Дата в игре: Зима 2017 — 2018       Рейтинг: 18+       Система: эпизодическая

влог форума

» Закончен аватарочный флешмоб и мы объявляем начало голосования. Так же мы закрываем лотерею и поздравляем всех, кто выполнил задание! Список заданий открыт и все могут посмотреть, мимо чего их пронесло. А мы продолжаем работу над форумом, оставайтесь с нами!


» Перевод времени! В игре теперь зима 2017 – 2018 года!

Сладость или гадость? Мы открываем лотерею и традиционный аватарочный флешмоб. Счастливого Хеллоуина!


» Внимание! Стартовала новая сюжетная ветка, все желающие могут записаться, или учитывать её в своих личных эпизодах! Кроме этого мы снова открываем акцию на шпионов!


» Друзья, АМС работает над обновлением сююжетных веток и функционала форума, в связи с чем, нам нужны ответы на некоторые вопросы. Будем рады вашим ответам.


» АМС требуется твоя помощь! Да-да, именно твоя. Мы ищем модераторов.


» Внимание! Стартовал сюжет для Лиги Справедливости и остальных желающих! Продолжается упрощенный прием в честь дня рождения форума! Акция продлится до 11.08. Это не все сюрпризы, оставайтесь с нами!


» Упрощенный прием в честь дня рождения форума! Акция продлится до 11.08. Проходите, не снимайте обувь и чувствуйте себя как дома!


» Завтра наш официальный День Рождения, но уже сегодня вас ждут сюрпризы. Мы подвели итоги сюжета и добавили две информационные темы: инфографика и организации. Это не все сюрпризы, оставайтесь с нами!


» АМС обращает внимание игроков на изменения в правилах про упрощенный прием. Внимание, все твинки подлежат обязательной регистрации.


» В честь выхода Wonder Woman в прокат, мы объявляем упрощенный прием на весь каст фильма, а так же комиксов. АМС просит воздержаться от спойлеров в ближайшую неделю.


» В честь выхода INJUSTICE 2, мы объявляем упрощенный прием на всех персонажей, которые присутствуют в игре


» Если у тебя появилось желание надрать задницу ангелу или демону, а может быть стать их должником, тогда тебе срочно надо записаться в «Deception Point». Забудь про плату в виде своей души, они могут забрать у тебя нечто большое.


новости игры

Январь


» Маленькие европейские города — оплот стабильности, ведь там уже много лет размеренная жизнь течёт своим чередом и из года в год ничего не меняется, однако в их прошлом таится множество загадок. И когда Ротенбург, до сих пор сохранивший лёгкий флёр средневекового очарования, оказывается погребённым под розовыми бутонами, сказочные истории о спящих принцессах и волшебных прялках уже не кажутся такими невероятными.


» Призраков бывших агентов разных спецслужб становится всё больше: о них напоминают статьи в СМИ, заметки в анонимных сетях или не укладывающиеся в границы логики криминальные схемы. И порой для того, чтобы догнать мертвеца, приходится заглянуть на самое дно — ведь там удобнее прятаться от чужих взглядов.


Декабрь


» Когда доктору Сандерс, только переехавшей в Германию, практически с порога предложили занять должность замдекана первого философского факультета, пустующую уже полгода, задуматься о щедрости такого предложения ей в голову не пришло. Возможно, стоит наверстать это досадное упущение и выяснить, что же случилось с предыдущим сотрудником, теперь, когда в кабинете обнаружился вскрытый потайной сейф, о существовании которого она даже не подозревала.


» Если есть какая-то более коррумпированная структура, чем силовые ведомства, то это, несомненно, медицина. Там, где есть большие деньги, человеческие жизни не значат ничего. Так было всегда; некоторые схемы живут и здравствуют со времён Второй Мировой. Но что будет, если журналистское расследование вытащит старательно закопанную правду наружу и предаст огласке?


» Череда случайных, казалось бы, преступлений, совершённых обычными гражданами, никогда ранее не попадавшими в зону видимости полиции, заставляет вспомнить дело годовой давности. Тогда следов кукловода, влиявшего на людей, найти не удалось; может быть, в этот раз повезёт больше?


» Интриги на политической арене всё набирают обороты. Международный терроризм подходит к своим акциям устрашения всё с большей фантазией, и вместо простого убийства неизвестного широкой общественности физика разыгрывает не очень красивую, но весьма кровавую драму, в которую оказывается втянута доктор Сноу. И всё бы, может, пошло, как и задумывалось, если бы операция не привлекла внимание британской разведки.


» Когда разведки двух стран работают вместе, в теории это должно способствовать улучшению политических отношений между ними. На практике обычно получается всё строго наоборот, а агентов вообще принято пускать в расход, чтобы не разглашать подробностей операции. Сложности начинаются тогда, когда агент умирать не хочет: его приходится искать по всему миру.
Иногда для того, чтобы геройски умереть.


» Когда Мелеос придумал и создал Басанос, он не знал, что из этого выйдет — но не вышло по обыкновению ничего хорошего. Обладающие собственной волей к жизни, карты стали страстно желать свободы.
Многократные попытки, однако, так ни к чему и не привели; даже отчаянный порыв использовать Люцифера провалился. Но теперь у колоды всё же есть шанс получить желаемое: когда Маг оказался связан со Жрицей.


» Шпионские игры изящны только на экранах кинотеатров. Когда же на одном человеке на самом деле сходится интерес сразу трёх разведок от трёх различных стран, ему остаётся не такой уж и богатый выбор - либо застрелиться самостоятельно, не оставив посмертной записки, чтобы навсегда унести тайны с собой в могилу, либо довериться милости провидения. Особого шарма ситуации добавляет то, что провидение со свойственным себе юмором милость решает представить дьяволом, работающим на Mi-6.


» Готэм всегда был неспокойным и тёмным городом, в котором пышным цветом распускаются неприятности. Однажды ночью Бэтгёрл, ища, кому бы принести справедливости, сама едва не стала жертвой мирового зла, на этот раз — опять — принявшего обличье ополоумевших сектантов, которым не по вкусу вмешательство в их дела. Но помощь нашла девушку самостоятельно, пусть и в очень неожиданном обличье.


» "Плавящая чума" постепенно захватывает Землю, мало интересуясь попытками человечества остановить её распространение. Повсеместное использование высоких технологий на этот раз сработало против их создателей; спустя всего два месяца после регистрации первого заражения вирус добирается через океан и до России, занимая всё новые вычислительные мощности. Благодаря его вмешательству весь мир оказывается под угрозой ядерного удара, поскольку военные больше не могут повлиять на системы запуска; агенты десятка спецслужб пытаются придумать способ разрешить эту ситуацию с минимальным числом жертв.


» Кажется, что после патрулирования ночных улиц Готэма удивляться чему-нибудь невозможно, особенно когда дело касается виртуальных пространств, где самое страшное, что может случиться - бесконечный цикл. По крайней мере, для двух программистов, каждый из которых в одиночку способен взломать информационные системы Пентагона за утренней чашечкой кофе. Но у вируса, проникающего сквозь любые щели, другое мнение: ему нужно всё больше вычислительных мощностей, и только запущенная система отлично подойдёт для его целей.


Ноябрь


» Несколько месяцев назад архангел Михаил, неудачно воскрешённый пародией на Творца, был вышвырнут тёмным клинком Люцифера в неизвестность. Бардак в мультивселенной и пустующий трон Бога - веская причина попытаться найти его; однако никто не знает, что именно может таиться в черноте карманного измерения, ведь тварь, считающая себя Яхве, порядком ослаблена - но не мертва.


» Под очевидным всегда может найтись двойное дно. N-металл - одна из величайших загадок и для Земли, и для Танагара. Его существование противоречит половине физических законов и самой, возможно, задумке метавселенной, и появление его никогда не было случайностью. Но настоящий смысл его присутствия в их жизни, пожалуй, ни Ястреб, ни его бывшая супруга никогда не смогли бы даже предположить, если бы не вмешательство дьявола.


» "Чёрные Ястребы" больше не существуют, полковник Линкольн считается умершим, а спецагенты работают, на кого и где придётся. По меньшей мере, такова официальная версия событий. Однако при этом одновременно двое некогда связанных с "Чёрными Ястребами" людей обнаруживают недавно установленные системы слежения - и едва ли это простое совпадение. Но кому и зачем вообще может потребоваться контролировать распущенный отряд?


» Герой должен оставаться героем всегда - а то, что творится за пределами геройской жизни, принято ограждать от чужих взглядов, даже если это товарищи по команде. Но порой события, не относящиеся к рабочим будням, набирают такие обороты, что утаить их очень сложно, и случайная вспышка гнева может приоткрыть личные тайны, о которых не принято распространяться.


» Казалось бы, какая связь может быть между Иггдрасилем, архангелом Михаилом, недавно погибшим агентом британской разведки и двумя женщинами из Лиги Справедливости? Но у вселенной странное чувство юмора, и ответ на этот вопрос упрятан в золотое яблоко из садов Идунн - вот только до них нужно ещё суметь добраться.


» Говорят, многие знания - многие печали. Распутанный клубок прошлого, таивший в себе пятнадцать миллиардов лет событий и перерождений, переворачивает половину мультивселенной с ног на голову. И приводит к весьма неожиданным кадровым перестановкам в Аду.


» Иногда следовать воинскому долгу - не лучшее, что можно придумать. Самоотверженное решение Картера Холла вернуться на Танагар без ведома супруги заставляет начать вращаться шестерёнки событий, которые неизвестной силе удалось остановить на много миллиардов лет. Тайны прошлого, пролежавшего в забвении почти пять тысячелетий, способны полностью изменить расстановку сил в мультивселенной.


Октябрь


» Иногда темнейшую ночь года согревают не просто кострами, но кострами по учениям самого Торквемады, сжигая для большего тепла еретиков и оккультистов. И всё, на что остаётся надеяться в таком случае магу, примотанному к столбу - так это на собственную хитрость и помощь одной летучей мыши.


» Опасно раскачавшееся равновесие вселенной заставляет многих желать большего, чем обычно. Ночь Хеллоуина ведьмы называют Самайном. Темнейшая - так говорят - ночь в году, когда нечисти дано право резвиться среди живых; ночь горящих костров - и ночь Дикой Охоты, мертвецов с призрачными гончими, которой жаждется весь мир уронить в белую зиму.


» И даже на обычной школьной экскурсии с океанологом всегда есть шанс оказаться по уши в крупных неприятностях, ведь океан - живой, и он не любит, когда ему причиняют боль. Как не любит и его король.


» Вирус прорастает в технологиях Земли всё глубже, захватывая не только системы искусственного интеллекта или "умные дома", но и сервера игр с миллионными аудиториями. Хотите посмотреть на Чудо-Женщину, которой приходится стать бардом? Надевайте очки виртуальной реальности - и присоединяйтесь.


» Высокие технологии - не всегда благо. На Землю попадает вирус, превращающий технологические импланты и органику в одно целое; поражено огромное количество управляющих узлов - от школ и больниц до военных объектов с ядерным вооружением. Микробиологи и биоинформатики ВОЗа близки к панике и объявлению эпидемии "плавящей чумы".


» В городских легендах и слухах порой возникает странный и мерзкий шепоток, который говорит о той грани недопустимого, что пугает даже бывалых наёмников. О культе, про который не принято говорить и думать, ибо он настолько мерзок, что даже его упоминание вызывает отвращение.
О культе, в котором плоть человеческая превращается в хлеб.


★ топы

DC: Rebirth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: Rebirth » Настоящее время » We're Not In Kansas Anymore [Shiera Sanders-Hall, Caitlin Snow]


We're Not In Kansas Anymore [Shiera Sanders-Hall, Caitlin Snow]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://sd.uploads.ru/t/BAvYj.png

» игроки: Shiera Sanders-Hall, Caitlin Snow
» место: Земля Прайм, Лаборатория СТАР, Асгард.
» время действия: 6 ноября 2017.
» описание: Каждое путешествие запоминается чем-то необычным и даже восхищающим. Кто-то привозит магнитик на память, кто-то снимает забавное видео. Но, ни магнитика, ни видео из Асгарда не привезешь, особенно если в это, казалось бы, сказочное место ведет товарищ по команде...

+2

2

Да под гору буйны головы сложили.
Белый город — да не плачет. ©

Смерть дьявола, на самом деле не бывшая смертью, накладывала определённые ограничения на ту информацию, которую Эра — ах, нет, здесь она по-прежнему всё ещё была Шаирой Сандерс-Холл, и пока она решила ничего в этом вопросе не менять, — могла выдать коллегам. Ей пришлось знатно поломать голову над тем, как, во-первых, утаить шило в мешке от остальных товарищей, которым совершенно не требовалось знать про то, как и зачем Орлица хочет в Асгард, проведя весь визит за их спинами, и как, во-вторых, преподнести мисс Сноу, уверенной в гибели Блэка, такое роскошное предложение, как визит к германо-скандинавскому пантеону в нежные объятия.
Сам супруг предложил сослаться на свои контакты в британской разведке, поскольку там Фрост фигурировала в его отчётах; очень долгий проникновенный взгляд, которым герцогиня наградила его в ответ, описать было сложно, но особого воодушевления в нём однозначно не наблюдалось. По долгу геройской службы жрице приходилось сотрудничать со многими ведомствами, и она совершенно точно могла сказать, что из итальянской мафии выжать что-то полезное в миллион раз проще, чем из Ми-6 с их тысячетонным англо-саксонским упрямством.
В конце концов, однако, легенду можно было счесть удовлетворительной. В пределах расследования смерти Сэмюеля Шаира в целом могла позволить себе творить если не всё, то многое; его конфликты с асами уже всплывали и на широкой публике, визит с вопросами в них укладывался вполне неплохо, и Кейтлин, как он уточнил, об определённой напряженности в отношениях со скандинавскими богами знала так же. Фыркнувшая что-то в достаточной мере ироничное по поводу умения женщин вытягивать правду даже из дьявола, впрочем, совершенно беззлобно, Орлица отправилась очаровывать саму Сноу.

Они были знакомы по Лиге и даже как-то выполняли парочку миссий вместе. Не сказать, чтобы они были подругами, конечно; но между ними никогда не было конфликтов, что в сложившейся ситуации было вполне неплохо. Тщательно отмерив искренности в своём голосе и на скользких моментах сославшись на секретность, сквозь которую пробиться ей до сих пор не удалось, жрица пересказала аккуратно выверенную версию, почему ей для этой авантюры нужна именно Кейтлин, и затаила дыхание.
И — о чудо, — та не стала отпираться. Может быть, её прельстила возможность любознательно потыкать палочкой в асов с чисто научной точки зрения, да и сильно возмущаться на тему возможности прихватить из Асгарда что-нибудь полезное валькирия не стала. Им всё равно светили неприятности, и пара унесённых артефактов ничего бы существенно не изменили. Если Фрост при этом почувствует удовлетворение учёного, дорвавшегося до интересных игрушек — да всегда пожалуйста, Шаира готова была принести ей мешок.
Или даже два.

Обсудив все очевидные возможные подводные камни мероприятия, женщины почти обоюдно — под очень аккуратным нажимом девы битв, который действительно был скорее мудрым советом, — пришли к решению, что начинать путь лучше не отсюда, и договорились встретиться в штабе на следующий день, подготовленными ко встрече с прекрасным. Конечно, в результате они наверняка что-то не учли, но, по крайней мере, они старались обезопасить себя максимально.

***

Золотое сияние рассыпалось опаляющими искрами, а когда опало — обеих женщин уже и близко не было в Америке. Вихрем проскользнув между расстоянием и вероятностями, Эра перенесла их далеко на север, на исландские скалы Вестфьорда в самой западной их точке, где единственным свидетелем их появления могли бы быть птицы — но все они уже давно снялись в путешествие на юг, а оттого вокруг было тихо и пусто. Далеко внизу, у подножия плескались холодные свинцовые волны, тягучие и неприветливые, но в чём-то по-своему притягивающие; жрица несколько минут задумчиво вглядывалась в них, подойдя к краю, и затем отступила, стремительная, белоснежная, точно призрак.
— Чем хороша Исландия, так это тем, что при её населённости сложнее найти место, где люди есть, чем абсолютно пустое пространство, — поделилась Шаира со своей спутницей. — Отсюда добираться до Асгарда намного проще, чем из Америки. Вера в древних здесь крепка… Да и боги заглядывают сюда чуть почаще, чем в остальной Мидгард. Сейчас мы попробуем сделать довольно коварную вещь и зайдём в Град Богов не через главный вход. Много столетий назад я служила Одину, как валькирия, и если с самим Одином у нас отношения сложные, как, впрочем, это у него бывает со всеми, то сёстры мои всё ещё меня помнят. Мы видимся с ними порой.
Сосредоточенно покопавшись в набедренной сумке, Орлица вытащила небольшой чёрный чехол, вытряхнула из него плеер и протянула Кейт, аккуратно вложив его в холодную женскую ладонь.
— Держи. Наушники вакуумные, я очень надеюсь, что сквозь них не пробивается никакой звук; по крайней мере, при правильно выставленной громкости мне помогало. Для того, чтобы позвать сестёр, мне придётся петь… И Песнь Павших — это совершенно не то, что нужно слышать живым, — объяснила она, спокойно и строго посмотрев в чужое лицо. — Зацепишь хоть одну ноту — можешь уйти туда, откуда назад дороги нет, и я не уверена, что смогу тебя вытащить быстро и без потерь даже с помощью других валькирий. Как можно будет снова слышать — я покажу. Не волнуйся, это не так уж и долго.

Выдернув из земли копьё, она провернула его в руке привычным отточенным движением, сняла со спины щит и, глубоко вздохнув, с силой ударила о него оружием. Тоскливый, глухой звук, так странно вплетавшийся в суровый северный пейзаж, полетел над скалами, совершенно не торопясь затихать, и в нём слышалась горечь — и одновременно надежда. Орлица остро взглянула на Сноу, ища у неё подтверждения тому, что можно начинать.
Взор её, подёрнутый изнутри золотой дымкой сейда, что был древнее, чем сама земля под их ногами, обжигал не хуже прикосновения.

+2

3

А не переспросить ли еще раз то, что Сноу только что услышала. Ни для кого не секрет, что она была твердым приверженцем того, что наука – творец прогресса, да и всего на земле. Оу, милочка, пара посиделок с Дьяволом тебя ничему не научили? А тусовка с норвежской богиней, нет? А что насчет еще парочки героев, обитающих в рядах Лиги? С таким послужным списком можно было уже причислиться к ряду верующих в магию, ну или на крайний случай, записаться в кружок матемагии. Что, нет таких? Будем первооткрывателями.
   По правде сказать, когда ее лабораторию посетила миссис Холл, Кейтлин была удивлена, но и заинтригована тоже. С первой же секунды, как только они с Орлицей пересеклись взглядами, Кейт поняла, что ее ждет что-то интересное. И не прогадала. Довольно забавно, что даже будучи попадав в кучу неприятностей, связанных с какими-то высшими силами, Сноу никогда не отказывала себе в удовольствии посетить какое-то странное и даже сказочное, волшебное место. Расширить горизонты и поверить всему на свете. Или как там говорится. В общем, наступить или потанцевать на своих собственных же граблях, почему бы и нет. Мысленно, Сноу уже согласилась на все, что бы не предложили. Нет, ей нравилось проводить время в лаборатории, в своей собственной стихии науки и исследований, но заданий становилось все меньше, а становиться пленником своих же реалий, совсем не хотелось. Тем более, по словам девушки с крыльями, путешествие, прости Господи, в Асгард, могло открыть для доктора Сноу совершенно новые двери. А что может быть заманчивее.
   Наверное, только из-за того, что в свое время она уже пережила неведомой простым людям херни, Кейтлин без колебаний стала собирать свои вещички. Минимальное количество гаджетов, которое может понадобиться, а так же пояс с тепловыми капсулами на случай непредвиденной ситуации. Пока Кейт «жила» в лаборатории, у нее было время улучшить и свои собственные гаджеты. Интересно, там, куда они направятся, есть вай-фай? Было бы кстати. Но об этом стоило лишь гадать.
Будь они знакомы еще чуточку дольше и ближе, Сноу наверняка начала бы ныть по поводу холодной и неприветливой обстановке… а нет, не начала бы, но это так, к слову. Хотя, сама атмосфера и вправду была ледяной и отвергающей. Да, это вполне ей подходило. Как в старые, но не совсем добрые, времена.
   — Сделаем вид, что мы обе понимаем, что это значит, — ответила Сноу, оглядевшись по сторонам. Асгард, боги, Мидгард, Град Богов, Один, это лишь часть тех новых, нет, скорее, забытых старых названий, которые вновь всплыли на поверхность. В школе Кейт наверняка увлекалась подробной мифологией, она точно не могла вспомнить, но, что интересно, чем чаще эти странные понятия появлялись, тем больше она вспоминала. Приняв от Орлицы плеер, она с неким недоверием посмотрела сначала на него, затем на девушку. – Надеюсь, там есть что-то действительно тяжелое. Именно сейчас, мне этого и не хватает, — Кейтлин воткнула наушники и выбрала песню, которая, наверняка должна была еще несколько дней ассоциироваться именно с этим моментом. – Л-а-а-а-адно. Если ты говоришь, надо, то кто я такая, чтобы спорить. – И это было верно. Связываться с древней магией (?) в одиночку ей не хотелось, так пусть это делает тот, кто с ней знаком.
   Выдохнув, Кейтлин покачала головой и вновь подумала о том, на какие глупости еще можно пойти ради такого. Почему то в мыслях промелькнул образ пышногрудой оперной дамы в рогатом шлеме, исполняющей арию где-то в парижской опере… Лучше бы Кейтлин этого не видела. «Ну, погнали, что ли», — произнесла девушка вслух, но не услышала собственного голоса, значит, наушники работали. Сноу кивнула Орлице, давая знак, что можно начинать.

+2

4

Затопленные расплавленным золотом глаза валькирии скользнули по Кейт, уже почти ничего не выражая, затем ушли невидящим взором вдаль, в плескавшиеся волны, в скалы, об которых много веков бился ветер, стирая гранит своими холодными пальцами. Вокруг царило одиночество — и жуткий, ирреальный холод, не имевший ничего общего с плохой погодой, что для северной Исландии, в общем-то, не была большой редкостью.
Тьма времён всматривалась в женщину, пришедшую сюда вновь, и в этом взгляде были гладкие бока драккаров и огни сожжённых церквей. Прошлое, что давно ушло, но чья память по-прежнему крепка.

Провернув копьё в ладони, воительница вновь ударила им о щит, и глухой, тоскливый звук протянулся вновь, нарастая, точно рокот при землетрясении. К третьему разу он был всюду — и звенел сам по себе. И тогда — тогда дева битв запела, подняв глаза к серому низкому небу, и её голос, сильный и тревожный, полетел над землёй; в нём слышались отзвуки битв и стоны умиравших, звон клинков и звуки костров; в нём смерть сплеталась с новой жизнью.
Она запела, как прежде, в каждое слово вкладывая часть собственного существа, и это было и поминальной службой по каждому, кто погиб, и призывом к тем, кто реял над войнами, и гимном всему тому, что ещё свершится впредь. Песнь, не имевшая ничего общего с реальным, живым миром, билась о скалы серебряным дождём.
И те, кто должен, услышали её.

Эра не поняла, как они оказались здесь, потому что обычной радужной вспышки, знаменующей открывшийся Бифрёст, не было. Две крылатые лошади опустились на край плато, но вместо обычного цокота копыт они были бесшумны.
Гостьи, закованные в доспехи, смотрели на певчую птицу.

"О ком плачешь ты, лебяжья дева?"
"Я плачу о тех, кто пал в Девяти мирах, но не увидел света. Я плачу о тех, кто заблудился во тьме."
"По кому поешь ты погребальную песнь, вестница смерти?"
"Я пою о тех, кто кровью залил чужие мечи, но не нашёл покоя. Я пою о тех, кому в вечной скачке мчаться меж звёзд на мёртвых конях."
"О ком скорбишь ты, белая всадница?"
"Я скорблю о воинах, путь свой прервавших не так, как было должно. Я скорблю о муже, кто, вернувшись домой, не найдёт жены."

Рядом с вбитым в землю копьём Шаиры вошло ещё два древка.
— Мы оплачем их с тобой, сестра, — произнесли в унисон женские голоса.

И мелодия продолжилась, сплетаясь в удивительный мираж, в звёздную пыль, в отблески пламени на оружии; и когда затихла, то мир вокруг, казалось, не в силах начать жить. Плач тех, кто приносит смерть и войны, редок, и каждое слово, каждая нота в нём наполнена таинством, которое не под силу познать никому иному.
Несколько долгих минут стояла абсолютная тишина, и женщины смотрели друг на друга, зная, что им не нужно ничего говорить.

Затем воительницы обнялись под звон своих кольчуг. Изящная, точно фарфоровая статуэтка, Шаира на их фоне казалась хрупкой, а белые крылья придавали ей оттенок чужеродности — ангел в силках солдат, но затем они рассмеялись все вместе, и стало понятно, что узы, связавшие их много столетий назад, всё ещё крепки. Спросив разрешения, девы битв огладили и оперение её, расставшись со своими перчатками, восторженно воскликнули, напоминая птиц, рассмеялись вновь.
Сандерс сделала лёгкий жест рукой, взором указала на стоявшую чуть поодаль фигуру учёного, выражавшую определённый скептицизм ко всему происходящему. Гостьи этого места, полного древности и одиночества, кивнули, соглашаясь.

Жрица подошла к Кейт, коснулась её плеча и, улыбнувшись, сделала жест, что можно вытаскивать наушники. К ним приблизились и обе валькирии, ведущие на поводу своих белоснежных крылатых коней, косивших на незнакомок умными лиловыми глазами. Один из них, пофыркивая, потянулся ко Сноу и с интересом обнюхал её волосы, затем — лицо, обдав жаром дыхания, всхлестнул хвостом и гордо задрал голову, красуясь перед новым зрителем, за что заслужил немедленный шлепок по крупу от хозяйки.
— Это моя товарка по оружию, Кейтлин Сноу, — представила Эра свою спутницу.
Валькирии кивнули; та, что была повыше, статная женщина с золотыми волосами, собранными в две длинных косы, сняла с себя крылатый шлем и повесила его на луку седла. У неё было красивое резкое лицо, напоминавшее вдохновенные плакаты времён Второй Мировой про то, как должна выглядеть идеальная девушка арийской расы.
— Имя мне — Бруннхильда, — представилась она. — Рада приветствовать тебя на этой земле, коли ты друг Хервёр.
— Имя мне — Мист, — произнесла следом и вторая, повторила спустя мгновение ритуальную фразу вслед за предводительницей, — рада приветствовать тебя на этой земле.
Переминавшийся с копыта на копыто жеребец опять потянулся к Фрост, за что получил тычок по морде и, изобразив смертельную обиду, хлопнул крыльями, отвернулся к морю, но мягкие бархатистые уши всё равно стояли торчком, внимательно прислушиваясь к происходящему.

— Рассказывай, сестра, что привело тебя к нам. Зная тебя, не верю, что заглянула ты в гости просто так, — чуть печально улыбнулась Сигрдрива. — Я помню, что даже на пирах в Золотых чертогах тебя было не дождаться.
— Такова жизнь, Брунн, — несколько беспомощно развела руками Альвис, и в её голосе звякнула грусть.
Она тоже хотела бы, может, среди них в хмельном танце кружиться с эйнхериями, которых прежде обносила вином, но ей никогда не могли даровать этого. Впрочем, теперь ей не приходилось о том и сожалеть — вместо вечности средь дочерей войны она получила вечность, что была несравнима темнее — и жарче.
И счастлива была тому.
— Мы всегда знали это и не виним тебя. Что за помощь нужна от нас? Коли ты пришла не одна, дело у тебя серьёзное.
Рыжеволосая женщина кивнула:
— Так и есть. Мы с Кейт ищем следы одного… Мужчины; по странным путям родства он приходится мне дядей от моего неудавшегося отца. Его звали Сэмюел Блэк, и чуть больше полутора месяцев назад он погиб. С Одином у него были крайне напряжённые отношения, и я знаю, что незадолго до смерти он путался с северным пантеоном. Что-то искал.
— Хм… — Мист задумалась, опираясь на спину своего маунта. — Высокий брюнет?
— Да.
— Ты знаешь, что я не одобряю нынешней политики Одина, — с лёгким неудовольствием кивнула предводительница Валькириора. — Но я всё ещё названная дочь его. Ты жаждешь мести, Хервёр?
— Нет. Я отдаю дань памяти и должна закончить то, что он начал, — твёрдо ответила Эра. — Но не ищу чужой крови. Хотя, конечно, перспектива закатить скандал Всеотцу посреди Вальхаллы выглядит увлекательной. Такого в моей практике ещё не было.
Валькирии рассмеялись, легко и беззлобно.
— Воистину, — согласилась Бруннхильда. — Что же, сестра, я верю тебе. Мист?
— Я тоже верю Хервёр, — кивнула вторая вестница смерти.
— Мы поможем вам добраться в Асгард. Долг не может остаться невыполненным, нам ли этого не знать. Твоё лебединое оперение…
— Всегда со мной, — улыбнулась жрица.
— Кейт, — обратилась Сигрдрива к Фрост, и в её устах короткое имя прозвучало неожиданно мелодично, — тебе придётся поехать со мной на моём жеребце, ибо я вижу, что ты смертна. Но моя аура скроет тебя, пока ты не шагнёшь в Валькириор, а дальше до тебя привратнику не будет никакого дела, ибо на нас ему смотреть всегда было неинтересно.

Легко вскочив в седло, дева битв протянула Сноу руку, помогая взобраться на широкую лошадиную спину и устроиться позади неё. Мист тоже запрыгнула на маунта, легко пристукнула пятками сапог по его крутым бокам; пегас фыркнул, раскрывая крыла.

+2

5

Сноу никогда бы не подумала, что Орлица имеет какое-либо отношение к скандинавской мифологии, к Одину и прочим странным личностям, охраняющим север. Было бы уместно пошутить про Игру Престолов, но в виду своей занятости, Кейтлин так и не досмотрела третий сезон. Шаира больше подошла бы ко времени правления фараонов или же ацтекской культуре, как жрица в храме или и вовсе какое-то божество с крыльями. В голове пронеслись образы ацтеков в головных уборах из перьев, приносящих в жертву человека, во имя благосклонности богини. Что же, не самый худший вариант. Но, поскольку Кейт немного знала о своей спутнице (лишь то, что было дозволено), не составило особого труда предположить, что эта крылатая особа представляет  немалую угрозу, а значит, нужно было быть настороже. Впрочем, как и всегда. Как и со всеми.
   Кейтлин для пущей уверенности крепко зажала уши ладонями, боясь, что даже сквозь наушники просочится те ноты пресловутой песни валькирии. Как же это все странно звучало в голове девушки. Но, Сноу даже уже и привыкла к странностям, так что наиболее явные мысли вроде «какого черта», «этого быть не может», оставались глубоко внутри. Дошло до той степени, что даже звук играющей музыки в наушниках, отошел куда-то на второй план, так привязано было внимание доктора Сноу ко всему происходящему. Если кратко, то Кейт решила просто отбросить весь свой научный подход и довериться магической, или какой там, мифологической(?) составляющей.
   И не прогадала на самом деле. Фрост ожидала чего угодно: лучей света, откуда спустятся крылатые воительницы,  радужного моста\как\он\там\называется, или же того, что небеса разверзнутся… что-то такое. Яркие вспышки света, чувство невесомости или же раскол льда под ногами. Но, не совсем так. Поднялся ветер, который, для обычного человека, показался бы чудовищно холодным, выбивающим из тела все тепло, но для Кейтлин, это был лишь незначительный пустяк, который лишь невидимыми волнами пытался сбить ее с ног. Но и к такому она была готова. Взглянув наверх, Кейтлин увидела двух приближающихся всадниц, которые, видимо и явились на зов Орлицы. Любопытный факт: Валькирии не появляются под «Полет Валькирий». По крайней мере, в этот раз они снизошли под хардкорный ритм гитарного соло, но точно не под оркестр. Еще один миф развенчан. Забавно, но за тот промежуток времени, пока Кейтлин плавала в этой мифологической среде, то успела сгенерировать массу всевозможных клише и стереотипов на эту тему. И, что самое интересное, это был еще не предел. Да, Сноу, наверное, за все то время, проведенное в ЛСА, даже научилась шутить. Нет.
   Кейтлин на самом деле даже сама не ожидала, что увидит, но эти воинственные девы вовсе не выглядели так, как описывали в книгах или на сцене театра. Ну, не совсем. Их смех и дружелюбие по отношению к Шаире передавали некий положительный настрой. Сняв наушники и сделав шаг вперед, Кейтлин отклонилась от лошадиной мордочки. Обычно, животные обходили ее стороной, чуя враждебность, но этот жеребец проявлял явное любопытство и интерес с холодной гостье.
   — Брун и Мист… Поединок, Туманная, — еле слышно, сама себе прошептала Кейтлин, оглядывая двух дев. – Откуда я это знаю… — Воспоминания вдруг обрывками пронеслись в ее голове. Что-то старое, еще из детства, то, что Сноу уже давно забыла. – Рада встрече, — ответила Фрост, кивнув обеим валькириям, хотя и не совсем понимала, как следует вести себя в таком обществе. Что-что, а Кейт всегда следила правилам в таких случаях. Она, как и всегда была немногословна и следовала за своей спутницей, а то, мало ли что сделает не так.
   Девы битв вновь проявили интерес к тому, что же их сестра делает здесь, а Кейтлин внимательно слушала.  Когда имя Дьявола прозвучало в разговоре, Сноу перевела взгляд на Орлицу. Все это никак не укладывалось в голове. Впрочем, точно так же, как и ее неуместное имя, звучавшее, тем не менее, все еще мелодично из уст одной из Валькирий. Пытаясь сохранять  непоколебимый и спокойный вид, девушка коротко кивнула. «Что же, всегда мечтала прокатиться на крылатой лошади». Кейт приняла помощь. До этого момента, она никогда раньше не ездила верхом, а уж тем более на… волшебном жеребце? Неплохо для первого раза. Фрост мельком взглянула на Шаиру и пожала плечами. Она понятия не имела, что ее ожидает впереди и это чертовски пугало. Всегда полагаясь на науку, теперь ей пришлось положиться на что-то ей не совсем еще знакомое.

+2

6

Мечи обнажив,
на диких конях,
не знающих седел,
прочь мы умчимся. ©

Убедившись, что женщина устроилась на спине жеребца, дева битв строго велела Сноу обнять себя за талию. Спина маунта была достаточно широка, но всё же особым комфортом такой способ перемещения не отличался: приспособлен поскольку всё больше был для перевозки мертвецов, которые в силу своей нематериальной природы претензий обычно не имели.
— Не беспокойся, — усмехнулась Сигрдрива одними губами, вновь надевая на голову шлем, — этот полёт не будет долог. Путь в Асгард отсюда короток; пока есть вера — есть и широкая дорога. Пошёл!

Обменявшись мягким касанием с Мист, которая предложила сестре занять место позади неё на спине второго пегаса, Эра отрицательно качнула головой, развела руки — и оделась в лебяжье оперение, в мгновение призвав его из пустоты безвременья. Крупная белоснежная птица, тяжело ударив крыльями по воздуху, взмыла вверх; следом сорвались и кони, легко вздыбив копытами свежий морозный воздух.
Голая холодная земля отнеслась к их уходу равнодушно; волны, что плескались об эти скалы сотни лет, продолжали плескаться и дальше, с невероятным упорством разбиваясь о прибрежные камни. В Исландии почти ничего не менялось вот уже тысячу лет — да не будет меняться и дальше, и вестницы смерти, озарившие это плато собою, вскоре останутся только воспоминанием для тусклого северного солнца, белыми призраками, исчезнувшими так же стремительно, как и появившимися.

И спустя миг их проглотил лёгкий туман с привкусом крови, сменивший собою тянущиеся по небу облака.
Скачка на грани полёта в нём заняла от силы десяток секунд объективного времени; вскоре тяжёлые копыта лошадей уже опустились на вымощенный брусчаткой подъезд к конюшне. Эра и Кейт едва ли даже успели как следует насладиться зрелищем града богов, выстроенным в идеально выверенной форме валькнута, когда воительницы направили складывавших крыла скакунов внутрь здания.

— Добро пожаловать в Асгард, — объявила Мист, соскакивая на пол и беря зверя под уздцы, — ответственности за поломанную психику по итогам экскурсии не несём.
Её жеребец, осознавая, что ему сейчас опять придётся отправляться в стойло, сильно осчастливленным не выглядел, но валькирия, похлопав его по крупу, решительно повела коня в сторону денника, и тот, мрачно отфыркиваясь, побрёл следом. Эра, уже скинувшая с себя лебяжье оперение и вновь бывшая женщиной, а не птицей, добродушно рассмеялась, протягивая руку Кейт, чтобы помочь той спуститься с высокой спины маунта — не опираясь на стремена, задачей это было не самой простой.

— Хервёр, — окликнула сестру Сигдрива, — ты знаешь, что искать?
В задумчивости воительница закусила нижнюю губу. Знала она отлично; проблема была только в том, как это описать, не зародив никаких ненужных подозрений что со стороны других валькирий, что со стороны Сноу. Последней вообще ещё надо было как-то аккуратно преподнести мысль, что Орлица в самом деле приходится дьяволу прямой родственницей.
Несколько раз в разных вариациях, но эту часть генеалогического древа детей Яхве лучше было опустить. Смертная психика, не покорёженная родством с языческими пантеонами, не была рассчитана на такую дозу прекрасного единовременно.
От осознания, что она сама приходится Белиалу дважды племянницей, в свете высказанных догадок, возможно, сестрой, а теперь ещё — в качестве контрольного выстрела — и женой, сама герцогиня крайне веселилась.
— Знаю, — наконец тяжело вздохнула Орлица, отбросила медные косы назад, на спину. — Отметину на Иггдрасиле.
Голубые глаза посмотрели на неё чрезвычайно внимательно.
— С кем же ты спуталась, дочь войны? — Спросила предводительница валькирий с живым интересом. — С тем, кого наши боги предпочитают не называть по имени?
Жрица кивнула, мимолётную улыбку скрыв за взмахом крыла. Она знала, что Брунн чертовски умна; не будь она такой, ей бы не простоять было столько лет на службе старого Игга, и наверняка старшая из дев битв догадывалась, всмотревшись в существо названной своей сестры, что та хранит много больше тайн, чем желает открыть.
Но едва ли яростная дева щита на самом деле могла понять масштаб тех секретов, что стояли за белокрылым призраком с топкими малахитовыми глазами, ибо пока сама Эра не понимала этого до конца.
Блондинка усмехнулась и указала гостьям на выход, пояснив, что нагонит их, как только расседлает своего жеребца, а дорогу-то Хервёр уж как-нибудь упомнит.

Приобняв Сноу за талию, женщина увела её прочь.
— Чуть больше десяти лет назад в Асгарде была эпическая и весьма даже успешная попытка устроить Рагнарёк, — вполголоса объяснила Сандерс своей спутнице, — но потом пришёл Люцифер и всё испортил, это такая славная традиция. Тогда на Иггдрасиле погиб архангел… У меня есть большие подозрения, что Блэк искал именно его, и свара с моим чудесным бывшим домом на этой благодатной почве для него вышла не такой уж безобидной.

И какое счастье, что сам дьявол супругу к этому моменту не слышал. Его гомерический хохот запросто нарушил бы славную идиллию двух очаровательных женщин из Лиги Справедливости.

+2

7

Сказать по правде, слух о смерти Падшего, преследовала ее некоторое время. Сначала, ей показалось это какой-то шуткой или же, действительно, расползшимся слухом, но вспомнив, что ряды героев не отличаются любовью к юмору, решила не обращать внимание. Но, черт возьми, Дьявол мертв? Что-то не очень в это верится. Ведь мир еще не сошел с ума, и ничего не произошло, а ведь он занимает не последнее место в… ну, рулении жизни, что ли. Кейтлин бы и сказала, что этого не может быть, но, как она уже говорила ранее, привыкла к невозможному. А вот сегодня, все эти слухи подтвердились благодаря ее крылатой спутнице. Раз уж, валькирии и Асгард существуют на самом деле, то и смерть Сэма вполне реальна. Даже на спокойном лице Сноу промелькнули нотки нервного напряжения. С каждой новой миссией, наука уступала на второй план и ей это не нравилось. Даже не смотря на то, что у них с Орлицей был уже вполне готовый план, Кейтлин не до конца понимала, что будет происходить дальше.
Но, чем дальше заходило их путешествие, тем интерес к окружению разгорался в Кейтлин сильнее.
   Что скрывать, Фрост на мгновение захотелось остановить время, чтобы внимательнее все исследовать, от облаков, до асгардской науки… или магии? Что там котируется больше? Запах, витавший в воздухе, вдруг воссоздал в голове девушке чудовищные картины битвы. Кровь, крики, смрад и чувство отчаяния. Прямо как тогда, во время войны. Кажется, именно тогда они с Блэком виделись в последний раз. Именно тогда, Кейтлин сбежала из своей же лаборатории. Кто-то скажет, что она струсила, что она могла бы каким-то образом повлиять на истеричное поведение Дьявола, но нет, Сноу лишь спасала свою жизнь, как и всегда. А теперь, ей казалось, что она должна была поступить иначе. Снова эти противоречия в сделанном выборе, куда же без них.
   Ступив на землю, Сноу огляделась, на этот раз не особо скрывая любопытства и научного интереса. К слову, у местной крылатой кавалерии имелось чувство юмора, даже забавно. Все окружение было ей… знакомо. Нет, не то, чтобы Сноу бывала здесь раньше, она просто вспомнила, как обрисовывала Асгард в детстве. Величественное, золотое, с щепоткой пафоса. Но, все же, чертовски прекрасно. Кейтлин сложила руки на талии и посмотрела куда-то вдаль, пока ее спутница перекидывалась чем-то с сестрами, но на этот раз, совершенно не слушала их, полностью зачарованная обстановкой. Если уж, ее поразил внешний вид, то, что будет, когда они попадут внутрь?
   Кейтлин резко повернула голову, когда Шаира оказалась рядом с ней, поясняя подробности  произошедшего в Асгарде. К слову, на этом этапе, Сноу уже ничему не удивлялась так, как раньше, так что, просто слушала то, что ей говорит Орлица.
   — Люцифер, архангел, боже, мое сознание точно это не скоро переварит, — так же вполголоса ответила Сноу. Столько событий за один короткий промежуток времени выбивал ее из колеи. – При слове «архангел», я четко вижу самое распространенное имя – Михаил, но, так как я не особо разбираюсь во всей этой теме, то могу ошибаться. Меня не совсем удивляет, что кто-то что-то здесь испортил под влиянием своего злодейского начала, но вот меня больше волнует то, что какого черта они забыли здесь? Ну, я имею ввиду, это же совершенно другая стихия. – Девушка обернулась через плечо, а затем обратно к собеседнице. – Насколько я знаю, Блэк… существо, перемещающееся в любые миры, но… я немного далека от этого. Так наша задача, найти того архангела, а что потом? И почему именно ты за это взялась? Не считая того, что это твой бывший дом, конечно.

+2

8

Конюшни Валькириора стояли чуть ниже, чем сам чертог, и Орлица увлекла свою спутницу по белой дороге, что взбиралась на небольшой пригорок; с него открывался вид на сияющий златом и великолепием град богов. Сама Эра, впрочем, смотрела на величественные дворцы, переходы и синие сапфиры озёр с заметным скепсисом — ей довелось здесь пожить, и это были не самые приятные годы в её бессмертии.
Внешний пафосный лоск Асгарда знатно терял в своей привлекательности, как только вспоминался склочный характер его хозяев.
— Это же Люцифер, — фыркнула воительница, — ну, в смысле, у него суть природы в том, чтобы портить окружающим планы, причём чем они эпичнее, тем с большим размахом Люцифер всё рушит. Так заведено. Хотя, на самом деле, его участие в этом безумии, что предотвратило Рагнарёк, спасло мультивселенную от уничтожения, которое совершенно не входило в его мечты, но способы, которым он вмешивается в судьбы, меня всегда восхищали. Да… Да, но не совсем; архангел мёртв безнадёжно, и найти его самого не представляется возможным. Нам нужно найти душу и выволочь её отсюда, потому что баланс вселенной и так находится в полной заднице, и отсутствие одного из сыновей Яхве не помогает ему восстановиться. А потом — очень оптимистичная задача живыми вернуться в Мидгард.

О, вот оно, это замечательное узкое место, в котором надо не ляпнуть ничего лишнего; они всё-таки дошли до момента задавания максимально неудобных вопросов. Не то, чтобы Эра верила, будто бы их удастся миновать вовсе, но определённая надежда в ней всё же теплилась. Некоторые смертные понимали, что многие знания — многие печали, и согласны были с этой великой мудростью.
Но только не учёные, разумеется. Эти всегда считали, что надо брать любую информацию, а уже потом разбираться, что с ней делать.
Вздохнув, женщина грациозно пожала плечами, и её белые крылья всплеснули едва заметно:
— Долг крови, Кейт. Я не могу сказать, что наша семья хотя бы отдалённо напоминает что-то приличное, в ней весело процветают все известные смертным грехи и даже часть неизвестных, но всё же — семья остаётся семьёй. Сэмюель приходится мне дядей — по отцу; я должна понять, что случилось, и закончить то, о чём хотя бы знаю.
— И кто был твоим отцом? — Спросила Брунн, неслышно подошедшая сзади.
— Метатрон, — поморщилась Шаира, — редкостный мудак, на самом деле, пафосен, как Тор после пяти бочек эля, амбициозен и, что особенно расстраивает, круглый идиот. С матерью мне повезло куда больше, но остальная часть моей семьи по отцу не так уж и плоха.
— Чудны дела, — вздохнула валькирия, потом повернулась к Сноу и протянула ей свёрток из кольчужных колец и лёгкий крылатый шлем. — Держи. В Асгарде не особенно принято обращать друг на друга внимание, но ты выглядишь слишком незнакомо. Хервёр, куда нам?
— На место свары, — безмятежно улыбнулась жрица, — отметина на Иггдрасиле находится прямо над камнем, где связали Фенрира.
Старшая дева щита закатила глаза к небу и простонала что-то про то, что видала бы она такие авантюры в следующий раз.

Дорога, пролегавшая по садам Ёрд, вывела их к огромному Ясеню, чья крона стремительно уходила в небеса и терялась там; запрокинув голову, Альвис внимательно всматривалась в переплетение ветвей, потом чуть слышно цокнула языком и поманила спутницу к себе. Как и предполагала она ещё в Аду, Древо не зарастило себе ожог окончательно, и пройдёт не одно столетие, прежде чем оно могло бы полностью оправиться от той вспышки энергии, что опалила его безумным костром. В Михаиле силы было едва ли не больше, чем во всём Асгарде целиком.
— Я даже не понимаю, почему оно устояло, — повторила её мысли Сигрдрива, задумчиво ткнула носком высокого сапога в вылезавший из-под земли узловатый корень. — Мы тогда пытались объяснить Всеотцу и Хели, что это отвратительная идея, но, сама понимаешь, уж если им что-то стукнуло в голову… В общем, когда Лучезарный тут появился, это было ожидаемо.
— Вам повезло. При его стиле решения проблем Асгард хотя бы вообще уцелел, что уже немало, — заметила жрица.
Дева ярости улыбнулась едва заметно, но кивнула. Утешение было слабым, но она, некогда, как и прочие её сёстры, бывшая смертной, остро осознавала, что время древних богов прошло, и их нынешние амбиции совершенно не соответствуют реальности.
Орлица тем временем указала Кейт на обугленное светлое пятно на одной из ветвей, видное даже с земли, и ветвь эта явно была сухой и безжизненной долгое время: листья на ней были некрупные и сильно редели в приближении к отметине. Источник жизни для Девяти Миров, Иггдрасиль постепенно исцелял сам себя, но всё же он болел до сих пор.

— Думаю, надо попробовать осмотреть, — решила женщина наконец, — я не очень понимаю, откуда начинать, но можно попробовать прочесть что-нибудь с самого Ясеня, вдруг это поможет. Брунн, ты пойдёшь?
— Благодарю покорно, но пусть по Ясеню Рататоск скачет, — заявила валькирия, садясь на ближайший крупный камень и вытягивая ноги. — Хотите играть в белок — играйте, а я внизу подожду, потому что мне земля как-то попривычнее будет.
Беззлобно рассмеявшись, Хервёр расправила крылья и, сделав лёгкий, короткий взмах, ушла на высоту. Впрочем, она не стала кружить вокруг Ясеня долго; ступив едва ли не на самую нижнюю ветвь, дальше пошла пешком, грациозно перешагивая по огромным сукам: привлекать внимание белыми перьями на данный момент было последним её желанием. Конечно, наверняка с Одином придётся по итогам собачиться, как ни пытайся этого избежать, но хотя бы встречи с другими асами — хотелось.
Во избежание психологических травм.

+2

9

— Да уж, мы больше не в Канзасе, — еле слышно прошептала девушка, разглядывая окружение вокруг себя. Большая часть того, что она видела, вполне соответствовало ее представлению об Асгарде, но что-то было даже лучше. Наверное, тут явно сыграл ее внутренний ученый, которому только дай волю все поисследовать, что Сноу явно очень хотелось. Благо, табличек «руками не трогать», она так и не обнаружила. Бело-золотое, яркое, как и подобает вымышленному (но, как выяснилось, вовсе нет) городу. В воображении девушки, разыгрывались сотни научных открытий, которые она может совершить. Но, к сожалению, сейчас на это времени не было.
   Девушка на секунду остановилась, чтобы отдышаться. Не потому что устала, а потому что, полученная информация отказывалась плотно закрепиться в голове. Но, что не мешало доктору Сноу выдавать весьма посредственные шутки.
— Напомни мне по возвращению домой, перечитать Библию. Или хотя бы найти краткий пересказ. А то, что-то мне подсказывает, что это не последняя встреча с подобным, — девушка потерла переносицу, глубоко выдыхая, затем нагнала спутницу. – Так мы еще можем и не вернутся? – раздался очень уж шумный выход Кейтлин. – Кажется, я утюг дома не выключила… Но если честно, все это уж очень смахивает на какой-то бред. – Если бы Кейтлин только знала, что ждет ее дальше, но не спешила бы так с выводами. Тем более, как известно, чем дальше, тем все забавнее становится.
   Поблагодарив валькирию за временное прикрытие, Кейтлин повертела в руках шлем, оценивая его выделку. Смотрелся весьма изящно, да и ощупь был легкий. Хотя, она сомневалась насчет его аэродинамичности, но не то чтобы Сноу разбиралась в ковке доспех, но ей стало интересно, как он не слетает при полете. Впрочем, тот же вопрос был к другому ее знакомому, носящем похожий атрибут. Тем не менее, накинув на себя кольчужку и шлем, Сноу гордой-почти-асгардской-походкой следовала за своим гидом, не прекращая восхищаться пролетавшими мимо нее видами. Если честно, Кейтлин, хоть сама не показывая этого, любила изящество и грацию, ну, а так же, искусство. Где как не в золотом городе можно поглазеть на такое величие.
   — Племянницей, значит? – спросила Кейт, одергивая непривычное одеяние. Эта новость немного шокировала Сноу, но, она старалась особо уже ничему не удивляться. – А я думала, что моя семья была странной… — Кейтлин подняла глаза вверх и тут же забыла о том, что говорила. – Ох… вот это… ничего себе…
   Девушки обсуждали случившееся, а Кейтлин, словно завороженная следовала прямо к дереву. По ее лицу сразу можно было понять, что подобного она точно нигде не видела, а хоть и повидала уже немало странностей. Повинуясь зову своего исследовательского нутра, девушка прикоснулась ладонью к стволу. Она не знала, что последует дальше, но точно не того, что почувствовала. Одернув руку, девушка сделала шаг назад.
   — Оно… живое… — прошептала девушка. Нет, конечно, дерево было живым, как живой растительный организм, но Сноу чувствовала в нем тепло и саму… жизнь. Фрост никогда ничего подобного не чувствовала  не к людям. Это было странно и неожиданно одновременно. По указке Орлицы, Кейтлин взглянула на светлое пятно – следствие травмы и, судя по всему, пытался регенерировать, так как сгусток тепла фокусировался на том же месте. Резкий порыв ветра от крыльев Орлицы коснулся Сноу и она проследила за ее движениями, пока, наконец, та, не приземлилась на одну из ветвей.
   Фрост чуть присела и оттолкнулась от земли, делая прыжок вверх, подхватываемая ледяным потоком воздуха, а когда же она стала приземляться на ветку, то схватила слетевший с нее шлем.
   — Не понимаю, как они держатся, — пожаловалась Сноу, держа в руках крылатый атрибут. – Хотя, может это я не приспособлена… Так что мы ищем? Знаки, письмена? – Кейтлин еще раз огляделась. Она все еще чувствовала, как по ветвям течет энергия, а в ее голову закралась весьма похабная мысль, которая была дозволена лишь вампирам, употребляющим в пищу человеческое, и не очень, тепло.

+2

10

Пухлые губы Орлицы тронула лёгкая улыбка. В сознании человечества между религиозной литературой и Эдемом явно установилась нерушимая связь — оно, впрочем, и понятно было, поскольку других источников информации о любимых себе Воинство Небесное как-то предоставить не удосужилось. Им и без того забот хватало.
— Люблю Библию, это просто шикарная беллетристика. У неё есть только одна существенная проблема — полное несоответствие реальности. Будет интересно — могу одолжить Ветхий Завет с комментариями на полях. Я позвала тебя с собой ровно потому, что выйти из Асгарда может оказаться много сложнее, чем зайти сюда, Брунхильда знает это тоже. Тебя мы вытащим, мной, возможно, придётся пренебречь, чтобы ты успела сбежать вместе с тем, что мы найдём, — она равнодушно пожала плечами, — я умираю слишком часто, чтобы это меня останавливало.
Заканчивала она уже значительно тише, себе под нос, явно обращаясь не столько ко Сноу, сколько к самой себе, и в этом мягком шёпоте таилась смешанная с ехидством вечная усталость:
— Вся моя вечная жизнь отлично описывается словами "смахивает на какой-то бред". Вот прям от начала и до дня сегодняшнего.

Реакция Кейт на великое Древо была понятна. Даже для видавшей многое в своей жизни дочери богов Шаиры эти величественные растения, имевшиеся в каждом пантеоне, пробивавшие собой плоть реальностей и удерживавшие их вместе, были прекрасны, для человека же, который никогда не видел масштабов сакральных сущностей Ясень наверняка и вовсе должен был быть чем-то невыразимым.
Вполголоса она пояснила, услышав слабый возглас спутницы:
— Оно не просто живое. Иггдрасиль — и есть жизнь. Он — источник силы и энергии для девяти миров, что покоятся на его ветвях, и он питает их жизнью, которую взращивает в себе. В части уравновешенности это одна из совершеннейших экосистем.

Лёгкая дрожь Древа послужила откликом на опустившуюся рядом с девой битв ледяную красавицу; Сандерс повернула голову, взглянула на неё внимательно. Сноу броня была к лицу, хоть опытный взгляд старого солдата определил бы безошибочно, что эта женщина не привыкла к доспеху. Но ещё чуть здесь, в этом таинственном месте — и её будет не отличить от иных воительниц, благо и статью, и цветом волос она была на них похожа, как младшая сестра.
— Он тебе просто слегка велик, божественные народы обычно превосходят смертных в росте. Не знаю, что мы ищем, — чуть беспомощно улыбнулась Хервёр, — в своё время меня здесь называли Всемудрой, но это не всегда гарантия того, что я знаю правильнее ответы на все вопросы. Мы ищем то, что может показать Ясень.

Тонко очерченные ноздри валькирии хищно раздулись, когда её обостренные чувства царапнули чужие желания; вернее было сказать, что желание было одно, но очень, очень густое. Эмпатия — одновременно дар и проклятие, когда в собственной голове вечно царит какой-то бардак, перемешанный с чужими ощущениями и вспышками каких-то чувств, потому что контролировать её толком невозможно. Не помогала даже броня, оберегающая хозяина от многочисленных воздействий, ибо это не было ни телепатией, ни магией, и лежало вообще где-то вне плоскости познаваемого.
Чуть поморщившись, воительница коснулась переносицы пальцами, сильно сжала; но потом глаза её вновь блеснули раскалённым золотом.
— Я чувствую твой голод, — Хервёр щёлкнула кончиком ногтя по собственному шлему, — знаю, что ты вынуждена забирать тепло. Попроси Иггдрасиль поделиться с тобой: одна из ветвей уходит в Мидгард, так что энергия, которую он может дать, не опасна для тебя. Смотри.
Она положила ладонь прямо в середину белевшей отметины; и тонкие пальцы внезапно вспыхнули тусклым, мерным светом. Закрыв глаза, жрица глубоко вдохнула, позволяя сердцебиению замедлиться, и — упала в поток, клокотавший под корой, давая ему захлестнуть сознание сияющей сутью жизни, которую воплощало в себе Мировое Древо.
"Позволь мне смотреть. Позволь мне видеть. Позволь мне познать сквозь тебя, столп мироздания."
Рука девы щита чуть заметно дрогнула, когда откликнувшийся на зов Ясень всплеснул лёгким сиянием, запахом смолы и свежей весенней листвы, а затем разрешил гостье своей провалиться в прошлое, в три удара сердца переживая тот несостоявшийся Рагнарёк, чувствуя его корнями, вплётшимися в землю, и звёздной своей древесиной, опалённой светом тысячи солнц.
Она не видела — она ощущала всей собой, как ощущал сам Ирминсуль; горьковатый привкус отчаяния земли, хмельную дурь асов, сладковатый, мёртвый аромат Хелы, пламя двух архангелов; и безумную, яростную вспышку, едва не унёсшую всю эту ветвь с собой в небытие. Оно плакало тогда, великое Древо, и смола его тогда превращалась в золотой янтарь, который после омыли дожди.
А душа, разбившаяся о живую древесину, впиталась в его сок, чтобы бежать по венам оси Девяти миров и чтобы стать потом чем-то другим, пролившись кровью и весенней капелью. Дух архангела всё ещё был здесь, в Асгарде, он не покинул его пределов; он оплавился в золото, влитый рекой жизни в град богов и увязнувший тут навечно.

Благодушную тишину разбил громкий хохот сейдконы, убравшей руку от отметины. Сигрдрива, едва не выронив меч, вскочила на ноги.
— Эй! Сестра! Ты в порядке?! — Крикнула она, запрокидывая белокурую голову.
Пташка лежала на ветви, упав на спину, и крылья её слегка вздрагивали от подавляемого волей смеха, отдававшего лёгкой истерикой.
— В полном, — простонала Шаира, — в полнейшем даже. Яблоко, Брунн. Золотые яблоки. Какой всё-таки у Судьбы… Юмор… Выразительный.

+2

11

Кейтлин снова резко отвела руки от ствола, но даже пятками, сквозь подошву своих ботинок, она чувствовала эту дикую пульсацию, со всей силы врезающуюся в нее. На самом деле, довольно непонятное чувство, учитывая то,  что, собственно, Сноу специалист в такой области.
   — Значит, будем искать ответ от древнего дерева, да, вполне обычное времяпровождение, — совершенно меланхолично заявила девушка, взяв в руки один из листочков и погладив его большим пальцем. — И что дальше? Насколько я понимаю, у тебя отношения с асгардцами, ну так себе. Если весь этот наш план вскроется раньше времени? Или кто-то проболтается, — последнюю фразу она произнесла едва слышно. Да, у Сноу все еще были проблемы с общением, а уж тем более, ее окружали дамы в доспехах с оружием, как тут не напрячься. Хоть с виду, все это и внушало некое благоговение, но, тем не менее, этот мир был враждебен и Сноу пыталась рассмотреть все, что можно было рассмотреть, чтобы быть готовой. — Что-то мне подсказывает, что схема «тихо прийти, забрать, что нам нужно и так же тихо смыться» — не пройдет.
   Как бы Кейтлин не хотела верить в успех операции, доля сомнений все же присутствовала. Небольшая доля, процентов так на шестьдесят. Просто когда все было так легко? Будь готов к худшему. Всегда.
— Эээ, нет, я, пожалуй, откажусь, — Кейтлин брезгливо покачала головой. — Энергии у меня сейчас в избытке. — Фрост не стала напоминать о том, что, потребление тепла должно соотносится к ее расходу и если у нее случится переизбыток энергии, наступит шок и ближайшие несколько сотен метром покроется коркой льда. К тому же, это дерево, вроде как было волшебным и пусть даже ветвь уходила в Землю, Кейтлин не стала бы без особой причины и нужды впитывать неизученную энергию. Хотя вот, ученый у нее внутри во весь голос подстрекал ее сделать обратное.
А вот понаблюдать она всегда готова. Отдав бразды правления своей напарнице, Кейтлин стала смотреть на то, как она погружается в некое подобие транса. Мешать ей она не стала, мало ли что может пойти не так, если оборвать связь с... чем бы эти ни было. Сноу прислонилась плечом к стволу дерева, все еще ощущая вибрирующее тепло и скрестила руки на груди. Сноу очень надеялась н то, что Орлица знает, что делает. Фрост взглянула на валькирий внизу, которые покорно ждали свою сестру и ее спутницу с Земли. Шаира. Хервёр. Сноу хоть и знала, что у этой особы было сотни имен, но это каждый раз казалось удивительным. Вечная жизнь — об этом мечтал чуть ли не каждый, даже и сама Кейт. Хотя, с тех пор, как она переродилась, она ничуть не постарела... Формально, она может жить еще долгие-долгие годы. Если только не помрет от голода. Да, трагично. Кейтлин было интересно, ее имя было производным или же их давали за определенные заслуги? Тогда, чтобы подошло ей?
   — Ледяная ведьма, — с улыбкой произнесла Сноу, переводя вновь взгляд на напарницу. Там явно что-то происходило, что-то такое, чего сама девушка не видела. Может, даже к лучшему. Фрост махнула ладонью перед глазами Орлицы. — Шаира? Ты слышишь меня?
   Ничего. Она была далеко за пределами своего сознания и мало ли что видела там. А вот ученое сознание Кейтлин на этот раз взяло вверх над девушкой. «Раз я не собираюсь подпитываться, то хоть просто посмотрю». Кейтлин приложила обе ладони к стволу и зажмурилась. Каких-то пары секунд хватило на то, чтобы пожалеть о своем решении. Ее отбросило в сторону и Кейтлин приземлилась прямо на спину вместе с Шаирой. Перед глазами стояло нечто настолько ужасное и масштабное, что это даже восхищало. Чувства были, как в тот раз во время Гражданской Войны на пару с Блэком. Да, тогда они виделись в последний раз и расстались не очень. Встряхнув головой и отгоняя из себя все то, что она успела увидеть, Кейтлин встала и протянула руку напарнице.
— О таком предупреждать надо. Ты как, в норме? — спросила девушка, разминая спину. — Яблоки? Мы, что, сейчас о тех самых молодильных яблочках говорим?

+1

12

Лёжа на спине, жрица задумчиво вглядывалась в небо, размышляя над тем, в какой момент её жизнь пошла по такой странной спирали, что в ней просто перестали появляться новые события. Даже при учёте того, что Эра была невероятно стара по меркам вселенной, где-то всё равно должно было происходить что-то новое; но вместо... Не нужно было даже доставать руны, чтобы угадать, что случится следующим шагом.
Интересно было, как с этим чувством бесконечной усталости от реальности живёт дьявол.
— У всего мироздания так себе отношения с Асгардом. И даже у самого Асгарда так себе отношения с самим собой и друг с другом. Такова специфика пантеона — эти боги на досуге любят нажраться и помахать топором, а не вступать в длинные философские дискуссии, как олимпийцы, что накладывает определённый отпечаток на культуру общения. Дальше наша единственная цель вытащить отсюда тебя и то, что мы найдём, а с остальным будем импровизировать. Потому что других вариантов у нас всё равно, в общем-то, нет, — пояснила она спутнице настолько будничным тоном, что становилось понятно: мелочные проблемы данной вылазки были вообще последним, что беспокоило Шаиру. — Ладно, давай спускаться, Иггдрасиль рассказал всё, что мог.
Могучим усилием воли заставив себя сесть на ветви, воительница тряхнула головой, поправила шлем и спрыгнула вниз, уже у самой земли распахнув крылья. Ветер подхватил её, позволив опуститься совершенно бесшумно; Орлица уселась прямо на траве, которой поросла лужайка вокруг Древа, скрестила ноги по-турецки.

История обрастала всё более интригующими подробностями.
— Они самые, — кивнула она Фрост.
— Ты хочешь сказать, что ангельская душа впиталась в сок Иггдрасиля, — медленно протянула Бруннхильда, глядя куда-то сквозь сестру на вздымавшийся в небеса ствол Древа, — переродилась и стала золотым яблоком?
Хервёр изящно пожала плечами, от чего вздыбились белые перья на сгибе её крыльев.
— Ну да. Я же говорю, у Судьбы отменное чувство юмора.
— Больше похоже на безумие, — проворчала старшая валькирия.
— Да брось, — фыркнула жрица, — это же действительно забавно, особенно в свете того, что именно яблоко запустило всю эту весёлую историю с грехопадением… Чёрт, я, пожалуй, даже посмотрела бы на лицо архистратига, которому перескажут, в каком облике он провёл последний десяток лет.
Сигрдрива покачала светловолосой головой.
— И ты говоришь про странный юмор, белая странница. Впрочем, вопрос в другом: что ты собираешься делать теперь?
— Понятия не имею. Идунн всегда была с заметной придурью, но за Сады свои держится, как Тор — за молот, обмануть её вряд ли возможно. Я могу попробовать пробраться незамеченной, но сорвать плод там не удастся даже мне, яблони расскажут ей.
— Что нельзя украсть, то можно купить, — рассудительно заметила дева щита.
— Можно, да только что ей предложить, Брунн? Кузнец ошивается в космосе, коли что, дозваться его — ещё десять лет пройдёт, да и оружие с доспехами Идунн никогда не интересовало. Вина она не пьёт, зверей в Садах и без того с лихвой. Оперение разве что, но оно уже не раз напилось моей крови и вряд ли сможет служить ей.

Повисло тяжёлое молчание, нарушаемое лишь меланхоличным шорохом ветвей. Ясень чужд был условностям, поэтому листва на нём была весьма своеобразная — от дубовой до осиновой, а плоды с равным успехом могли оказаться как виноградом, так и жёлудем. Для звёздной древесины не было разницы, какую форму материи присвоить себе.
— Брисингамен, — вдруг произнесла валькирия.
Шаира подняла голову:
— Ожерелье?
— Идунн всегда была сорокой, — пояснила Брунн, — иначе что бы она делала в своих Садах, где одно сплошное золото. Они с Фрейей последние десять тысячелетий только и делают, что цапаются на тему, кто из них цацку краше достанет, сама же знаешь.

Прозрачно-зелёные глаза обернулись к Сноу; жрица чуть помолчала, прежде чем заговорить снова — видно было, что она всерьёз задумалась над предложением названной сестры. Оно, конечно, тоже отдавало авантюрой, но могло увенчаться успехом просто в силу своего заметного безумия: в граде богов было слишком много историй, которые только на этом и держались.
Чего ждать от пантеона, у которого национальный напиток — отвар из мухоморов.
— Можно попробовать, хуже не станет; украшение из того, чего нет в Асгарде… На крайний случай отдадим Фрейе и попросим поспособствовать с Идунн, всё хлеб. N-металл способен принимать любую форму по моему желанию, кузнец нам для этого не понадобится — пожертвую парой перьев. Кейтлин, ведь твой лёд не тает, да?

+1

13

На самом деле, Кейтлин даже сама не понимала, как мысли о тех или иных вещах появляются у нее в голове. Возможно, сознание ребенка, увлекающегося темой северной мифологии в детстве, все еще жил в Кейт. А может, метод дедукции и просто внимательный взгляд на обычные вещи? Но, поскольку, Сноу была новичком в детективном жанре, то последнее можно было отбросить. Чтобы это ни было, это хорошо играло свою роль. Нужно отдать должное своему подсознанию.
   Крылатой девушке, встреча с разговорчивым деревом далась куда проще, чем Сноу, все еще пытающейся выгнать из головы не особо позитивные видения. Но, судя по оптимизму напарницы, они были на правильном пути. Пути, который вывел к загадочным молодильным яблочкам. Их еще, вроде, Локи-трикстер своровал, разве нет? «А чем мы тогда хуже?». Но, сначала нужно все же действовать законно, по плану А, а уж если ничего из этого не выйдет, то можно и пошуметь чуточку. Под «пошуметь», Фрост подразумевает минимум шума, но максимум усилий. Сложновато… Сноу подумала о том, что становится все чудесатее и чудесатее, но чуя всем своим нутром, что дальше будет только веселее, решила оставить эту фразу на потом. Главное вовремя ее вспомнить… и не умереть заодно до этого времени.
   Кейтлин последовала воодушевленному прыжку Шаиры и спрыгнула вниз, создав под собой воздушную подушку, что смягчило ее встречу с землей. Приземлившись, она вновь, с каким-то недоверием оглядела  сопровождающих из валькирий. Почему-то, только сейчас Кейтлин почувствовала (или обратила внимание) на сладковатый, висящий в воздухе, запах. Может, это Мировое Древо пробудило в ней более острые чувства? Это место таило в себе столько секретов и скелетов в золоченых шкафах, а они с Орлицей, застряли здесь, прося совета у гигантского ясеня.
— Пока сама того не захочу, — ответила Сноу на вопрос. При желании, Кейтлин могла сотворить льдинки такой красоты и сияния, что позавидовал бы сам король эльфов. – Либо по истечению некоторого времени, — все же решила уточнить девушка, — но, на пару часов должно точно хватить.
   Девушка скрестила руки на груди и пожала плечами. План был не идеален, но судя по тому, что она только что услышала, должно сработать. Но, главное, чтобы этих двух часов им действительно хватило.
   — Значит, успех нашей операции зависит от того, насколько разговорчива будет эта самая Идунн? Прекрасно. Тогда, думаю… — Кейтлин шагнула к своей спутнице и быстрым, легким движением выдернула у нее из шлема перо. Повернув его в руках, она улыбнулась, поправляя свой, съехавший на бок, шлем. —… думаю, чем раньше начнем, тем раньше закончим.
   Но, самое забавное было во всем этом то, что самой Сноу стало интересно, как пройдет их небольшой обман. Что-что, а ученый авантюризм работал в ней как нельзя хорошо. К тому же, посмотреть на те самые чудесные сады, жуть, как хотелось… да что говорить, все же, желание выбраться отсюда было больше, но вы скажите это доктору Сноу. Парадокс изучения на ровном месте, вот и страдай теперь.

+1

14

Ожерелье вышло на славу: серебристая поверхность Девятого металла, изящно изогнутая лёгким жестом, служила опорой для прекрасных сияющих льдинок, прозрачного, как самый чистый горный хрусталь. Протянув руку, воительница коснулась прохладной поверхности кончиками пальцев, выдохнула и позвала солнце, как умела это делать очень, очень давно; и закружили вокруг изысканных кристаллов золотые пчёлки-искры, отражаясь в гладкой поверхности тысячу раз.
Критически осмотрев их с Кейтлин совместное творение, она кивнула и, сняв с шеи тонкий шёлковый платок густо-изумрудного цвета, завернула в него украшение. Дарить подобные вещи требовалось из рук в руки, но ни в коем случае не на голой коже: Идунн могла и обидеться за несоблюдение правил гостеприимства.
— Горячо надеюсь, что мы не задержимся здесь дольше, — проворчала женщина. — Пошли, ты права: чем быстрее начнём, тем быстрее управимся и уберёмся отсюда. Асгард в большинстве своём чудовищно действует мне на нервы.

Сады на пару с хозяйкою встретили их лёгким шелестом заблудившегося в кронах ветра.
Торг был недолгим. Идунн действительно была сорокой, и если первые две минуты для проформы она ещё упиралась, утверждая, что только богам открыта сюда дорога и вообще Один не одобряет, то потом быстро пришла к выводу, что плодов в её садах хватит на всю вечность вперёд, а вот подобные ожерелья на дороге не валяются. Валькирии в два голоса объяснили ей, что за яблоко они ищут, старательно припомнив все известные им подробности драматической истории, на что асинья только пожала плечами и указала рукой: вот вам, мол, девы прелестные, яблони, и что уж вы с них снимете, то и ваше. Альвис лишь вздохнула и, поманив за собой Фрост, побрела в глубину древней рощицы, прикрыв глаза.
Единственно, что вело её — интуиция, но ей жрица привыкла доверять более, чем любому разумному чувству, и поиски не заняли много времени: от силы через пятнадцать минут, растянувшихся в вечность, одна из ветвей вздрогнула и потянулась навстречу леди Ястреб, которая безмолвно звала волшебные деревья откликнуться ей.
Подбросив золотое яблоко, искрящееся, точно было посыпано алмазной крошкой, и вновь поймав его левой рукой, затянутой в перчатку, женщина протянула его Фрост. Мурлыкающий, бархатистый голос её звучал с лёгким оттенком удовлетворения:
— Держи. Пусть пока будет у тебе, я почти уверена, что тебе придётся выбираться отсюда первой. Встретимся в Мидгарде, а если нет — передашь яблоко моему мужу. Бруннхильда?
Старшая валькирия кивнула:
— Я помогу ей и выведу на тропу. Ей будет легче скрыться от взглядов, чем нам с тобой, ты права, её аура не так ярка.

Они стояли на тропе, выводящей из садов, и Эра, повернувшаяся спиной к брезжившему сквозь кроны солнцу, определённо ничего не могла увидеть; но ей это и не было нужно — её обострённое до предела, натянутое в скрипичную струну чувство опасности подсказало о непрошенном госте лучше глаз. Внезапно блеснула в воздухе серебристая рыбка сорванного с пояса ножа, брошенного стремительным замахом ещё на повороте, всплеснули белоснежные крылья.
Статная женская фигура о золотых волосах вздрогнула, как-то странно вскинула руку, отшатнувшись, и нож вспорол край чужой скулы, а не вошёл в горло.
Но коварство было не в этом: N-металл просто разрушал любую магию, любой щит и любую иллюзию, безразличный к законам всякого волшебства, и сейчас все остальные участницы чудной сцены могли наблюдать внезапное перерождение Фрейи в кого-то совершенно иного. Блеснули рыжие волосы, похожие на локоны самой Сандерс, однако для громовержца бог этот был невысок ростом и неширок в плечах…
Впрочем, и без того было несомненно понятно, кто мог навесить их.

— Попался, как младенец, — проворчал ётун, с которого медленно, с некоторым даже изяществом слетал морок, и, не таясь уже, швырнул нож обратно.
Тот остановился на полпути и завис в воздухе, поблёскивая осыпающимися синими искрами, не в силах противиться воле хозяйки. N-металл плевал на физические законы так же спокойно, как на магические.
— Давно не виделись, — нежно улыбнулась Хервёр, в чьих жестоких глазах неумолимо разгоралось безумие солнца. — Ты так хорошо смотрелся с моим копьём в груди, Среброязыкий. Хочешь повторить этот увлекательный опыт?
— Хочу увидеть твою голову над вратами перед Бифрёстом, — осклабился тот.
— Много кто хотел бы, — не особенно удивилась Орлица, — но пока ни у кого особо не получилось.
Она сделала лёгкий, плавный жест рукой, и Сигрдрива, внимательно следившая за выражением её лица, крепко сжала локоть Сноу, аккуратно отступая в сторону. Локи был величайшей загадкой всего Асгарда, надо признать, и никто не мог предположить, что могло бы ударить ему в голову. Оттягивающая внимание на себя Альвис давала им возможность бежать, и ей было грешно не воспользоваться.
В сестре же своей валькирия не сомневалась: она не видела её много лет, и за это время Всемудрая стала сильнее и злее, так что если за кого и стоило переживать, так это за трикстера, вечно выбиравшего не самое правильное время место и время для своих выходок.

0

15

Стоило признать, но то, что получилось  сотворить у двух девушек за столь короткое время, и вправду было прекрасным. При должном воображении и креативе, весе что угодно можно было сделать из… всего, что попадётся под руку. Будь Сноу любителем побрякушек,  то определенно бы выложила кругленькую сумму. Но, наверное, как и для любого ювелира, это произведение искусства, немного обесценивалось в их глазах. Но, Кейт была мастером в своем деле.
   План сработал. Видимо, Шаира и вправду хорошо знала жителей этого места, что было огромным плюсом. Но вот, любуясь красотами сада с молодильными яблочками, Сноу совершенно забыла зачем пришла. Кто бы ни был тот, что описывал это место, он явно провел тут ни один день.  Будь Сноу чуть более восприимчивой к яркости и свету, ее глаза точно бы пострадали. Впрочем, на созерцание окрестностей, Фрост хватило ненадолго, так как враждебность этого места вновь дала по голове. Вроде, все шло хорошо, но что-то подсказывало Сноу, что даже этого, с виду спокойного места, следует опасаться. А еще, если это была не мнительность ледяной ведьмы, то за ними кто-то наблюдал. Скинуть все на Мировое древо? «Пожалуйста, пусть это будет общительное дерево…»
   Кейтлин, тем самым, порывалась сорвать одно из множества блестящих яблок, для своих будущих исследований. Но, во-первых, она не была воровкой (уже не была), а во-вторых, накликать на себя беду в виде толпы золотых стражников, ей не очень то хотелось. Даже эта хранительница Идунн, при всей своей внешней красоте и грации, явно могла постоять за свой сад и отбиться хотя бы от одного вора. Нет, огребать ей точно не хотелось. Но, вот один плюс все же был: Кейтлин таки узнала, какие по ауре (так Сноу театрально обозвала тепловые сигнатуры) бывают Асгердские боги. Яркие, чересчур светящиеся, и полные бушующей энергии. Чем дольше живешь, тем больше всему удивляешься. Подобную ауру она уже видела некогда, но в тот раз она была ярко-красной и не менее ослепляющей. 
   Сноу подхватила переданное ей сокровище и повертела его в руках. На ощупь и вес – совершенно обычное, съедобное яблоко, но лишь внешний вид и, наверняка, внутренняя составляющая, выдавала в нем волшебную составляющую. И, черт возьми, Кейт это чувствовала. Яблоко в ее холодной ладони будто пульсировало.
   — Постой, что? – переспросила Сноу, взглянув на Шаиру, пряча заветное яблочко в недры куртки. Нет, Кейтлин понимала, что выбираться им пришлось бы поодиночке, это было более, чем очевидно, вопрос был совершенно в другом. – Твоему мужу? Ла-а-а-адно. Звучит не очень обнадёживающе, но будем надеяться, что выберемся вместе, так как с посредниками я не очень люблю работать. – Кейтлин пожала плечами. На фразу об ауре, Сноу фыркнула. Впервые, кто-то другой обсуждал ее, а не наоборот.
   Вот же паранойя – бессердечная ты тварь. Кажется, чувство мнительности работало отлично, раз сумело распознать появившегося врага… правда, толку от этого было мало. Сноу по инерции, сделала шаг назад и встала в защитную позу. Ладони покрылись слоем инея и от них исходил слабый пар. Ну, естественно, что могло пойти не так!? Она была готова к схватке, постоять за себя, Шаиру и за то, что так прожигало карман куртки, будто намереваясь укатиться обратно к своей хозяйке. Сноу перевела взгляд с Орлицы на валькирию, ведущую за собой. Кейтлин могла бы остаться и помочь ей, но нужно было дать им сыграть по их же правилам, а так же, ее вмешательство грозило потерей того, зачем они с крылатой девушкой явились сюда. 
   — Будь осторожна, — еле слышно проговорила Сноу и последовала за Сигрдривой.

0


Вы здесь » DC: Rebirth » Настоящее время » We're Not In Kansas Anymore [Shiera Sanders-Hall, Caitlin Snow]