "Чёрными Ястребами" людей обнаруживают недавно установленные системы слежения - и едва ли это простое совпадение. Но кому и зачем вообще может потребоваться контролировать распущенный отряд?


» Герой должен оставаться героем всегда - а то, что творится за пределами геройской жизни, принято ограждать от чужих взглядов, даже если это товарищи по команде. Но порой события, не относящиеся к рабочим будням, набирают такие обороты, что утаить их очень сложно, и случайная вспышка гнева может приоткрыть личные тайны, о которых не принято распространяться.


» Казалось бы, какая связь может быть между Иггдрасилем, архангелом Михаилом, недавно погибшим агентом британской разведки и двумя женщинами из Лиги Справедливости? Но у вселенной странное чувство юмора, и ответ на этот вопрос упрятан в золотое яблоко из садов Идунн - вот только до них нужно ещё суметь добраться.


» Говорят, многие знания - многие печали. Распутанный клубок прошлого, таивший в себе пятнадцать миллиардов лет событий и перерождений, переворачивает половину мультивселенной с ног на голову. И приводит к весьма неожиданным кадровым перестановкам в Аду.


» Иногда следовать воинскому долгу - не лучшее, что можно придумать. Самоотверженное решение Картера Холла вернуться на Танагар без ведома супруги заставляет начать вращаться шестерёнки событий, которые неизвестной силе удалось остановить на много миллиардов лет. Тайны прошлого, пролежавшего в забвении почти пять тысячелетий, способны полностью изменить расстановку сил в мультивселенной.


Октябрь


» Иногда темнейшую ночь года согревают не просто кострами, но кострами по учениям самого Торквемады, сжигая для большего тепла еретиков и оккультистов. И всё, на что остаётся надеяться в таком случае магу, примотанному к столбу - так это на собственную хитрость и помощь одной летучей мыши.


» Опасно раскачавшееся равновесие вселенной заставляет многих желать большего, чем обычно. Ночь Хеллоуина ведьмы называют Самайном. Темнейшая - так говорят - ночь в году, когда нечисти дано право резвиться среди живых; ночь горящих костров - и ночь Дикой Охоты, мертвецов с призрачными гончими, которой жаждется весь мир уронить в белую зиму.


» И даже на обычной школьной экскурсии с океанологом всегда есть шанс оказаться по уши в крупных неприятностях, ведь океан - живой, и он не любит, когда ему причиняют боль. Как не любит и его король.


» Вирус прорастает в технологиях Земли всё глубже, захватывая не только системы искусственного интеллекта или "умные дома", но и сервера игр с миллионными аудиториями. Хотите посмотреть на Чудо-Женщину, которой приходится стать бардом? Надевайте очки виртуальной реальности - и присоединяйтесь.


» Высокие технологии - не всегда благо. На Землю попадает вирус, превращающий технологические импланты и органику в одно целое; поражено огромное количество управляющих узлов - от школ и больниц до военных объектов с ядерным вооружением. Микробиологи и биоинформатики ВОЗа близки к панике и объявлению эпидемии "плавящей чумы".


» В городских легендах и слухах порой возникает странный и мерзкий шепоток, который говорит о той грани недопустимого, что пугает даже бывалых наёмников. О культе, про который не принято говорить и думать, ибо он настолько мерзок, что даже его упоминание вызывает отвращение.
О культе, в котором плоть человеческая превращается в хлеб.


★ топы

DC: Rebirth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: Rebirth » Дневники памяти » The Sun is in Your Hands [Era, First of the Fallen]


The Sun is in Your Hands [Era, First of the Fallen]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sh.uploads.ru/Qo1R4.gif

Ты да я — гости небытия,
В забытьи теплоты да под теплом пустоты. ©

» игроки: Era, First of the Fallen.
» место: Prime; США, Вашингтон, квартира Эры.
» время действия: 23 ноября 2017 года, около полудня.
» описание: величайшей загадкой жизни Ястребов всегда был N-металл, обладавший десятком свойств, о которых не догадывались даже они сами. Но куда более странным всегда был вопрос его происхождения: ведь Гор сам всегда признавал, что лишь нашёл разбитый корабль, а не сотворил его.
Для творца мультивселенной, впрочем, нет труда прочесть формулу; но только тайны, которые скрывает в себе N-металл много миллиардов лет, никому не придутся по вкусу.

[NIC]Era[/NIC][STA]жена, облечённая в солнце[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/IGKn2.jpg[/AVA][SGN]Ты скоро станешь сама апрелем, чужим, тревожным, таким живым,
Неспящим золотом, чистым звуком, туманных сумерек часовым. ©
[/SGN]

+1

2

Женщина вновь задумчиво щёлкнула ручкой и посмотрела на испещрённую символами страницу. Изящные, но ей по-прежнему не до конца понятные, они аккуратно следовали один за другим, складываясь в совершенно невероятную цепочку.

В их с кузнецом тандеме она всегда была интуицией, случайным элементом, в своём мгновенном озарении решавшим то, что в принципе не может иметь решения, но не вдумчивым и целенаправленным подбором, не закалкой и ковкой, требовавшими упорства и железной воли больше, чем творчества — поэтому большая часть создания N-металла принадлежала не ей; Катару.
Кузнец, творец и создатель. Чёрт возьми, почему она не замечала этого явного, густой тушью на реальности нарисованного образа раньше, почему продолжала в его чертах обречённо искать кого-то другого, так и будучи не в силах его узнать?
Он показывал целительнице то, что получалось, порой спрашивал о мелочах, в понятных ей составляющих объясняя, что он не может найти; и она читала его записи, предчувствием больше, чем умом, понимая, чего не хватает. Неспособная по природе своей забыть, Эра вспомнила те дни в Аду — теперь.
И что-то смущало её в этой формуле, всплывшей из древности самой, что была много старше, чем весь человеческий род. Что-то неуловимое, неясное, притаившееся между плавных изгибов и ровных черт; ещё один щелчок ручкой — жрица буквально силком заставила себя закрыть глаза и сосредоточиться на собственных воспоминаниях, бережно перебирая их невесомыми пальцами.
Что-то не складывалось. Она не могла понять, выдернуть из полотна памяти нить, что ответила бы, откуда появилась сама идея Девятого металла — и не была уверена, что она принадлежала кому-то из них с Катаром.

Заложив ручкой нужную страницу, женщина закрыла блокнот, встала и ушла на кухню готовить кофе. Только после того, как она принесла с собой в комнату студии, которую сняла неделю назад, поднос с двумя чашками и кофейником и поставила его на стол, воительница присела на краешек кресла, запустила ладонь в рыжие волосы и крепко задумалась. Вмешивать супруга казалось нелепым; но острое, давящее чувство беспокойства от взгляда на эти символы совершенно не желало исчезать. Привыкшей доверять интуиции куда больше, чем логике, Эре не думать об этом становилось всё сложнее.
Прикрыв глаза, она потянулась сквозь ткань пространства и времени, лёгким касанием света озарив чужой разум — и позвала.
"Лорд мой."

Дьявол занимался самым обыденным для себя делом: приводил в порядок дела, запущенные без твёрдой руки Мазикин. Казначейские отчёты навевали тоску, и с каждым новым листом он всё сильнее радовался, что демон, который занимался этим бредом, развоплощён и будет коротать вечность в виде неприкаянной души: идиот, привязавший бюджетный год к фискальному, не может считаться хорошим казначеем.
Зов супруги он воспринял как манну небесную.
"Дай мне пять минут", — попросил он. Доведя до логического завершения операцию сведения дебета с кредитом, павший ангел поднялся и шагнул к ней. Привалившись к стене, некоторое время он смотрел на Эру, любуясь совершенным изгибом её тела и белых крыльев.
— Что случилось? — Наконец спросил он.

Жрица протянула супругу чашку кофе, налитую почти до краёв, и смущённо улыбнулась.
— Пока ничего. Это…
— У тебя редко бывает бессмысленное "ничего", миледи, — мужчина посмотрел на неё сверху вниз и принял чашку с кофе. — Благодарю.
Белокрылая женщина грациозно поднялась со своего насеста, легко коснулась чужого плеча, проскользнув мимо дьявола, снова опустилась за стол, коснулась длинными пальцами закрытого блокнота, что опасливо будоражил её ощущения.
— Это скорее вопрос из прошлого, чем из настоящего, — произнесла она медленно. — Вся наша… Моя и Катара… История тесно связана с N-металлом. Только я не могу вспомнить, откуда он появился, и мне это не нравится. Вернее, я помню, что Катар ковал его, экспериментировал, а я помогала; но нет начала. Чего-то не хватает.
Вновь открыв тетрадь, Эра коснулась ногтем белой страницы. Символы разбегались от её пальца, точно испуганные муравьи.
— Посмотришь? — Тихо попросила она. — Я помню формулу. Наизусть, но… Я её просто не понимаю.

Сделав глоток бодрящего напитка, дьявол склонился над столом, разглядывая символы и цифры, которые были ему знакомы; долго вглядывался, потом распрямился и сел на краешек стола.
— Она неправильная, — сказал он, поднимая чашку с блюдца, которое держал в руке. — Смотри, — Белиал сделал глоток и поставил чашку на стол, подальше от бумаг, и забрал у жены ручку. — Здесь слишком много лишнего. Вот это, — он вычеркнул несколько элементов формулы, — вообще никуда не ведёт: лишние элементы, оставшиеся после окисления, мусор.
По памяти набросав формулу N-металла, к созданию которого он имел непосредственное отношение, хранитель равновесия уточнил:
— У тебя есть формула танагарского N-металла? Хочу удостовериться, что помню всё верно.
— Да, — немного растерянно кивнула жрица, потянулась к стойке документов, вытащила какую-то папку. — Конечно. Только я… Ты уверен, что это лишнее? Моя память абсолютна, и я точно ничего не упустила. Все эти символы были в конечном варианте, я уверена.
Несколько секунд она сосредоточенно перебирала бумаги, которые остались от визита к Таре, служившей в полиции Танагара, потом вытащила несколько распечаток. Анализ всех участников авантюры настолько потряс, что женщина предпочла сохранить их на память.
Как видно, не зря.

Развернув скреплённые степлером листы на нужной странице, она протянула их супругу:
— Вот.
Дьявол едва глянул на листы и кивнул.
— Так я и думал. Смотри: это рудный металл. Видишь, здесь примеси других элементов, которые выводятся из него при обработке. — Он показал сперва на одну, потом на другую формулу. — Таким я прогнозировал его появление перед творением. Сравни с тем, что здесь.
Падший ангел переписал формулу под той, которую ему показала жена, и нахмурился. Быстро дописал ещё несколько элементов, пытаясь понять, какая реакция могла привести к таким странным соединениям.
— Знаешь, я бы сказал, что это — божественное вмешательство, — удивлённо произнёс он. — Ни одна из этих реакций не могла произойти ни естественным путём, ни при выработке, ни в соединениях. Вот эти элементы должны отторгать друг друга, но они этого не делают.
Он осторожно коснулся крыльев валькирии, заискрившихся в ответ на его прикосновение.

Эра лишь тяжело вздохнула.
— Мы и раньше догадывались, что Девятый металл, которым мы владеем, не мог быть естественного происхождения. Но мне не нравится… Всё это мне не нравится, — честно признала она. — Потому что мы с Катаром, да, мы действительно были хаотическим элементом, введённым в реальность благодаря Мелеосу, но мы не были способны придумать вот это сами по себе. Божественное вмешательство? Не думаю, что Создателю было до нас какое-то дело, но вместе с тем я вообще ничем больше не могу объяснить самое существование этого материала, который противоречит всем физическим законам.
— А Создатель и не смог бы этим воспользоваться, — заметил дьявол. — Это были рассчёты для близнецов, не для Яхве. Нет, это более позднее творение, видишь, здесь ещё есть вот эти индексы? — Он обвёл цифру и продолжил: — Они стали возможны уже после Большого Взрыва; я полагал, что для того, чтобы они стали условно-постоянными, должно пройти не меньше полутора-двух миллиардов лет. Этой части мультивселенной — восемь миллиардов лет, значит, ваш N-металл появился шесть миллиардов лет назад. Мы с Люцифером уже были в Аду, готовясь к битве с Эдемом, а Михаил — к битве с нами, соответственно. Значит, это был другой творец, который был заинтересован в создании металла, который будет существовать только для вас двоих. Я знаю только одного такого, которого беспокоили вы оба.
—  И мы к тому времени уже также были в Аду, — медленно кивнула жрица. — Мелеос. Как много ещё я не знаю о своём мастере. Но — зачем?
— Тебе виднее, — хмыкнул дьявол, притягивая жену к себе. — Как твой N-металл работает? Какие у него свойства? Расскажи.[NIC]Era[/NIC][STA]жена, облечённая в солнце[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/IGKn2.jpg[/AVA][SGN]Ты скоро станешь сама апрелем, чужим, тревожным, таким живым,
Неспящим золотом, чистым звуком, туманных сумерек часовым. ©
[/SGN]

+1

3

Эра прижалась к супругу, согретая теплом его тела, и вдруг почувствовала, как какое-то отчаянное, болезненное отвращение внутри распалось. Имя мастера вызывало в ней дрожь — до сих пор, но рядом с Белиалом оно казалось пустым и ничего не значившим.
Просто имя. Просто история.
— Я знаю про него не так много. Кажется, большую часть свойств мы сами забыли, когда появились в смертном мире. Знаю, что он неразрушим, по крайней мере, ни физическое воздействие, ни магия не способны ему навредить, что он психореактивен, способен двигаться, когда его зовёшь… Ещё знаю про антигравитационные свойства. Часть физических свойств, электропроводимость, например, у него меняются, ещё он изменяет форму — ну это ты видел. Реагирует на магию и сакральных сущностей, — тут жрица улыбнулась, — это ты тоже видел, сыпется искрами. На меня, правда, реагировать он не стал, я думаю, что это как-то объясняется моей с ним связью. Переподчинить его, похоже, нельзя, кто бы не пытался — оружие не слушается никого, кроме нас. Его очень мало, и, похоже, единственным его источником в реальности был разбитый корабль — только то, что сковал Катар. У Ястреба получилось войти с ним в симбиоз, только не так, как у меня — металл живёт под кожей и появляется, когда хозяин его зовёт. У меня он стал просто частью тела.
Женщина задумалась, осторожно постукивая пальцами по ладони павшего ангела, но взгляд её вновь куда-то поплыл, став тусклым, невыразительным; она словно заглядывала куда-то очень далеко, пытаясь различить что-то важное.
— Я не уверена, но думаю, что закалялся он на нашей крови. Это очень смутно, как будто я смотрю сквозь дым, но… Но всё же, кажется, да. Её потребовалось довольно много, поэтому сам процесс ковки был очень тяжёлым и занял бездну времени.
Дьявол замер, давая жене возможность вспомнить всё, что ей необходимо. Это было по-настоящему важно, и он старался не спугнуть призрачные картины, встающие перед её зелёными глазами. Рассказ о металле не дал ничего нового сверх того, что они уже выяснили на Танагаре; и всё же, имея перед глазами формулу, владыка преисподней мог с определённостью сказать, что вышеперечисленные свойства имеют двойное дно. По крайней мере, некоторые из них.
— Способен двигаться, когда его зовёшь, значит? — В дивном голосе послышалась незамутнённая ярость. — И он стал частью ваших тел. Интересное сочетание фактов, особенно если посмотреть на него через призму вашего проклятья. То есть, — он снова взглянул на формулу, а потом — в лицо жрицы, — если ты сейчас вдруг умрёшь, а потом снова возродишься, ты окажешься в объятиях внука просто потому, что он позвал тебя. Если исключить сам факт, что я не в восторге от этого ублюдка настолько, что лучше бы ему не попадаться мне на глаза в ближайшие пару тысяч лет; это противоестественно. Люди, делая то, что делают, всегда имели свободу выбора, даже при рабстве…
Он задохнулся и умолк, с ненавистью глядя на искрящиеся от его яростного пламени крылья жены. Похоже, дьявол и сам не понимал, что его раздражает больше: вмешательство в суть творения и перечёркивание его трудов, или сама возможность потерять жену, едва её обретя. Так и не определившись, он крепче притянул Эру к себе и закрыл глаза.
Осознание слов Белиала пришло к женщине не сразу: ей понадобилось ещё раз посмотреть на тонкие изящные символы, выведенные собственной рукой, затем зацепиться за одну фразу, за вторую, попытаться поймать их смысл — чтобы отпрянуть от него в ужасе. Смерть была ей уже почти родной стихией — слишком часто женщине с глазами из малахита приходилось уходить на ту сторону бытия, а оттого и бояться этого последнего, от всего освобождающего шага было бессмысленно.
Но мысль о том, чтобы начать всё заново, чтобы снова вдруг оказаться в руках кузнеца — и, должно быть, даже ничего не вспомнить, не понимать, что всё стало искусственным, ненастоящим, — выворачивала наизнанку. Валькирия вздрогнула, точно от удара; белоснежные тонкие пальцы впились в плечо дьявола с неженской силой. Кому иному она случайно переломала бы кости.
"Я не хочу!"
На крик у неё просто не хватило сил, и только леденящая вспышка страха, граничащего с полным отчаянием, страха столь тёмного, что ни одной бездне было с ним не сравниться, полоснула по обнажённым нервам. В странно-хриплом голосе жрицы притаилась настоящая мука:
— Металл притянет меня к Катару вновь?
Это даже не было вопросом, пожалуй, не было и утверждением; она просто должна была сказать вслух, чтобы прочувствовать отсутствие выбора. Чтобы осознать, насколько крепко держала её сухая рука Мелеоса — до сих пор. Эра разжала пальцы, совершенно бессильная перед этим откровением, отвернулась, равнодушно вглядываясь в белую стену.
Не было никакой свободы воли. Не существовало.
Павший ангел не стал её удерживать, отчётливо понимая порыв жены, хотя и хотелось. Её мысленный крик, страх, что чернее первозданной тьмы, полоснул по нервам пламенным клинком, заглушая боль от воистину стальной хватки женщины: физическая боль не шла ни в какое сравнение с осознанием той безнадёжности, в пучину которой поверг Эру Мелеос. Если бы можно было убить его ещё раз, дьявол убил бы, не задумываясь. Но вместо этого он просто забрал блокнот с записями жены и внимательно всмотрелся в формулу, которая была противна самой природе вселенной.
— Ты знаешь, — медленно начал он, раздумывая о реакциях, сотворивших это непотребство. Бархатные обертона звучали успокаивающе и обнадёживающе. — Вот эти два элемента держатся на божественном вмешательстве. И вот эти два тоже, такие соединения в природе не встречаются и по определению стабильными быть не могут. Если разрушить эту связь, металл потеряет ту часть свойств, которая отвечает за стойкость к магии. И тогда избавить тебя от него станет совсем просто; не скажу, что безболезненно, но это лучше, чем снова вернуться туда не по своей воле.

+1

4

Белая стена горела в лучах полуденного солнца, и взгляд женщины, смотревшей на неё, казался таким же чистым — и пустым. Солоноватый привкус от кофе казался теперь неприятным; лишь минуту спустя валькирия вдруг осознала, что это больше похоже на слёзы — и вытерла лицо одной ладонью, растерянно посмотрела на пальцы.
Надо же.
Бархатный голос дьявола опутал её вновь, укрыл тёплым шатром: уцепившись за отблеск надежды, жрица тряхнула головой, запрещая себе нырять во мрак. Белиалу невозможно было не верить.
— Я не хочу туда снова, — проговорила она медленно, — больше меня пугает даже не встреча с Катаром, но отсутствие выбора. Как будто вещь возвращают хозяину; но ведь я живая. На самом деле, я сейчас готова отрубить эти крылья, и гори они огнём, и всё пусть горит, если это в самом деле поможет уйти от Мелеоса и его безумия.

Она нуждалась в нём, нуждалась как никогда до этого, но всё, что сейчас мог себе позволить дьявол — участие. Решение должна была принять она сама; так заведено было природой, и иначе он не мог.
— Твои крылья прекрасны, нет нужды уничтожать их, — мягко произнёс он, опуская тяжёлую руку на плечо жены. — Если тебе так захочется, мы рассмотрим и этот вариант, хотя он не даёт гарантии к тому, что ты раз и навсегда избавишься от N-металла. Я предлагаю избавить тебя от него более надёжно. Как ты относишься к прогулке по грани бытия?
Дьявол не говорил про смерть прямо, но не понять о чём он, было невозможно.

Эра, чуть повернув голову, прижалась щекою к ладони супруга, что тяжестью миров всех лежала на её плече, вздохнула, на миг прикрывая глаза. Она ходила по той дороге столько раз, что знала наизусть каждый поворот. Умирать на самом деле не страшно.
— Если после проведёшь обратно — я готова идти, куда угодно, — тихо, но очень твёрдо ответила жрица наконец.
И вновь жена согласилась с его предложением — впрочем, иного от неё он и не ждал.
Она не видела зрачка, ставшего вертикальным, и пожелтевших глаз. Смена облика ощущалась сильнее; сложно не почувствовать было смертельные объятья змея, которые стиснули женщину, лишая её возможности двигаться. Даже в этом облике он был чудовищно привлекателен: чёрная чешуя отливала золотом, подобно его волосам, расплескавшимся по золотым перьям, а голос, звучащий теперь в её голове, стал протяжнее и глубже.
— Ты не умрёшшшшь, моя герцогиня, — звякнуло в висках. Жёлтые глаза завораживали и гипнотизировали: не было больше падения в бездну, был лишь соблазн не противиться этому голосу никогда больше. — Ни сейчасссс, ни когда-нибудь ещщщё.
Стремительное движение — и Эра ощутила боль, подобную которой не ощущала прежде. Стальные тиски змеиных колец, в которых женщина сияла крошечным солнцем, удерживали её от судорожных движений, а по венам текла первородная тьма, ядом вытравляя всё то, что не являлось естественным для творения дьявола. Он парализовывал, стремительно избавлял от сил, туманя разум и сминая волю. Смертельный для обычного человека, для творения безумного артефактора яд этот был опасен не меньше, но Змей знал, что делает и когда нужно остановиться.
Когда стало невыносимо терпеть, когда боль унесла сознание жрицы в небытие, крепкие мужские руки заботливо подхватили её и уложили на диван. На горячий, словно в лихорадке, лоб опустилась ладонь, и с неё полился серебристый свет, унося боль. Дьявол не умел исцелять, но избавить от муки было в его силах; и вместе с болью уходил чуждый её телу металл, пылью осыпаясь на пол, прямо ему под ноги. Позже она сможет придать ему нужную форму, если захочет.
Жаркое дыхание вернуло Эру в реальность, в которой не было места предопределённости.

Там, где была холодная, мертвенная поверхность творения кузнеца, подснежниками сквозь холодный апрель прорастала живая плоть. Невероятно белые — мрамор, оживший под резцом, — крылья, огромные и мягкие, касались пола, и шелест маховых перьев был подобен музыке. Где-то у самой грани восприятия, тихой, едва различимой; но оттого не менее прекрасной.

Свет, в который окуталась жрица в силках змеиной хватки, медленно угасал, а она, глядя на супруга снизу вверх бездонными зелёными глазами, вдруг улыбнулась. Тепло его дыхания щекотало губы; обхватив Белиала руками за шею, жрица повлекла его к себе, чуть приподнявшись от дивана, и горячечный её поцелуй взорвался обжигающими искрами.
Боль ушла, оставив лишь отзвук, привкус слабости — и холода, в который она падала там, за гранью бытия, и Эре отчаянно хотелось согреться; в огне её сейчас была благодарность и бездонная, неистовая любовь. Крошечная вечность, в которую женские пальцы нежно вплелись в чёрные волосы герцога, закончилась так же внезапно, как и началась.
"Свободна!"

Жрица глубоко вдохнула запах его бледной кожи: терпкий, багряный на вкус, как пламя в его же глазах. Она продолжала обнимать дьявола, всё так же крепко, как недавно Змей обнимал жену, облечённую в солнце, и сама мысль о том, чтобы разжать руки, казалась кощунственной.
Мелодичный голос звякнул тихо-тихо, касанием хрустальных бокалов:
— Мне вновь нечем благодарить Вас, лорд мой.
Огонёк в глазах дьявола стал лукавым и очень загадочным.
— А разве я сказал, что мне нужна твоя благодарность, моя леди? Я в состоянии взять всё, что нужно мне, — он наклонился к её уху и шепнул, — прямо сейчас.[NIC]Era[/NIC][STA]жена, облечённая в солнце[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/IGKn2.jpg[/AVA][SGN]Ты скоро станешь сама апрелем, чужим, тревожным, таким живым,
Неспящим золотом, чистым звуком, туманных сумерек часовым. ©
[/SGN]

+1


Вы здесь » DC: Rebirth » Дневники памяти » The Sun is in Your Hands [Era, First of the Fallen]