Дата в игре: Зима 2017 — 2018       Рейтинг: 18+       Система: эпизодическая

влог форума

» Закончен аватарочный флешмоб и мы объявляем начало голосования. Так же мы закрываем лотерею и поздравляем всех, кто выполнил задание! Список заданий открыт и все могут посмотреть, мимо чего их пронесло. А мы продолжаем работу над форумом, оставайтесь с нами!


» Перевод времени! В игре теперь зима 2017 – 2018 года!

Сладость или гадость? Мы открываем лотерею и традиционный аватарочный флешмоб. Счастливого Хеллоуина!


» Внимание! Стартовала новая сюжетная ветка, все желающие могут записаться, или учитывать её в своих личных эпизодах! Кроме этого мы снова открываем акцию на шпионов!


» Друзья, АМС работает над обновлением сююжетных веток и функционала форума, в связи с чем, нам нужны ответы на некоторые вопросы. Будем рады вашим ответам.


» АМС требуется твоя помощь! Да-да, именно твоя. Мы ищем модераторов.


» Внимание! Стартовал сюжет для Лиги Справедливости и остальных желающих! Продолжается упрощенный прием в честь дня рождения форума! Акция продлится до 11.08. Это не все сюрпризы, оставайтесь с нами!


» Упрощенный прием в честь дня рождения форума! Акция продлится до 11.08. Проходите, не снимайте обувь и чувствуйте себя как дома!


» Завтра наш официальный День Рождения, но уже сегодня вас ждут сюрпризы. Мы подвели итоги сюжета и добавили две информационные темы: инфографика и организации. Это не все сюрпризы, оставайтесь с нами!


» АМС обращает внимание игроков на изменения в правилах про упрощенный прием. Внимание, все твинки подлежат обязательной регистрации.


» В честь выхода Wonder Woman в прокат, мы объявляем упрощенный прием на весь каст фильма, а так же комиксов. АМС просит воздержаться от спойлеров в ближайшую неделю.


» В честь выхода INJUSTICE 2, мы объявляем упрощенный прием на всех персонажей, которые присутствуют в игре


» Если у тебя появилось желание надрать задницу ангелу или демону, а может быть стать их должником, тогда тебе срочно надо записаться в «Deception Point». Забудь про плату в виде своей души, они могут забрать у тебя нечто большое.


новости игры

Январь


» Маленькие европейские города — оплот стабильности, ведь там уже много лет размеренная жизнь течёт своим чередом и из года в год ничего не меняется, однако в их прошлом таится множество загадок. И когда Ротенбург, до сих пор сохранивший лёгкий флёр средневекового очарования, оказывается погребённым под розовыми бутонами, сказочные истории о спящих принцессах и волшебных прялках уже не кажутся такими невероятными.


» Призраков бывших агентов разных спецслужб становится всё больше: о них напоминают статьи в СМИ, заметки в анонимных сетях или не укладывающиеся в границы логики криминальные схемы. И порой для того, чтобы догнать мертвеца, приходится заглянуть на самое дно — ведь там удобнее прятаться от чужих взглядов.


Декабрь


» Когда доктору Сандерс, только переехавшей в Германию, практически с порога предложили занять должность замдекана первого философского факультета, пустующую уже полгода, задуматься о щедрости такого предложения ей в голову не пришло. Возможно, стоит наверстать это досадное упущение и выяснить, что же случилось с предыдущим сотрудником, теперь, когда в кабинете обнаружился вскрытый потайной сейф, о существовании которого она даже не подозревала.


» Если есть какая-то более коррумпированная структура, чем силовые ведомства, то это, несомненно, медицина. Там, где есть большие деньги, человеческие жизни не значат ничего. Так было всегда; некоторые схемы живут и здравствуют со времён Второй Мировой. Но что будет, если журналистское расследование вытащит старательно закопанную правду наружу и предаст огласке?


» Череда случайных, казалось бы, преступлений, совершённых обычными гражданами, никогда ранее не попадавшими в зону видимости полиции, заставляет вспомнить дело годовой давности. Тогда следов кукловода, влиявшего на людей, найти не удалось; может быть, в этот раз повезёт больше?


» Интриги на политической арене всё набирают обороты. Международный терроризм подходит к своим акциям устрашения всё с большей фантазией, и вместо простого убийства неизвестного широкой общественности физика разыгрывает не очень красивую, но весьма кровавую драму, в которую оказывается втянута доктор Сноу. И всё бы, может, пошло, как и задумывалось, если бы операция не привлекла внимание британской разведки.


» Когда разведки двух стран работают вместе, в теории это должно способствовать улучшению политических отношений между ними. На практике обычно получается всё строго наоборот, а агентов вообще принято пускать в расход, чтобы не разглашать подробностей операции. Сложности начинаются тогда, когда агент умирать не хочет: его приходится искать по всему миру.
Иногда для того, чтобы геройски умереть.


» Когда Мелеос придумал и создал Басанос, он не знал, что из этого выйдет — но не вышло по обыкновению ничего хорошего. Обладающие собственной волей к жизни, карты стали страстно желать свободы.
Многократные попытки, однако, так ни к чему и не привели; даже отчаянный порыв использовать Люцифера провалился. Но теперь у колоды всё же есть шанс получить желаемое: когда Маг оказался связан со Жрицей.


» Шпионские игры изящны только на экранах кинотеатров. Когда же на одном человеке на самом деле сходится интерес сразу трёх разведок от трёх различных стран, ему остаётся не такой уж и богатый выбор - либо застрелиться самостоятельно, не оставив посмертной записки, чтобы навсегда унести тайны с собой в могилу, либо довериться милости провидения. Особого шарма ситуации добавляет то, что провидение со свойственным себе юмором милость решает представить дьяволом, работающим на Mi-6.


» Готэм всегда был неспокойным и тёмным городом, в котором пышным цветом распускаются неприятности. Однажды ночью Бэтгёрл, ища, кому бы принести справедливости, сама едва не стала жертвой мирового зла, на этот раз — опять — принявшего обличье ополоумевших сектантов, которым не по вкусу вмешательство в их дела. Но помощь нашла девушку самостоятельно, пусть и в очень неожиданном обличье.


» "Плавящая чума" постепенно захватывает Землю, мало интересуясь попытками человечества остановить её распространение. Повсеместное использование высоких технологий на этот раз сработало против их создателей; спустя всего два месяца после регистрации первого заражения вирус добирается через океан и до России, занимая всё новые вычислительные мощности. Благодаря его вмешательству весь мир оказывается под угрозой ядерного удара, поскольку военные больше не могут повлиять на системы запуска; агенты десятка спецслужб пытаются придумать способ разрешить эту ситуацию с минимальным числом жертв.


» Кажется, что после патрулирования ночных улиц Готэма удивляться чему-нибудь невозможно, особенно когда дело касается виртуальных пространств, где самое страшное, что может случиться - бесконечный цикл. По крайней мере, для двух программистов, каждый из которых в одиночку способен взломать информационные системы Пентагона за утренней чашечкой кофе. Но у вируса, проникающего сквозь любые щели, другое мнение: ему нужно всё больше вычислительных мощностей, и только запущенная система отлично подойдёт для его целей.


Ноябрь


» Несколько месяцев назад архангел Михаил, неудачно воскрешённый пародией на Творца, был вышвырнут тёмным клинком Люцифера в неизвестность. Бардак в мультивселенной и пустующий трон Бога - веская причина попытаться найти его; однако никто не знает, что именно может таиться в черноте карманного измерения, ведь тварь, считающая себя Яхве, порядком ослаблена - но не мертва.


» Под очевидным всегда может найтись двойное дно. N-металл - одна из величайших загадок и для Земли, и для Танагара. Его существование противоречит половине физических законов и самой, возможно, задумке метавселенной, и появление его никогда не было случайностью. Но настоящий смысл его присутствия в их жизни, пожалуй, ни Ястреб, ни его бывшая супруга никогда не смогли бы даже предположить, если бы не вмешательство дьявола.


» "Чёрные Ястребы" больше не существуют, полковник Линкольн считается умершим, а спецагенты работают, на кого и где придётся. По меньшей мере, такова официальная версия событий. Однако при этом одновременно двое некогда связанных с "Чёрными Ястребами" людей обнаруживают недавно установленные системы слежения - и едва ли это простое совпадение. Но кому и зачем вообще может потребоваться контролировать распущенный отряд?


» Герой должен оставаться героем всегда - а то, что творится за пределами геройской жизни, принято ограждать от чужих взглядов, даже если это товарищи по команде. Но порой события, не относящиеся к рабочим будням, набирают такие обороты, что утаить их очень сложно, и случайная вспышка гнева может приоткрыть личные тайны, о которых не принято распространяться.


» Казалось бы, какая связь может быть между Иггдрасилем, архангелом Михаилом, недавно погибшим агентом британской разведки и двумя женщинами из Лиги Справедливости? Но у вселенной странное чувство юмора, и ответ на этот вопрос упрятан в золотое яблоко из садов Идунн - вот только до них нужно ещё суметь добраться.


» Говорят, многие знания - многие печали. Распутанный клубок прошлого, таивший в себе пятнадцать миллиардов лет событий и перерождений, переворачивает половину мультивселенной с ног на голову. И приводит к весьма неожиданным кадровым перестановкам в Аду.


» Иногда следовать воинскому долгу - не лучшее, что можно придумать. Самоотверженное решение Картера Холла вернуться на Танагар без ведома супруги заставляет начать вращаться шестерёнки событий, которые неизвестной силе удалось остановить на много миллиардов лет. Тайны прошлого, пролежавшего в забвении почти пять тысячелетий, способны полностью изменить расстановку сил в мультивселенной.


Октябрь


» Иногда темнейшую ночь года согревают не просто кострами, но кострами по учениям самого Торквемады, сжигая для большего тепла еретиков и оккультистов. И всё, на что остаётся надеяться в таком случае магу, примотанному к столбу - так это на собственную хитрость и помощь одной летучей мыши.


» Опасно раскачавшееся равновесие вселенной заставляет многих желать большего, чем обычно. Ночь Хеллоуина ведьмы называют Самайном. Темнейшая - так говорят - ночь в году, когда нечисти дано право резвиться среди живых; ночь горящих костров - и ночь Дикой Охоты, мертвецов с призрачными гончими, которой жаждется весь мир уронить в белую зиму.


» И даже на обычной школьной экскурсии с океанологом всегда есть шанс оказаться по уши в крупных неприятностях, ведь океан - живой, и он не любит, когда ему причиняют боль. Как не любит и его король.


» Вирус прорастает в технологиях Земли всё глубже, захватывая не только системы искусственного интеллекта или "умные дома", но и сервера игр с миллионными аудиториями. Хотите посмотреть на Чудо-Женщину, которой приходится стать бардом? Надевайте очки виртуальной реальности - и присоединяйтесь.


» Высокие технологии - не всегда благо. На Землю попадает вирус, превращающий технологические импланты и органику в одно целое; поражено огромное количество управляющих узлов - от школ и больниц до военных объектов с ядерным вооружением. Микробиологи и биоинформатики ВОЗа близки к панике и объявлению эпидемии "плавящей чумы".


» В городских легендах и слухах порой возникает странный и мерзкий шепоток, который говорит о той грани недопустимого, что пугает даже бывалых наёмников. О культе, про который не принято говорить и думать, ибо он настолько мерзок, что даже его упоминание вызывает отвращение.
О культе, в котором плоть человеческая превращается в хлеб.


★ топы

DC: Rebirth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: Rebirth » Настоящее время » Blackwater [Hawkgirl, Aquaman]


Blackwater [Hawkgirl, Aquaman]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://78.media.tumblr.com/182f3ab07d67c1278ac359c0e97ab158/tumblr_obvdpbsChN1skf31oo1_500.gif

» игроки: Shiera Hall, Arthur Curry.
» место: Earth-Prime; Крит, побережье Ионического моря.
» время действия: 25 сентября 2017 года.
» описание: поскольку с геройской деятельностью Шаира предпочитает отдавать развлекаться более молодому поколению, которое ещё не успело окончательно утомиться вечными проблемами, сама она занимается тем, что ей нравится — археологией. А раз уж специалиста с мировым именем жаждут оторвать практически все музеи, Сандерс вполне может повыбирать, где бы ей хотелось работать в нынешний сезон, причём, что характерно, интересуясь совсем не сибирскими лесами.
Внимание её на этот раз привлекли только-только обнаруженные подводные останки храмов в прибрежных водах Крита.
Понятно, что под водой любые дайверы могут гораздо меньше, чем король Атлантиды; так что Орлица приглашает на встречу Артура Карри — отвлечься от набивших оскомину проблем трона и посмотреть на наследие древних.
Но, конечно же, в результате всё опять идёт наперекосяк.

Отредактировано Shiera Sanders-Hall (2017-10-19 10:16:07)

+3

2

Было часов пять вечера; приятный тёплый бриз раздувал мокрые волосы воительницы. Крупное солнце, медленно, но неотвратимо спускавшееся к горизонту, играло на их густой тёмной меди смешливыми колкими бликами, и, когда Сандерс резко поворачивала голову, казалось, что она вся объята яростным пламенем.
Укутанная своими белоснежными крылами, которые сейчас валькирия подставила тёплому воздуху, чтобы обсушить, танагарианка была похожа на сказочную царевну-лебедь больше, чем на живое существо. В её красивом чеканном лице вновь прорезалась какая-то тревожащая, манящая нездешность. Это можно было бы списать на то, впрочем, с каким интересом археолог сейчас всматривалась в отснятые на глубине кадры.
— Очень интересно, — произнесла женщина, щёлкая на своём фотоаппарате кнопками слайдшоу. — Очень. Удивительно, что на такую жемчужину не наткнулись раньше. Смотри, это не культура Эллады; обрати внимание на формы барельефов над ступенями. Минойская, не меньше шести тысяч лет до нашей эры! Восхитительно. Ох, чёрт, хотела бы я знать, почему они затонули…
Мягкое оперение прошлось возбуждённой волной, точно шерсть на кошачьем загривке. Восхитительный, манящий привкус тайны, за который жрица готова была отдать чуть больше, чем всю себя.

Шаира уже избавилась от подводной экипировки, оставшись только в закрытом плотном купальнике, на который надевался рабочий комбинезон: большая спортивная сумка, в которую оно было аккуратно упаковано, стояла чуть поодаль, для надёжности придавленная сверху булавой. Рядом, уйдя вглубь почти на половину лезвия, в песок был буднично воткнут полуторный меч. Зачем женщина брала с собой в рабочие поездки военную амуницию, объяснить нормальному, не связанному с безумными справедливыми буднями человеку было не просто сложно, а, пожалуй, невозможно; но её нынешний спутник, высокий статный мужчина с хищным красивым лицом, не был ни обычным, ни даже человеком.
Артур со своим трезубцем тоже не расставался — во избежание.

Вокруг царило спокойствие и тишина.
Наиболее тяжёлую технику вроде водонепроницаемых камер и инструментов уже уволокли рабочие, бормоча какие-то затейливые ругательства на смеси греческого с турецким, когда донельзя довольные собой, жизнью и изменчивой леди-Фортуной археологи выволокли из вод ещё три контейнера с собранными образцами.

Сейчас на берегу оставались только герои Лиги; двум своим дипломникам, для которых эта экспедиция стала первой в практике, — и ещё какой! не копаться где-нибудь на сто тысяч раз до них исследованных останках Кносса! — Орлица лёгкой правящей рукой местной абсолютной власти дала отгул до завтрашнего утра и велела убраться куда-нибудь. Те упрашивать себя не заставили и, выпросив себе во временное пользование квадроцикл, уехали в ближайшую деревушку с красивым названием Фаласарна.
Остальные учёные разбрелись кто куда: наиболее молодой состав исследовательской группы, убедившись, что начальство пребывает в настроении благодушном, повторили студенческий манёвр и отправились навстречу цивилизации, где были алкоголь и туристы, а состоявшиеся историки лениво возились в лагере, сортируя добычу и исключительно удовольствия ради переругиваясь с грузчиками. Отсюда их не было слышно; до палаточного лагеря здесь было не меньше трёх с половиной километров.
Так вдвоём с Акваменом они и слушали мерный шепот волн. Из всех участников Лиги, пожалуй, с ним ей было комфортнее всего, даже несмотря на то, что король Атлантиды — как и все прочие — не помнил большей части истории, что осталась в другой версии вселенной. Суровый и требовательный, он вместе с тем не был чужд и вполне человеческих проявлений эмоционального фона. В отличие от того же Бэтмена, которого Орлице с её отчётливым материнским архетипом перманентно хотелось выпороть ремнём — до просветления.
Но сейчас и здесь это было неважно. Сейчас и здесь они оба могли быть не столько героями, сколько просто друзьями.

Выключив фотоаппарат, женщина убрала его в кофр и ловко поднялась на ноги, каким-то неуловимым образом помогая себе крыльями. В лицо Артура от этого дохнуло лёгким порывом ветра; а Шаира, бросив чехол в сумку, подхватила меч и сделала мягкое круговое движение запястьем, надвое разрезая солнечный луч. Клинок возбуждённо блеснул.
— Ваше величество, — воительница прятала лукавство за строгим изгибом пухлых губ, но её смешливые зелёные глаза лучились спокойной, мерной радостью, — не позволите ли вызвать Вас на дружеский обмен подзатыльниками?

+2

3

Последний месяц был довольно-таки богат на разного рода события. Нет, разумеется, Король Атлантиды ни в коей мере не устал — ни физически, ни морально, однако, даже ему — любителю безумного бега за горизонт в поиске правды и справедливости — порой хотелось некоторого останова во времени и перерыва. Артур Карри никогда не задавался вопросом «собственно, а когда жить-то?», принимая все сваливающиеся на его мощные плечи перемены, проблемы, горести и беды как данность. Это и была его жизнь, Артур не жаловался.
Однако, когда от Орлицы поступило предложение составить ей компанию и отправиться в воды Ионического моря к обласканному солнцем побережью Крита, Артур согласился. Возможно, даже излишне быстро и просто согласился. Но и ничего не смог поделать с собой — предложение Шаиры с первого взгляда было довольно-таки безобидно и сулило приятное времяпрепровождение. Единственное, чего Артуру уж очень сильно не хватало в толще воды — солнца. Конечно же, какая-то часть солнечных лучей проникала в воду, но ее светопроницаемость довольно скудна и уже на расстоянии полутора километра вниз солнце было почти не ощутимо. Шаира предоставила отличный шанс — как любят выражаться люди — в полной мере зарядиться витамином D.
Порой, когда Королю Атлантиды требовалось принять то или иное решение, Артур всплывал на поверхность — там, где людей было по минимуму или их вовсе поблизости не наблюдалось, взбирался на самую высокую точку и встречал рассвет или закат. Порой подобная медитация приводила к весьма оригинальным решениям. Да, суровому Королю не были чужды простые человеческие радости.

Артур выразительно фыркнул, наблюдая за спутницей, увлеченно просматривающей фотографии на своем фотоаппарате. Орин хоть и восторгался, и уважал людскую технику, но не доверял ей — недолговечная и хрупкая, что с нее взять?
— Банальное пиратство? — предположил Артур. — Оно существовало во все время и относительно всех форм жизни. Я как-то наблюдал акт вандализма, произошедший среди простейших, обитающих на дне Марианской впадины. Было... занятно. Вмешиваться я, разумеется, не стал.

Царящие вокруг спокойствие и тишина вносили некую леность в умиротворение Артура. Не хотелось ни двигаться, ни говорить, ни даже существовать в привычной форме. Странное желание. Во всем виноваты мерный шум моря, окружающая тишина и клонящееся к закату солнце, не иначе. Да и выбранное место было под стать настроению: Крит — славный-славный курортный остров. Артур с удовольствием растянулся на теплом песке, предварительно взяв пример с Шаиры и воткнув в него трезубец.
Солнце медленно-медленно ползло к горизонту. Яркие лучи слепили глаза Артуру, и он предпочел сменить положение, улегшись параллельно горизонту и обратив внимание на Шаиру, продолжающую увлеченно смотреть в крохотный монитор своего фотоаппарата. Орлица нравилась Орину, он ценил в ней ум, такт и готовность всегда и везде докапываться до истины. В какой-то мере она напоминала Артуру самого себя. С ней было комфортно и удивительным образом уютно.
Засмотревшись на отблеск солнечных лучшей на подсушенных распушенных перьях ее крыльев, Артур упустил момент, когда она отключила аппарат и убрала его в специальную сумку для хранения. Осознал, что слишком уж погрузился в созерцание прекрасного лишь тогда, когда Орлица вскочила на ноги и до его слуха донесся ее лукавый голос. Сгруппировавшись, Орин тут же взлетел следом, невольно приняв боевую стойку. «Аидовы рефлексы» — мысленно обвинительным тоном ругнулся Артур, однако, не сменив положение своего тела.
— Позволю, — тем же лукавым голосом отозвался Король всея океанских глубин, неотрывно следя за траекторией перемещения клинка. — С удовольствием, — уже привычными насмешливыми интонациями в голосе выдал свое согласие на последующее действо. Которое, к слову сказать, обещало быть динамичным и жарким. И от того желанными. Артур лениво потянулся за трезубцем, но как только его рука коснулась ствола артефакта, мужчина сделал резкий выпад, целомудренно метя в совершенно очаровательное плечо Орлицы.
— Захотелось пламени в крови?
И следом елейно:
— Понимаю.

+2

4

Пожалуй, сейчас Артур был особенно красив — хищной, злой красотой океанического шторма; в его движениях таилась вкрадчивая, властная сила — так двигаются те, кто уверен в себе. С одобрением леди Ястреб смотрела на то, как он напряг и расслабил мышцы, выхватывая оружие по чистой привычке, а не по зову разума — едва заметивший блик на лезвии её меча, он уже был готов к атаке и готов был встретить любой выпад. Воин не имеет права расслабиться или забыться, в компании ли друзей или боевых товарищей.
Никогда.
Она знала это лучше многих, ведь она была войной — до кончиков своих медных волос она была чистой войной и такой же чистой любовью в равной мере, дитя прекраснейшей Хатор, оборачивающейся львицей с той же лёгкостью, что белым лебедем. В ней было много от матери, должно быть, потому что откуда ещё было взяться этой порывистой, явственной страсти любому делу отдаваться с головой, будь оно сражением или искусством, Холл не знала.
Зелёные, пропащие её глаза ещё раз скользнули по статной мужской фигуре. Беззлобно, переливчато рассмеявшись, Шаира мгновенно закрылась белоснежным крылом, и лезвия трезубца бессильно скрежетнули по мягким перьям, что были крепче закалённой стали.
— Именно так, Ваше Величество! Нет чувства лучше, чем гореть; и для того, чтобы не гаснуть, в костёр порой приходится бросать углей, — лукаво шепнула она, и ветер подхватил её слова, чтобы принести их атланту, обкатав морской галькой по побережью.

Женщина перебросила клинок в левую руку, и солнце вновь блеснуло на его острой кромке.
Артур был выше и физически много крепче — в чистой силе он наверняка выиграл бы у неё без всякого труда; изящная, гибкая Орлица танцевала вокруг него стремительным соколком — на её стороне было проворство и многотысячелетний опыт, и она касалась его лишь намёками на настоящие выпады, заставляя закрывать то грудь, то шею.
У него было преимущество в длине оружия: меч валькирии был короче, а Артур мудро не позволил ей приблизиться сразу. Осторожно, как кошка — лапой непонятную новую игрушку, Сандерс планомерно изучала его защиту, нанося быстрые стремительные уколы, и по побережью пронёсся первый торжествующий, радостный звон. Рубящих ударов она не совершала, опасаясь, что клинок может соскользнуть и застрять в хищном изгибе зубцов трезубца.
Ей хотелось взмыть вверх, в небо, где она была недостижима и едва ли не всесильна, точно хорошо натренированная хищная птица, но воительница немилосердно заставила внутренний голос заткнуться и не отсвечивать; это было всего лишь игрой, тренировкой, а не реальной войной, и сущности девы битв сейчас было не время. Она хотела танца в стремительном блеске металла, а не жатвы и убийства. Не сегодня.

О да, Артур был прав; она хотела огня в крови.
Вокруг округлого зрачка торжествующе засияла тонкая багряная линия восторга; женщина двигалась теперь стремительнее, уже не столько осторожно, сколько быстро, стремясь ускользнуть королю за спину до того, как он успеет среагировать. Огромные полураскрытые крылья то и дело проходились по песку, оставляя глубокие следы-царапины, когда жрица вздымала их, чтобы закрыться от выпада чужого оружия.[SGN]Глаза твои блестят, глаза твои холодные,
Хитрые, пропащие, звериные глаза,
Белые с зелёным — как маркировка
Стали номер 30 ХГСА.
[/SGN]

+2

5

Любое состязание, если оно не предусматривало собой кровопускание и смертоубийства, Артур рассматривал как некоего рода совместный танец с той лишь разницей, что ведущая роль либо принадлежала обоим, либо переходила от одного партнера к другому. Артур и Шаира бились на равных — это бесспорно. Ничто в его мощном, мускулистом теле не предполагало пластики и молниеносной скорости, однако, он был стремителен и гибок. От любой атаки Орлицы едва уловимо уходил в сторону, не позволяя ее клинку ни разу коснуться его обнаженной кожи.
— Не честно, — вымолвил Артур, когда острия его трезубца полоснули крылья Орлицы не принеся какого-либо ощутимого урона, впрочем, намека на обиду в его голосе совершенно не было. Король Атлантиды не мог отрицать — Шаира была хороша. Она двигалась умело, точно и непринужденно. Однако мужчина не находил ни единой слабости ни в ее защите, ни в системе ее атак. Разумеется, если бы Орин лучше присмотрелся, он бы нашел и бреши в ее идеальных атаках, однако, предпочел получить удовольствие от боя. Да и не к чему высматривать трещинки в обороне или наступлении того, кто находится на той же стороне, что и сам Король.
В сознании Артура вдруг пронеслось: Шаира — совершенная машина для убийств, каждый участок ее тела буквально лучился опытом и умением. Словно она и была создана для эффективного и эффектного устранения противников. Что закономерно приводило к вероятно скользким для Шаиры вопросам. Однако Артур не привык задаваться вопросами — ровно до тех пор, когда от ответов будет зависеть жизнь. Не важно чья — его ли, или кого-то еще. Каждый из участников Лиги Справедливости хранил секреты, каждый свои. Возможно, мужчине было бы интересно узнать тайны Орлицы, если, конечно, она пожелает ими поделиться. Возможно. Когда-нибудь.
— Не боишься однажды сгореть дотла? Или банально перегореть? — одними уголками губ дернул Артур, отклоняясь назад параллельно усыпанной песком поверхности и уходя от удара, нацеленного рассечь линию ключиц.
Ее ироничное обращение к нему по титулу лишь сильнее распаляло Артура. Было в этом нечто такое... искрящееся, иного слова Король Атлантиды подобрать не мог.
А огня действительно хотелось.
Уворачиваясь от очередного выпада и следом мгновенно наступая, Артур с силой воткнул трезубец в песок, оттолкнулся ногами и, держась за ствол своего оружия, атаковал, обрисовывая собой полукруг и целясь в икры Орлицы. Шаира с легкостью взмыла вверх, в полете уходя от нападения.
— Определенно не честно, — Артур широко улыбнулся.
Взлетел вверх из-под ног песок, вскипела близ располагающаяся водная гладь. Королю увиделось в глазах Шаиры адское пламя. Оно было настолько ярким, настолько манящим, что Орин, признаться, ощутил острое желание сдаться на милость этому всепоглощающему пламени. Однако капитуляция не была в его правилах. Никому и ни при каких обстоятельствах.
Разве что поддаться. Самую малость.
Артур картинно замедлил свое нападение, что дало возможность Орлице его подсечь и уложить на лопатки. Но уже в следующее мгновение он в мертвой хватке сцепил ладони на острых лопатках женщины, ощущая ребром ладоней ласковое прикосновение мягких перьев.
— Согласен на ничью, — со смешком примирительно сообщил Артур.

Отредактировано Arthur Curry (2017-10-27 19:58:46)

+2

6

Будь у неё сегодня желание убить короля — она бы, скорее всего, и в самом деле убила, обернувшись не ведавшей поражений львицей, как её мать. Дочь войны, сестра войны и жена войны — Шаира была отдана битвам всем своим существом так давно, что не могла бы и вспомнить себя другой. Быть может, её другой и вовсе не существовало; хотя порой там, в металлическом привкусе железа от чужой крови, в которой купались и Сехмет, и Фрейя, и неистовая Морриган, дева битв ощущала какую-то странную, надломленную тоску по чему-то светлому, чего вовсе не помнила. Или, может быть, чего даже никогда не существовало, а оттого оно и томило её душу призраком своей недосягаемости.
И тогда она вновь забывалась в сражениях, крещённая не водой, но кровью.
Соприкасавшийся друг с другом металл звонко и чувственно пел, высекая искры; немалых усилий леди Ястреб приходилось прикладывать только для того, чтобы оставаться в сознании, а не упасть в транс, что на грани яви и безумия заволакивал глаза её багряной пеленой.

Артур был прекрасен. Умелый и тренированный, он двигался стремительно, почти не уступая в скорости ей самой, а своё преимущество в физической силе использовал настолько хорошо, что Орлица начала распаляться, на миг оставив мысль, что это всего лишь игра, тренировка, танец для них двоих; клинок её сверкнул падающей звездой, когда она обрушила на мужчину сильнейший рубящий удар, налегая на рукоять бастарда обеими руками. Скрежетнуло; меч провернулся плашмя, встретившись с древком трезубца. Взметнув белые перья, жрица мгновенно шатнулась в сторону, и по ногам её хлестнул вспенившийся морской прибой.
— Конечно, нет, — засмеялась валькирия, и крыло её вновь взмыло белоснежным росчерком, ловя на сгиб выпад трезубца; женщина распрямила его, с силой отталкивая Артура от себя, — сгоришь дотла — возродишься из пепла заново, как всякий феникс. Главное — всего лишь не стоять на месте, чтобы не забыть, каково это — когда в пламени, иначе потом будет боязно отдаться его вновь.
Ровное и спокойное дыхание княжны не вязалось с жаром, что можно было почувствовать от её гибкого тела. Холл увернулась, всё-таки вспорхнув в небо, но почти мгновенно оказалась вновь на земле, ощущая босыми стопами лёгкое и приятное покалывание песка.
Она знала, что сейчас Карри увидел в её глазах; она сама видела это безумное пламя так часто, когда на поле боя встречала собственного мужа, так же отданного всем богам солдатской ярости. Шумело море, наблюдавшее за схваткой с присущим себе вечным терпением.

Орлица бросилась вперёд; пожалуй, это даже было ловушкой, это слишком удачно подвернувшееся падение короля — но всё её естество кричало атаковать, и она не удержалась от этого искушения, что больше подошло бы хищной птице, уходившей в пике, чем человеку. Впрочем, едва ли эта женщина вообще имела к роду людскому какое-то отношение, кроме собственного воображения.
Спустя мгновение Артур зажал её в стальной хватке, сцепив руки за хрупкой женской спиной.

Свой меч валькирия резким, отточенным жестом вонзила в песок за головой атланта, а сама положила левую руку ему на шею и сжала пальцы, чуть склонившись вниз. Очень слабо, чтобы ни в коем случае не помешать дыханию; это не было ни предупреждением, ни обещанием; лишь едва уловимым намёком, как она могла бы сделать и как, конечно же, никогда не сделает. Длинные медные волосы, в которых играло пьяными кровавыми лучами садившееся солнце, падали с плеча жрицы и щекотали мужчине лицо лёгкими шелковистыми прикосновениями.
И Орлица улыбнулась, блеск сияющих глаз своих расплескав, точно родниковую воду, опустила крыла, позволяя запустить пальцы в невероятно мягкий пух. Ладони Артура лежали на том восхитительном месте лопаток, что встречается лишь у ангелов; там бархатная женская кожа переходила в сверкающее оперение, и это было невероятно странным на ощупь.
— Согласна и я, Ваше Величество, — усмехнулась она в ответ.

+2

7

В словах Орлицы о возрожденном фениксе чувствовался какой-то скрытый подтекст, индивидуальный смысловой контекст, который Артур не мог уловить и формализовать. Да и, пожалуй, не желал вдаваться в подробности столь тонкой материи. Одно дело, когда о своих тайнах хотят говорить и говорят, другое дело — когда о них упоминают вскользь, словно бы вспомнив что-то свое, что-то очень личное. Король Атлантиды прекрасно понимал, что у Шаиры были свои тайны, и как бы ему ни хотелось их узнать, он не стал бы акцентировать на них свое внимание. Такова уж была его природа.
Кончики перьев, что касались ребер его ладоней, щекотали, словно бы то было прикосновение не перьев, а легкой пенящейся морской волны. Приятно. Артур расслабленно откинулся на песок, позволяя женщине творить с ним все, что того пожелает ее душа. Мыслей не было. Не существовало и остального мира, вмиг затихшего под ладонями Орлицы, что пусть и не сильно, но вполне целеустремленно касались его шеи. Осталось лишь его чуть сбившееся дыхание, ее улыбка и миг прекрасного единения.
Пространство и реальность схлопнулись в одной-единственной точке — соприкосновении ее разгоряченной ладони к его шее.
— Опасно, — хмыкнул Артур, шумно сглотнув и оценив великодушие спикировавшей Шаиры. Да, он в полной мере осознавал и ее силу, и возможности, и потенциальные последствия, не реши она себя удержать. Он никогда и никому не позволял прикасаться к собственной шее, за исключением Меры. Шея — дело такое... если бы Королю Атлантиды задали вопрос о самой беззащитной части его тела, он не задумываясь назвал бы именно шею. Для остального был специально разработанный для него костюм. С другой стороны, костюм можно было проапгредить, добавив некоего рода защитный воротник. Впрочем, не о том он думал в данное время и при данных обстоятельствах. И уж тем более в данной компании.
— Что ж... — Артур хотел было добавить что-то еще. Нечто приятное, ласковое, как легкое прикосновение прохладной воды к разгоряченной коже. Но все мысли разом разлетелись, когда остро почувствовал чье-то присутствие рядом.
«Мой король...» — раздалось слегка смущенное в его сознании. — «Ты нужен нам».
— Что случилось? — вопрос был адресован не Шаире, а слегка всколыхнувшейся воде. Голос был незнаком Артуру, и визуализировать образ обращавшегося он не смог. Однако смущенность, смешанная с откровенным испугом, насторожили Орина. Обычно его подопечные не злоупотребляли связью с Королем, используя возможность лишь в самых крайних случаях. Да, его разум был всегда открыт, даже в самых личных моментах, за что не единожды был руган Мерой. Однако не Мера оказалось с Артуром здесь и сейчас.
В груди где-то в районе солнечного сплетения неприятно заныло. Ситуация до боли походила на иную, случившуюся буквально пару недель назад у берегов Метрополиса. Тогда в угрозе, о которой сообщил Королю его испуганный народ, были виноваты люди.
«Людское творение?» — не замедлил мысленно поинтересоваться Орин.
«Я не знаю».
Все это произошло в считанные доли секунды, но, должно быть, не утаилось от внимательного взгляда его спутницы. Артур нахмурился и заглянул в глаза Орлицы, в радужке которых по-прежнему плясал пылающий багрянец.

Отредактировано Arthur Curry (2017-11-13 11:29:03)

+1

8

Короткий, но очень чистый момент взаимного признания и силы, и слабости. На пухлых женских губах продолжала играть лёгкая улыбка, в которой таилось удовольствие от славного танца между стальных бликов, лукавое веселье и что-то неуловимое ещё, у чего не было названия на человеческих языках. Опасно? Быть может; но горячая женская ладонь, несмотря на своё, казалось бы, угрожавшее положение обжигала лишь нежным теплом.
Склонив голову к левому плечу, точно крупный хищник, заинтересованный внезапной встречей под сенью собственных лесов, валькирия изучала лицо Артура, и в её малахитовых глазах отражалось закатное солнце, путаясь с багрянцем воинственной пелены в сознании. Сильные пальцы, мягко путавшиеся в её оперении, щекотали привкусом взаимной близости; странным, быть может, ощущением — эта женщина не привыкла к чужим рукам, и до тех пор, пожалуй, двое могли похвастать тем, что удержали её рядом, не лишившись потом головы — собственный её супруг да дьявол, в чудно заплетённых переплетениях нитей судьбы оказавшийся для дочери солнца и семьёй, и другом.
Она плавно повела крыльями, позволяя королю вод всех ощутить дурманящую силу, таившуюся под белоснежной гладкой поверхностью. N-металл, ставший на ощупь неотличимым от настоящей птицы, осыпался дразнящими синими искорками, и те, подхваченные ветром и упавшие в воду, вспенили морской прибой, точно уголья.

Но что-то вдруг царапнуло сознание Шаиры, где-то на самой границе восприятия, и она успела заметить, что лицо мужчины стало задумчивым, а взгляд — чуть рассеянным, словно бы он слушал что-то, недоступное её пониманию, и заданный вопрос подтвердил это ощущение с лихвой. Не нужно было даже задумываться, чтобы понять — обращался сейчас король отнюдь не к ней. Воительница напряглась чуть заметно, прищурилась; отдых, который они могли, казалось бы, сейчас себе позволить, опять обернулся неприятностями.
Так, впрочем, бывало всегда — женщина давно к этому привыкла.

Лёгким взмахом ресниц, задержав их внизу чуть дольше, чем нужно, она ответила на внимательный и немного тревоживший взгляд Артура, что поняла его беспокойство. Этой женщине вообще, пожалуй, не было нужды использовать слова, чтобы говорить с миром вокруг — всякий ответ она могла передать молча, одним лишь тревожащим взглядом.
Орлица грациозно поднялась на ноги, всплеском белоснежных крыльев опираясь на воздух, и протянула обе руки атланту, чтобы помочь ему подняться.
— Что случилось? — Деловито спросила она.
Переход от яростной, хищной натуры дочери войн всех обратно к невозмутимому спокойствию Шаиры Холл всегда проходил мгновенно, словно бы менялись кадры в проекторе.

0


Вы здесь » DC: Rebirth » Настоящее время » Blackwater [Hawkgirl, Aquaman]