Дата в игре: Июнь — Август 2017       Рейтинг: 18+       Система: эпизодическая

влог форума

» Друзья, АМС работает над обновлением сююжетных веток и функционала форума, в связи с чем, нам нужны ответы на некоторые вопросы. Будем рады вашим ответом.


» АМС требуется твоя помощь! Да-да, именно твоя. Мы ищем модераторов.


» Внимание! Стартовал сюжет для Лиги Справедливости и остальных желающих! Продолжается упрощенный прием в честь дня рождения форума! Акция продлится до 11.08. Это не все сюрпризы, оставайтесь с нами!


» Упрощенный прием в честь дня рождения форума! Акция продлится до 11.08. Проходите, не снимайте обувь и чувствуйте себя как дома!


» Завтра наш официальный День Рождения, но уже сегодня вас ждут сюрпризы. Мы подвели итоги сюжета и добавили две информационные темы: инфографика и организации. Это не все сюрпризы, оставайтесь с нами!


» АМС обращает внимание игроков на изменения в правилах про упрощенный прием. Внимание, все твинки подлежат обязательной регистрации.


» В честь выхода Wonder Woman в прокат, мы объявляем упрощенный прием на весь каст фильма, а так же комиксов. АМС просит воздержаться от спойлеров в ближайшую неделю.


» В честь выхода INJUSTICE 2, мы объявляем упрощенный прием на всех персонажей, которые присутствуют в игре


» Если у тебя появилось желание надрать задницу ангелу или демону, а может быть стать их должником, тогда тебе срочно надо записаться в «Deception Point». Забудь про плату в виде своей души, они могут забрать у тебя нечто большое.


» Если у тебя появилось желание надрать задницу ангелу или демону, а может быть стать их должником, тогда тебе срочно надо записаться в «Deception Point». Забудь про плату в виде своей души, они могут забрать у тебя нечто большое.


» Пасхальная лотерея закрыта, итоги можно посмотреть в соответствующей теме. Вновь открыто голосование на лучших из лучших, ждем ваших голосов! АМС готовит вам сюрприз, не расслабляйтесь! =))


» Любишь рыться в чужом грязном белье на самом высшем уровне? Тогда сюжетная линия «You Only Live Twice» непременно для тебя. Тут важную роль играет не объем мышц и умение пользоваться оружием, на первый план выходит твой мозг и способность мыслить на несколько шагов вперед.


» Стартовала новая сюжетная арка «The Fall of King», изобилие экшина, треша и массового хаоса. Всех желающих просим пройти и записаться.


» Дорогие игроки, у нас произошла смена дизайна (и дело не в первом Апреля). Также мы обновили сюжет и несколько пунктов правил. Полный список изменений можно увидеть здесь.


» Стартовала акция Gotham citizens! Мы снова открываем голосование на лучших из лучших. Не забываем допрашивать Тима!


» Друзья, АМС работает над новым сюжетом, в связи с чем, нам нужна ваша помощь! Пожалуйста, ответьте, во что хотелось бы поиграть.


» И мы снова голосуем за лучших! Кроме этого, мы добавили новый пак подарков ко Дню Святого Валентина!


» Нам 6 месяцев! Поздравляем нас! В честь этого упрощенка с 28.01 по 03.02! Кроме этого, мы открыли лавку подарков! Голосуем за лучших!


новости игры

» К Земле приближается неизвестное летающее судно, которое по своим размерам можно сопоставить с Луной. Приблизительное время прибытия - трое суток. Все армии мира объявили военное положение


» Ангелы и демоны явили себя миру, вызвав бурную реакцию у общественности. Многие тайные ордена расправили свои плечи и занялись активной деятельностью. Быть может мы скоро вновь услышим: "Ave Maria" и "Deus Vult"


» Сиэтл стал местом вооруженных столкновений. Что ждет город: чудесное спасение местными супергероями или очередные печальные новости?


» Череда трупов на улицах Готэма. Очередной серийный маньяк? Комиссар полиции отказывается давать какие-то комментарии.


» Вспышки молний осветили улицы Готэма. Бэтмен замечен в компании героя Централ-сити. Что привело самого быстрого человека на Земле в город теней?


» Оливер Куин вновь был замечен на улицах Централ-Сити в компании полицейского эксперта Барта Аллена. Что связывает мэра Сиэтла и полицейского и какое отношение эта встреча имеет к происходящим на улицах беспорядкам?


» Очевидное-невероятное. Из моргов по всему США стали пропадать трупы. Говорят, в этом замешаны спецслужбы, но зачем им тела? Означает ли это, что правительство снова начало генетические эксперименты?


» События в тени: за чертой города в глуши, была обнаружена тайная лаборатория, которая привлекла внимание агентов двух тайных организаций DEO и A.R.G.U.S.


» Жители Централ-Сити, вновь обращают внимание на странные молнии, проносящиеся по городу. Флэш вновь спасает город или играет в догонялки с другим спидстером?


» Светские новости: известный миллиардер Оливер Куин покинул самый разгар совещания, сорвав сделку в Отеле Хилтон Плаза.


» Из Аркхэмской психбольницы сбежал очередной пациент. Полиция просит проявлять бдительность: если вы увидите человека в маске с черными пятнами, немедленно звоните на горячую линию управления.


» Новости науки: по словам нашего аналитика, Уэйн Энтерпрайз готовится к прорыву в области теплоснабжения и обеспечить человеччество идеальным источником тепла!


» Многочисленные кражи личностей продолжаются, страна захлебнулась от кибер-терроризма. Куда смотрит правительство?


» Известному негодяю Джорджу Харкнессу, носящему кличку Капитан Бумеранг, вновь удалось скрыться от полиции. До каких пор будет продолжаться подобный беспредел?


★ топы

DC: Rebirth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: Rebirth » Настоящее время » Treasures of Montezuma [Hellblazer, Hawkgirl]


Treasures of Montezuma [Hellblazer, Hawkgirl]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sa.uploads.ru/PZ1Em.png

» игроки: John Constantine, Shiera Sanders-Hall
» место: Земля-прайм, Мехико/Теночтитлан, Мексика.
» время действия: 08.07.2017
» описание:
Новая попытка Тревора сыграть на жадности Константина до древних реликвий увенчалась успехом — оккультист по заданию АРГУС отправляется в Мексику на вялотекущие раскопки древнего поселения ацтеков, в поисках спрятанных от Кортеса сокровищ, которые до настоящего момента считались утерянными. По словам полковника из АРГУС-а, оккультиста ожидает его человек для помощи в исследовании.
Шаира Сандерс-Холл, занятая на раскопках в Мехико как один из лучших специалистов по древним цивилизациям, получает звонок от куратора Лиги при правительстве с просьбой о том, чтобы помочь его человеку с поисками. Явление оккультиста становится неожиданностью, информация о том, что где-то есть возможность выйти на легендарные Сокровища Монтесумы становится неожиданностью вдвойне.
К чему приведет эта странная экспедиция?

+1

2

Лондон, Англия, парой дней раньше.
Звук поворота ключа эхом отозвался в полупустом помещении комнаты, занимаемой у семейства Чандлерс. Свет не горел — Рене уходя обесточила дом, наверное надо было вернуться к щитку и воткнуть автоматы, но было мучительно лень. Все чего хотел печально известный оккультист — упасть и уснуть. Поиски Эбби Аркейн затягивались, разборки с джиннами утомляли до отвращения, хотелось надраться и сдохнуть, но идти до паба было целых два квартала. Завтра. Он обязательно надерется завтра. Константин сделал шаг в комнату и остановился, вся усталость слетела, оставив после себя тошнотворный страх: все, что было в помещении, было перевернуто вверх дном. Весь остальной дом был в порядке, разгром был только здесь. Конечно, британский мудак был далек от идеального жильца, однако, бардак, который обычно царил в его жилище, больше напоминал запустение постапокалипсиса, а то, что творилось здесь, было форменным пиздецом. На кончиках пальцев появились первые искры заклинания, но сделать ничего он не успел — затылок взорвался дикой болью и сознание милосердно покинуло оккультиста.

Пробуждение было далеко от приятного — голова раскалывалась, во рту стоял кислый вкус, а глаза отказывались открываться. Лежать было жестко и неудобно. Тот, кто будит человека после долгой попойки, должен гореть в аду. Промычав что-то очень нецензурное, Константин открыл глаза и тут же закрыл их обратно.
— У нас все-таки был секс? — Заплетающимся языком вымолвил Джон. — Я, конечно, изрядно надрался, но…
— Остынь, — в руках у шкафообразного блондина, на лице которого стояла печать "федерал", появился шприц, — тебя приложили по голове, успел заметить, кто?
— Ммать, — промычал оккультист, пытаясь подняться. Визитер подхватил его под руку и конвоировал до кровати. — Какого хера тебе здесь надо, Тревор?
— Ты, — Тревор закатал рукава пыльника и жеванной рубашки вяло пытающегося сопротивляться оккультиста — уколов он боялся и не любил, иногда до потери сознания. Игла вошла в вену и Константин снова отключился.
Следующее пробуждение было более милосердным, голова уже не хотела отвалиться, а память потихоньку возвращалась, видимо, химия полковника оказала положительный эффект. Это не помешало Джону многоэтажно выругаться на бесцеремонность Тревора. Оккультист все еще находился в своей комнате, бардак был условно ликвидирован, полковник сидел в кресле, на коленях традиционно лежал чемоданчик.
— Ублюдок, — пробормотал Константин, надеясь, что второго шприца с иглой у американца нет. — Выкладывай.
Вместо ответа Тревор протянул ему папку с документами. Изучив бумажки, Джон бросил их рядом с собой на кровать и резюмировал:
— Херня. Вымысла Хаггарда на основе неполных документов от ушлепков Кортеса.
— Возможно, — голос куратора Лиги Справедливости был вкрадчивым и искушающим, — но есть вот это, — он протянул Константину распечатку с матричного принтера. — Чуть больше месяца назад пришло на старое железо ЦРУ, данные из Франции, но на немецком языке. Три места мы проверили сами, находки были весьма впечатляющими.
— Я работаю один, — напомнил Константин, вытаскивая из кармана тренча пачку Silk Cut. — В прошлый раз ты навязал мне своих людей, заставил поднять остальных магов…
— В этот раз не буду, — не моргнув глазом продолжил Тревор. — Условия те же, десять минут в Черном Архиве Аргуса. И я готов закрыть глаза на пропажу части ацтекского золота, если ты найдешь вот это. — Он протянул Константину еще одну распечатку.

Мексика, Мехико, сегодня, сейчас.
Ненавижу бывшие колонии, в них обязательно случается какое-нибудь эпичное дерьмо. Все началось с водителя такси, который не понял шутки про Касабланку, потом были пудрящие нос ушлепки и толпы туристов, жаждущие посмотреть на останки древней столицы Ацтеков. Было бы на что смотреть — три с половиной каменных стены и кучка яйцеголовых, роющихся в древней помойке. Янки обещал мне, что на месте раскопок будет его человек, и лучше бы ему мочь связать два слова по-английски.
Вопрос о том, какой мудак вломился к Чезу в дом и приложил меня по тыкве, имел очень простой ответ. По крайней мере, ублюдочный Тревор высказал одну логичную мысль. Искали то, чего у меня не было на тот момент. Ебанный федерал заходил ко мне накануне, но дома не застал. Взломщики посчитали, что он оказался достаточно глуп, чтобы оставить мне сообщение. Вообще-то, с него сталось бы. Но он решил передать нужную для поисков вещь мне лично.

Любовь ко всему живому, не живому и условно-живому отчетливо читалась на породистом лице лице; сигарета, дотлевшая почти до фильтра, была зажата в зубах. Привычный пыльник сменила рубашка армейского образца, но не узнать известного оккультиста было невозможно — слишком сильно он выделялся из толпы местных светлыми волосами и почти полным отсутствием загара. Лагерь археологов его волновал мало, в такой день все с огромной долей вероятности будут просеивать мусор в районе останков города. Для гарантии отловив какого-то мелкого пацана, британец уточнил, где Сандерс. Парень махнул в сторону раскопок и убежал, сверкая пятками, а оккультист поправил лямку задрипанного рюкзака и пошел в указанном направлении, надеясь, что идет правильно.
Тропинка привела его в палатку, где трое мужчин сосредоточенно колдовали над плиткой с барельефом. На вопрос, где искать Сандерса, один из археологов оторвался от работы и предложил подождать, рано или поздно искомый субъект объявится. Обреченно кивнув, Константин уронил рюкзак себе под ноги, выудил из нагрудного кармана пачку сигарет и закурил, мысленно костеря Тревора с его идеями, неизвестного Сандерса, которого поди найди и самого себя за очередную глупую авантюру. [AVA]http://s4.uploads.ru/nvEIS.png[/AVA]

Отредактировано John Constantine (2017-08-22 14:53:56)

+1

3

Вообще над тем, насколько она любит Мексику, Шаира прежде не задумывалась. И, возможно, счастливо не задумывалась бы и дальше, но тут историческому сообществу внезапно почему-то очень повезло, и правительство, немного почесав затылок, с барского плеча взяло и выделило денег на исследования. Это было не то, чтобы регулярное явление, и археологи воспрянули духом, побросали лопаты и кисточки в багаж, собрались в стайку перелётных птиц и отбыли туда, где было, чем заняться, но с условием, что никуда сильно далеко лететь не надо. То ли на волне несостоявшегося конца света, то ли просто по какой-то загадочности вселенских токов в последнее время у широкой публики обострился и удерживался интерес к южно-американским индейцам со всей их кровавой и страшной действительностью, будоражащей воображение, поэтому учёные осели там.
Благо, артефактов там должно было бы ещё не на одно поколение хватить.
Сама Сандерс, у которой в связи с многочисленными жизненными событиями был острый недостаток работы с лопатой в организме, весьма обрадовалась предложению руководства поехать и привезти что-нибудь хорошее к осени, чтобы к началу учебного года в коллекции музея было какое-нибудь яркое новое пятно. Вскоре пташка получила себе в рабство группку практикантов-студентов, воодушевлённых примерно как стадо хасок, которым показали мячик (бедные дети ещё не знали, что их ждёт, поэтому воительница им даже немного сочувствовала — романтические настроения на реальной работе отваливались примерно через две недели и умирали в страшной агонии), а так же несколько коллег, и отбыла в сторону тихой копательской жизни. Картер, чуть повздыхав, попрощался с любимой супругой, на прощание долго и нудно упрашивая её не будить богов и не спускаться в царство мёртвых, но, провожая её в аэропорт, так и не убедился до конца, что Орлица прониклась его настоятельными просьбами в должном масштабе.
Он слишком хорошо её знал.

Однако чудеса на этом только начинались: где-то через неделю медитативного перекатывания камней и сметания пепла эпох кисточкой, когда крылатая валькирия уже готова была сказать, что она любит эту жизнь, в пространстве нарисовался Стив Тревор. Вернее, конечно, нарисовался он не сам, а с помощью невыразительного местного, прикатившего к лагерю на мопеде, помнящем ещё явно Вьетнамскую войну. Посыльный передал женщине на руки письмо, доброжелательно попрощался и укатил обратно, скрывшись в облаке поднятой пыли, а пташка осталась в глубоком изумлении. Куратор Лиги вообще не то, чтобы сильно стремился с ней контактировать, поэтому его явление было достаточно неожиданным.
Вечером, видимо, подозревая, что только пространной просьбы, нацарапанной на коленке, будет недостаточно, он позвонил сам и, в муках рожая нужные слова, упросил жрицу оказать его человеку посильную помощь, потому что другого исторического специалиста подобного класса взять негде, а А.Р.Г.У.С.у не просто надо, а ужас как надо что-то найти. А.Р.Г.У.С.у всегда было ужас как надо, впрочем, так что отличия конкретно этого "надо" от предыдущей тысячи "надо" княжна не уловила, но на всякий случай прониклась важностью момента. В общем-то, Холл была женщиной доброй, отзывчивой и ещё крайне терпеливой к мужским выходкам, так что благословила Стива словами "и хрен с тобой, золотая рыбка", после чего вежливо пообещала обязательно ждать, как Хатико, того несчастного, которого угораздило влипнуть в эту историю и в Тревора лично.
Тот что-то нечленораздельно промычал и отключился, решив, что его запас красноречия в обращении с непробиваемыми брёвнами на данный момент исчерпан.
На том общение с американской властью, оставшейся где-то далеко, счастливо для обоих сторон закончилось, а Шаира пошла дальше постигать археологический дзен, напевая себе под нос "die, die, my darling". В конце концов, она достаточно часто спасала мир и окружающих, чтобы иметь право побыть нормальным человеком ну хотя бы неделю. О большем мечтать не приходилось.

***

Шаира заявилась к коллегам с лопатой на плече и с каким-то горшком в левой руке; вид у неё при этом был совершенно невозмутим и даже полон внутреннего достоинства. Хрупкие дамы тоже имеют право появляться в приличном обществе в интригующем виде — не с веслом же. Горшок был сильно потрёпан жизнью, от него не хватало приличного куска, но в целом он всё ещё походил на посуду, и в его глубинах весьма многообещающе что-то позвякивало. Обнимавшие, обметавшие и даже обцеловывашие часть барельефа археологи заметно оживились, однако горшок им леди Ястреб не протянула.
Протянула лопату.
Народ сильно задумался, пытаясь познать этот жест доброй воли, и Орлица воспользовалась паузой, чтобы с ястребиной цепкостью осмотреть помещение. Обнаруженный представитель какой-то чужеродной обстановки курил, и сизый дым, поднимавшийся верх, напоминал нимб вокруг его головы. Воительница мгновенно вспомнила Тревора с его интригующими просьбами, потому что ничего более не вписывающегося в местный антураж нельзя было и придумать, фыркнула и всё-таки рассталась со своей добычей, хотя с заметной неохотой.
Конечно, ничего нового для себя она бы там не обнаружила, но всё-таки женская страсть копаться в прошлом требовала выхода.

Стремительная, лёгкая, она подошла к человеку с сигаретой, поздоровалась, некоторое время с интересом созерцала его, а потом сняла с чужой рубашки некрупную бабочку. Ей понадобилось целых пять секунд, чтобы решить, на каком языке общаться, но английский победил — наиболее универсальный, он был понятен большей части человечества хотя бы кусками.
— Тревор так хотел моего содействия, что даже попытался сделать мне комплимент. Такое дивное явление просто нельзя было игнорировать, — пояснила она, щуря ярко-зелёные смешливые глаза. — Это же что-то более глобальное, чем апокалипсис, должно было впечататься ему в темечко. Шаира, просто — Шаира, не надо пытаться называть меня по фамилии, я от этого расстраиваюсь. Тебя мне Стив представить забыл, но это его нормальное состояние. Три минуты, и я буду вся в твоём распоряжении.
И жрица упорхнула раздавать пинки и ценные указания, ловко вклинившись среди историков. Её слушали, особо даже не огрызаясь, что было определённым успехом среди данной публики.
Времени, правда, ей понадобилось чуть побольше, но минут через десять вся группка светлых умов достигла определённого консенсуса, и пернатая смогла вернуться к делам насущным.
— На, — в грудь мужчине впечаталась лёгкая шляпа с широкими полями, которую фрау прихватила с чьего-то рюкзака, — солнце тут адское, поэтому не свети под ним своей прекрасной макушкой. Чистая вода в этих палестинах такой себе ресурс, вообще откачивать тебя от солнечного удара мне не улыбается… Так, Честер, я жду с тебя полного отчёта о том, что вы наколупали, закинь в шатёр, можно в картинках, но чтобы мне было, что петь начальству о целесообразности увеличения финансирования. Ребята из группы Ли откопали останки ещё одного каменного фундамента, но этого мало. На время моего отсутствия поработай мозговым центром и оправдай гордое звание моего зама. Всем спасибо, продолжаем.
Обернувшись к мрачно выглядящему товарищу, у которого прям во всём его породистом облике была написана глубокая неприязнь к Мексике вообще и Теночтитлану в частности, танагарианка сделала приглашающий жест, после чего прихватила его за руку и просто выволокла за собой, сопроводив это насилие над личностью словами "у меня поговорим". Учёные — это такое сборище, которое больше всего на свете любит греть уши на чужих разговорах и потом сплетничать, несмотря на весь свой деловой вид, и Шаира об этом отлично знала.
Ей, конечно, Треворовских тайн было несильно жаль, но он мог и обидеться, так что лучше было как-то оградиться от любопытных коллег, хронически жаждавших новых тем для перемывания костей начальству за ужином.

Так искателя приключений (пташка сильно сомневалась, что он сам из А.Р.Г.У.С.а, ибо было в нём что-то такое, чего не бывает в сотрудниках спецслужб) отбуксировали в глубину лагеря, где помешать им было сильно сложнее.
Женщина приподняла полог, пропуская гостя вперёд себя, и зашла внутрь палатки. В небольшом шатре сразу стало как-то тесновато, но сама Сандерс отнеслась к этому с явным безразличием. Сложно было найти существо, к комфорту относящееся столь же наплевательски: Шая была настолько далека от всего земного, что, кажется, не заметила бы даже предложения спать на голых камнях. Жестом предложив присаживаться, куда удобно — выбор был богат, между туристическим стулом и спальником, — она спустила с плеч рюкзак и, не глядя, ссыпала в него сложенные стопкой записи. Авось пригодятся.
Крылья её чуть посверкивали тусклой синевой, но настолько слабо, что следовало бы старательно приглядываться. Глянув на блондина, Орлица улыбнулась. Происходящее она всегда воспринимала как должное.
— Выкладывай, зачем тебя пригнали в наши ебеня, что вообще ищем и что нам за это будет, кроме вселенских неприятностей. Воды?

+1

4

Археологи — люди, роющиеся в земле ради жаренных фактов прошлого, мечтающие убить за подтверждение собственной теории, которую сформулировать не в состоянии. За последние двадцать минут я узнал все, что не хотел о продольных разрезах, круговых раскопках, бронзовом веке, средних веках и конкистадорах. Ненавижу прошлое — из его глубин, мрачных как лицо шлюхи, которой не заплатили, взирает такое множество злоебучих тайн, которое современное человечество, к его счастью, познать не в состоянии.

Константин с затаенной тоской взирал на суету, которая воцарилась перед появлением руководителя. На сидящего под самой стенкой шатра оккультиста пару раз чуть не наступили, на красивую многоэтажную конструкцию бывшего паренька из бедного квартала портового города никто не обратил внимания и Джон был вынужден смириться. Хотя бы сигареты никто не отбирал — и то  радость.
К появлению Сандерс маг оказался не готов и трижды проклял Тревора, который не удосужился объяснить, что его провожатый — женщина, состоящая в Лиге Справедливости. Вот уж действительно, "свой человек".
— Я... — открыл рот Константин, но крылатая уже упорхнула, оставив мужчину осознавать факт сотрудничества с одной из тех, кого он довольно сильно недолюбливал. Это, правда, не мешало ему работать с ними бок о бок уйму времени.Чета Холлов на его доске улик всегда висела в стороне с пометкой "разобраться позже". Похоже, это "позже" догнало Константина и приложило по самой макушке. Пташка снова материализовалась перед ним, всучила шляпу и утянула его за собой, британец едва успел подхватить свой полупустой рюкзак.
В шатре было по-спартански пусто, но оккультиста это вполне устраивало. Повторив маневр Шаиры с рюкзаком, отчего бумажек на матерчатом полу стало куда больше, маг, наконец получил возможность хоть что-то сказать:
— Очередная авантюрная идея Тревора. — Мужчина говорил коротко и довольно раздраженно. Только это и делало его речь понятной, северобританский акцент был ужасен, казалось, что блондин говорит с набитым ртом. — Он уверен, что нашел ключ к сокровищам Монтесумы. Причина — непонятно откуда взятые данные. Ушлепок бормотал что-то про Францию, но сами данные на немецком. — Он порылся в своих бумажках и протянул Шаире распечатку и большой незапечатанный конверт. — В активе — координаты, отпечатанные на матричном принтере и карта, проебанная кем-то из подручных Кортеса. — Весь скепсис об успешности этого мероприятия был написан на лице, синяки под глазами показывали, что мужчина неопределенного возраста давно не спал и, видимо, накануне много пил. Спохватившись, что он-то как раз и не представился, оккультист постарался улыбнуться. Вышло хреново. — The name is John, by the way. John Constantine. Я бы не отказался от пинты темного, но раз уж нам предстоит прогулка в эти гребанные ебеня, сойдет и вода, спасибо.
Приговорив залпом весь стакан, Джон потянулся к нагрудному карману, из которого выглядывала пачка дешевых сигарет, но вовремя вспомнил, что сваливать из горящей палатки — то еще удовольствие. Он изучал Орлицу с интересом естествоиспытателя и гадал, чем закончится новая авантюра от Тревора. Прошлая закончилась похищением Затанны, путешествием в другой мир, потерей ученика и воскрешением бывшего учителя. Что сейчас? Локальный апокалипсис? Паранойя британца могла соперничать с паранойей Бэтмена, поэтому наличие Шаиры в "легкой" прогулке по джунглям настораживало вдвойне. Вздохнув, и снова потянувшись за сигаретами, Константин продолжил:
— Давай сразу проясним, luv, — он воткнул сигарету в рот, не спеша закуривать, — я — не командный игрок, хотя кое-какой опыт есть, поэтому предлагаю оставить все штучки Лиги в лагере и идти параллельными курсами. Кроме этого, ты наверняка наслышана о моей дурной репутации: будет лучше, если ты сочтешь эти слухи правдой, я не хочу пополнять свою армию еще одним призраком. И последнее, мой испанский гораздо хуже, чем латынь и шуммерский, так что, боюсь, тебе придется переводить в случае чего. — Константин развел руками, словно извиняясь, но бесстыжие синие глаза давали понять, что ему не жаль. — Я не в восторге от предложения Стивена, считаю бредом вообще всю херню, которую он нес, как и нашу с тобой прогулку за несуществующими сокровищами, но этому ублюдку проще дать, чем объяснить, почему не хочется. По дороге сюда я изучил карту, но многое осталось непонятным. — Он вытащил сложенную втрое туристическую карту, купленную в дюти фри. — Теночтитлан находится на территории Мехико, — он черкнул коротко стриженным ногтем по своей карте, обозначая место, где они находятся в настоящий момент, — сейчас на месте города университет или что-то вроде. Вторая и третья точки — вулканы Теутли и Попокатепетль. Понятия не имею, что кроме масштаба нам дает это знание. Координаты со дна мира показывают в район Национального парка. Отсюда туда ехать часа полтора. — Константин невинно посмотрел на крылатую и осведомился, — возьмем такси? [AVA]http://s4.uploads.ru/nvEIS.png[/AVA]

Отредактировано John Constantine (2017-08-22 14:54:11)

+1

5

Безмятежная улыбка Сандерс не поблёкла ни на йоту. Джон Константин был личностью известной и весьма одиозной; хотя лично они никогда не сталкивались, но наслышана про него женщина была изрядно. Сведения разнились; кто-то утверждал, что оккультист — талант, каких поискать, кто-то — что шарлатан и придурок, но основная масса героев, имевшая счастье посмотреть в его блондинистый затылок, сходилась в одном — убить мага начинало хотеться на вторую минуту знакомства.
Впрочем, Джону сейчас можно было лишь посочувствовать: он вряд ли понимал достаточно хорошо, в кого влип милостью Тревора. Если большая часть Лиги была ярко выраженными героями с соответствующими жизненными ценностями, то Орлица была скорее чистым добром с не до конца внятными моральными весами, и в этом таилась её главная опасность. Она ко всем относилась непробиваемо хорошо, даже если её очень сильно старались разочаровать.
В конце концов, она пятую тысячу лет была замужем за мужчиной, чьё психическое состояние приравнять можно было разве что к серийному убийце в фазе обострения. И не только была замужем — но и любила, как только можно любить собственную судьбу. После закалки Картером Холлом бывшую жрицу ничего не могло вывести из равновесия. Ничего. Даже Константин.
Хотя за попытку ему следовало поставить жирный плюс, конечно.

Мягкий голос женщины звучал всё так же спокойно, и её смешливые глаза не сменили своего выражения:
— Нет, cariño*, давай мы проясним всё происходящее с другой стороны. Ты приехал ко мне на раскопки, нашёл меня, всучил мне свои бумаги и теперь прикидываешься веником, который не играет в команде? Расслабься, я от тебя тоже не в восторге; но до тех пор, пока мы не найдём всё то, что от тебя — и от меня тоже, напоминаю, — хотел Тревор, ты воспринимаешь нас как единую общность и не выёбываешься особенно сильно, потому что у меня нет ни времени, ни желания мериться с тобой хуями. Поэтому пока ты слушаешь меня, я слушаю тебя, и мы на время забываем о жизненной необходимости поцапаться друг с другом. После того, как мы найдём нихуя вместо сокровищ, я торжественно вручу тебе экспертное заключение, в котором даже припишу, что Тревор — мудак, отвезу в аэропорт, благословлю на прощание, и ты можешь снова быть гордым одиноким рейнджером. Но боюсь тебя разочаровать — мы, скорее всего, найдём. Это подлинные документы с подлинными координатами.
Подвинув мужчину чуть левее, она прошла в угол своего шатра, села на корточки перед массивным походным рюкзаком, расстегнула его большое отделение и с задумчивым интересом естествоиспытателя посмотрела внутрь. Учитывая объём этого подвида женской сумочки, вполне можно было предположить, что оттуда вылупится чужой, ктулху или хотя бы средних размеров виверна.
Повернув голову, фрау пристально посмотрела на помятую пачку сигарет в руках волшебника, и тонко очерченные ноздри её хищно раздулись. Этого ещё не хватало.
— Попробуешь закурить в моей палатке — я задушу тебя твоим же галстуком, — доброжелательно подсказала пташка, — у тебя есть примерно три минуты, пока я соберу свои шмотки. А, да. У меня нет тёмного, ни пива, ни эля, но есть, в целом, вполне вменяемый коньяк — фляжка на этажерке слева от тебя. Левее. А теперь уйди отсюда.
Больше на своего гостя она внимания не обращала, углубившись в перекладывание собственной амуниции в сумку поудобнее и в смену одежды. Вместо лёгкого льняного костюма, в котором было удобно стоять на солнце, но не слишком — прыгать по развалинам бодрой ланью, убегая от каких-нибудь хтонических чудовищ, воительница быстро переоделась в военный камуфляж без знаков различия. Закатав рукава плотной рубахи, она быстро переплела длинные волосы в две косы на норманнский манер, застегнула пояс и, прихватив поклажу, стремительно вышла наружу. Удар белоснежного крыла, взметнувшегося стремительной молнией, задел полог, и тот упал на шатёр, закрывая вход; Шаира закрепила магниты, мешающие ветру нанести внутрь песка и пыли, которых тут хватало в достатке.

Кивнув оккультисту, она быстро зашагала куда-то к внешней границе лагеря. Дьявол его знал, этого Константина, как у него с полётом, да и в любом случае, на своём транспорте было просто надёжнее — мало ли, что могло понадобиться привезти с собой после очередной авантюры. Зная масштаб собственных талантов, Сандерс спокойно могла предположить что угодно, включая чучело дракона или там, например, инопланетный космический корабль.
— Ты отчаянный человек, если хочешь куда-то добираться на местном транспорте. Дешевле выйдет убиться сразу во избежание мучений, — женщина продемонстрировала связку ключей, — возьмём одну из наших машин. По дороге ещё раз прочитаешь мне немецкий рапорт, мне надо осмыслить то, что там написано. Это информация явно времён Второй Мировой, и я не до конца понимаю, откуда господа нацисты её взяли. По коням.

Тяжёлый внедорожник был, вероятно, единственным более-менее надёжным способом добраться до каких-нибудь неизвестных остальному человечеству высот. Открыв багажник, женщина выкинула из него несколько пустых канистр, загрузила на их место несколько полных — с топливом, потом добавила две запечатанных бутыли с водой, осмотрела получившийся результат с большим скептицизмом на остроскулом лице, поправила сумку с инструментами и с грохотом захлопнула дверь. Её спортивная сумка, подозрительно бряцавшая чем-то металлическим, отправилась на заднее сиденье. Туда же полетел обычный рюкзак со множеством карманов.
— Поработаешь штурманом, — сообщила Шаира, заводя двигатель, — на навигаторы нам не расщедрились. Мне сильно не нравится присутствие в списке Попокатепетля… Хреновое место, тёмное, хоть к нему и таскаются туристы на поклон. Где фигурируют мертвецы — там всегда какая-то задница. Ладно, посмотрим.
Круто вывернув руль, женщина выехала со стоянки, моргнула фарами одному из коллег, куда-то целенаправленно тащившему два стула, и вскоре выехала на дорогу.


* Милый (исп.);

+1

6

Герои, все они слеплены из одного теста, эта отдельно взятая представительница племени самоубийц за чужие жизни и свободу, исключением не была. Хотя, надо отдать ей должное, от излишнего пафоса после его первой проверки на прочность она все же воздержалась. Напротив, повела себя так, как повел бы себя сам Константин. Это, как минимум, заслуживало уважения. От скепсиса, впрочем, ее отповедь Константина не избавила, а обрисованное ей положение вещей содержало тот компромисс, который он обычно предлагал героям после того, как им в очередной раз подметут пол, так что она изрядно сэкономила им обоим время и ему — стоимость новой одежды.
Разумеется, все сказанное им, было полуправдой. Константин не брезговал работать в компании, особенно если была широкая (или не очень) спина, за которой можно укрыться. Беда героев была в том, что все до одного считали необходимым попытаться вправить мозги и вернуть — куда? Кажется, сами герои тоже не очень-то понимали, на какую сторону нужно склонять оккультиста и к каким добродетелям возвращать. Так что необходимость подобного объяснения была довольно насущной. Но в этот раз определенно вышла промашка.
Впрочем, Орлица, кажется, и не думала злиться, доступно объяснив, что сделает с ним в случае, если он рискнет закурить в палатке.
— Я, может, конечно и мудак, но не идиот, luv, — поднял руки Константин. И, пока крылатая не передумала, собрал свои бумажки, уцепил фляжку и ретировался на улицу. С наслаждением затянувшись, мужчина сделал глоток, чувствуя, как жизнь становится если не лучше, то не такой дерьмовой. Сделав еще один глоток, маг с сожалением закрыл фляжку и спрятал ее в нагрудный карман. Черт знает, что ждет их по адресу, указанному на карте седых веков. Орлице, кажется, и дела не было до того, что совпадений с настоящим ландшафтом всего три — столица, которая стала достоянием истории уже тогда, когда карта была составлена, и два вулкана, которые по определению измениться за такой срок не могли.
Размышления оккультиста прервало появление эксперта по истории. Она шагала так быстро, что Константин успевал за ней исключительно из-за привычки быстро убегать от очередной дряни, жаждущей крови или смазливой физиономии англичанина.
— Я добрался сюда на такси, — похвастался Константин. — Особенных сложностей не заметил. Хотя, восторга тоже не испытал. Поехали.
Константин умел водить машину и не умел ездить на велосипеде, это были две самые страшные тайны в его жизни, поэтому он с облегчением выдохнул, когда Шаира предолжила поработать штурманом. Она определенно знала о документах, которые привез англичанин, гораздо больше, чем он сам. Например, на распечатке не было опознавателтных знаков. Как она поняла, что это документы второй мировой? Выудив многострадальную стопку, Константин отправил рюкзак следом за сумками Орлицы и уселся на пассажирское сидение.
— Буду читать сразу на немецком, — предупредил он, — перевод с листа — не мой конек.
Прерываясь, чтобы свериться с картой и скомандовать очередной поворот, англичанин начал читать увлекательный отчет об экспедиции. Речь шла о нахождении поместья испанского идальго, получившего титул за особые заслуги. Идальго, если верить приложенным архивным документам того времени, был из первых экспедиций в Мексику и прожил бок о бок с ацтеками почти три года, женился по их обряду и увез жену домой, когда Монтесума второй сдал Теночтитлан Кортесу. Счастья в этом браке не было, но ходили слухи, что пара забрала из разоренного города часть драгоценностей, принадлежащих женщине и, похоже, женщина знала, где спрятал сокровища поверженный вождь. Она упросила мужа сделать карту, а детей и внуков заставила выучить древнюю легенду ацтеков и повторяла, что она сулит безбедную жизнь. Текст легенды приводился полностью и Константин, пробежав его глазами, выругался.
— Здесь, похоже, традиционная сопливая история из нежно любимых девочками пубертатного периода. — Его перекошенная физиономия весьма красноречиво говорила о его отношении. — Ладно, слушай. Юная индийская дева любила смотреть на горы и жила сказаниями шаманов. Больше всего ее пленяла история о воине, живущем в горах, который на самом деле был могущественным божеством. Днем она уходила подальше от племени и даже создала себе тайное убежище среди скал. Ночами она ловила полированным камнем отсветы луны и плясала на склонах горы. Однажды, в своих романтических скитаниях она набрела на узкую площадку над бездной. Ночью, в свете луны она плясала там так исступленно, что ей померещился воин. И, ослепленная любовью, она шагнула в пропость. Последнее, что увидели ее глаза — силуэт огненной горы. Бог оценил жертву девушки и превратил ее в цветок, растущий только на склонах огненной горы, чтобы она могла каждую ночь смотреть на него. А тайное убежище запечатал навеки. В общем, все умерли, — неожиданно резюмировал Константин. За чтением документации он не заметил, что джип уже пару минут как стоит на стоянке перед пешим маршрутом Национального парка. Буйная растительность и непривычный холод из окна говорили, что они довольно высоко над уровнем моря. Вот только их маршрут шел сильно в стороне от туристического. — Херня какая-то. Тревор должен мне бутылку первоклассного пойла за то, что я вынужден читать этот бред. Готов простить этого ушлепка только в случае, если эти сопли с сахаром являются ключом к месту, которое нам нужно. По крайней мере, другого объяснения в необходимости хранить такую чушь я не вижу.
Он выскочил из машины и стал запихивать бумажки обратно в рюкзак. Вокруг них рос тропический лес, остро пахло свежестью и какими-то пряными травами. Тишина стояла почти мертвая, не было слышно даже пения птиц. Ветра тоже не было. Не к добру это. Находящийся невдалеке домик был закрыт на навесной замок, на двери висела табличка: "Fuimos de gira.*"
— Пока мы ищем нужное направление, расскажи мне, почему ты уверена, что документы времен Второй Мировой? — Попросил он закуривая. Его взгляд гулял с домика на выстланную деревом тропу. Наконец, он не выдержал, попросил подождать, что-то выколупал из стены и вернулся к Орлице. [AVA]http://s4.uploads.ru/nvEIS.png[/AVA]


*Ушли на экскурсию

+2

7

Большую часть зачитанного текста танагарианка выслушала без особого интереса, потому что ничего потенциально нового и вдохновляющего там не было. Сколько таких старинных карт и насильно-добровольно увезённых с собой женщин было в истории, далеко не только Америки — не счесть; но вот на моменте изложения древней сказки Орлица встрепенулась.
И не только потому, что Джон выглядел так, как будто ему только что предложили голыми руками пособирать отрубленные гильотиной головы. Или даже нет: возможно, степень омерзения, которую он передавал всеми фибрами своей души, а так же мимикой и интонациями, приближалась к коту, которому показали чихуахуа.
— Тебе во время чтения следует поработать над выражением лица — таким только троллей пугать. Не люблю романтические легенды, — с грустью произнесла Шаира. От сущности, которая сама воплощала в себе все мировые мифологические образы о несчастных влюблённых разом, слышать это было несколько странно, однако же эта женщина слишком хорошо знала, о чём говорила: она видела цену истинной любви и даже знавала её на вкус, который всегда был горьким, как степная полынь. — Потому что лучшее, что может случиться с теми, о ком она рассказывает, просто смерть. Но этой счастливой судьбой мало кто может похвастать. Хм… Цветок, говоришь… Индейцы не так уж часто вспоминали про цветы, они более любили кровь, чем растения.
Включив поворотник, она съехала с асфальтовой дороги на гравийную, проехала ещё пару километров и припарковалась у небольшого домика, в котором обычно можно было купить разрешение на посещение вулкана или попытаться узнать, как дойти до какой-нибудь сильно интересной достопримечательности с красивым названием. Но сегодня оператора не было, зато был замок — и табличка.
Ни первое, ни второе Холл особенно не порадовали, и она даже слегка попинала колесо автомобиля, выбравшись наружу, чтобы понять, что им делать дальше. С другой стороны, у неё были документы археолога, и чёрта бы с два кто-то воспротивился их куда-то пускать, где потенциально могли обнаружиться исторические ценности… В любом случае, ждать, пока местный смотритель придёт обратно, у них не было ни сил, ни времени.

Леди Ястреб вытащила наружу рюкзак, закинула за плечи и затянула лямки; из второй сумки с лёгким металлическим лязгом она извлекла булаву, подкинула её в ладони; что-то щекотало ей край сознания, и она всё-таки решила объяснить, подумав ещё с минуту.
— Есть одно растение… С красивым названием чёрная космея. В Америке и Европе его называют "шоколадным космосом" за очень сильный шоколадный запах; крупный цветок тёмного, больше шоколадного цвета, похожий на ромашку. Чуть больше ста лет назад оно считалось полностью вымершим, потому что произрастало лишь на небольшой территории, а потом и вовсе исчезло, но в 1902-ом году один натуралист откопал последнее уцелевшее растение и натряс из него семян. Сейчас космея просто очень редкая и дорогая, но в целом где-то в Мексике она растёт — её начали сеять искусственно на местах бывшего распространения, и оно даже принялось… Дело в том, что я писала про него статью, тогда, в 1902; и я точно помню, что нашёл тот натуралист цветок в районе нынешнего национального парка Истаксиуатль-Попокатепетль, то есть — здесь. В легендах немало правды, подозреваю, ты сам не хуже меня это знаешь. Думаю, нам стоит поиграть в ботаников: более внятного предложения у нас всё равно пока нет.
В конце концов, как известно, чтобы куда-то прийти, достаточно хотя бы просто начать идти, а свернуть на нужную тропу можно и потом. Главное — не останавливаться.

Повернув голову, Сандерс посмотрела на оккультиста, потом плавно пожала плечами:
— Потому что я умею складывать два и два, но ты можешь считать это интуицией, если хочешь. Хотя я готова поставить свою булаву на то, что это ворох чудесных запасов Аненербе, которые практически случайно попал в А.Р.Г.У.С., где в них мёртвой вцепилась мисс Уоллер, которая даже дьявола удавит, если почует что-то стоящее. До меня уже долетали слухи, что ребята обнаружили некий клад и проверили несколько координатных точек… Ну как долетали; ко мне приходили за консультацией по поводу парочки древних загадок. Ладно, я поднимусь на пару минут, из неба лучше видно. Подожди.
Крылатая женщина усмехнулась, взяла в руки шлем и привычным жестом надела его на медные волосы; глаза её сверкнули нехорошей синевой за миг до того, как она снова перевела взгляд на блондина. Мудак ещё тот, следовало признать, слухи о нём не преувеличивали; но помимо хорошо воспетого цинизма, старательно перевязанного подарочной ленточкой и демонстрируемого миру вокруг, танагарианка ощущала в нём то, что ей не нравилось.
Она чувствовала боль, что была закопана слишком глубоко, чтобы хоть когда-либо быть выплеснутой.
Ей уже приходилось чувствовать подобное — ей уже приходилось с этим жить, разгоняя вечный мрак в чужих мыслях; и ей ли было не знать, на какие безумства способно толкнуть чувство вины. Это не было её делом, разумеется, но и чувствовать эту горечь, пропитавшую всё существо мага, ей совсем не нравилось.
Распахнув огромные крылья, без труда заслонившие местное сумасшедшее солнце, Шаира зачерпнула воздух и взмыла вверх, мгновенно поднявшись над вершинами деревьев.

Вернулась она довольно скоро, отобрала карту у Константина и, раскатав её на капоте джипа, сосредоточенно стала сравнивать всё увиденное со своими ощущениями, поглядывая на координаты, доставшиеся от предыдущих исследователей.
— Крупное поле тёмных цветов растёт на склоне примерно в трёх километрах, — сказала она наконец, — дальше начинается какое-то большое скальное образование. Вот здесь. Надо попробовать добраться.

+2

8

Удивительно, как иногда мелочи могут поднять настроение. Смирившись с неизбежностью прогулки в неведомые ебеня в компании крылатой героини, Константин занял свой мозг более насущными проблемами. Координаты, отданные Тревором, не внушали ему доверия — за полтысячи лет ландшафт мог поменяться, Попокатепетль с тех пор несколько раз пытался извергнуться, обвалы в горах — обычное дело, а вездесущая Зелень захватывала новые места с ужасающей скоростью. Гораздо интереснее была легенда, которая, не взирая на девичью слезливость, могла стать вполне неплохим ключом к разгадке тайны, которую посулил полковник.
— Я прогуливал уроки ботаники, — мужчина выдохнул дым и посмотрел в глаза Орлице. Неприятные ощущения от взгляда были похожи на то, что испытывают люди, глядя в глаза демонам, но серьёзно слабее. — Ты считаешь, что эта тёмная ромашка может быть тем цветком из легенды? — Несколько разочарованно спросил британец. Не то, чтобы он ждал орхидей или лилий, но ромашка — это было как-то даже пошло. С другой стороны, если легенду придумывала женщина, вполне в духе романтической дикарки было решить, что ромашка — то, что нужно для опознавательного знака.
Отсутствие оператора мага беспокоило меньше всего — заморочить голову людям, жаждущим получить от туристов денег за разрешение на прогулку или в виде штрафа, Константин мог и без магии. Однако, когда голову морочили ему, он не любил. Шаира знала что-то о кладе, гораздо больше, чем говорила, это Константин чувствовал очень отчётливо. Слишком много деталей в начале объяснения и слишком смазано вышло в конце. Вместе с тем, он прекрасно понимал, что правды ему не расскажут, не того полёта он птица. Это были тайны Орлицы и Константина они волновали исключительно с прикладной точки зрения: вдруг эти сведения могут помочь ему получить желаемое? Но если нет, у него найдутся свои способы найти тайник с сокровищами. Прикрыв глаза рукой, чтобы избежать мелкого мусора, взметнувшегося вверх под ветром от крыльев, Джон укрылся под козырьком дома, зачем-то подёргал амбарный замок и вернулся к машине. Пара гвоздей, отодранных от стены домика оператора, позвякивала в кармане. Кивнув вернувшейся героине, он вскинул рюкзак на плечо и достав очередную сигарету, он спрыгнул с деревянного настила для туристов и, справедливо рассудив, что миссис Холл вполне обойдется без его помощи, зашагал под сень деревьев.

Через заросли и лианы, находящиеся в стороне от основного маршрута, они продирались почти полтора часа. Было влажно и жарко, немилосердно воняло гнилью и сыростью вперемешку со сладковатыми запахами от экзотической растительности. Константину, казалось, было плевать на неудобства, он молчал, иногда мурлыкал что-то столь же мелодичное, сколь и не приличное, под нос и много курил. Возможно, именно поэтому они миновали кишащие москитами места без особенных сложностей. Вскоре запахи стали менее навязчивыми, воздух посвежел и стал более лёгким. Наконец, они миновали кедровую рощицу и вышли на каменистую поляну, заросшую травой и цветами. Красный камень среди пожелтевшей от жары растительности и бордовых, почти чёрных цветов, казался каплями крови на одеждах жрецов. Если верить карте, координаты, указанные в распечатке Тревора, были где-то рядом. Шоколадный запах немилосердно дурманил голову, в сочетании с убойным солнцем это было довольно мучительно, Джона не спасала даже позаимствованная Шаирой у кого-то шляпа. Перед глазами двоилось и призраки, обычно не докучающие, сейчас глумились над оккультистом, напоминая о всех его неудачах. Привычка игнорировать надоедливых покойников, если речь не идет о чём-то конструктивном, сделала своё дело, мужчина отмахнулся от особенно занудствующего сегодня Ричи и сбросил рюкзак на плоский камень. Присев перед кустом с тёмными цветами, оккультист без сантиментов к редкости растения содрал самый длинный стебель и принялся разминать его пальцами. Стебли были сочными и крепкими и желаемое получилось далеко не с первого раза. Выудив из кармана гвоздь, мужчина попытался обвязать его измочаленным стеблем.
— Хочу попробовать сделать навигатор, — пояснил он свои действия. — Посмотри, есть ли в легенде имя этой девицы? Кажется, там звучало имя Течуишло, но с этими индийскимии языками никогда нельзя быть уверенными.
И он заговорил нараспев на жуткой смеси латыни, валлийского и староиспанского языков, восстанавливая недостающие слова и выражения теми языками, которые знал. Искры на амуниции Танагарианки давали понять, что магия есть, но она была весьма слабой, Константин вообще не отличался глубиной дара, являясь талантливым механиком и очевидно проигрывал в силе Затанне, которая жила магией. Зато он мог похвастаться изобретательностью. Гвоздь плавно повернулся остриём в сторону возвышенности на другой стороне поляны. Джон поднялся, взял рюкзак не застёгивая, и медленно направился в сторону, куда указывал гвоздь.
— Хер знает, туда нам, или нет, — произнёс он, — я мог ошибиться в заклинании… мать.
Везение оккультиста сыграло с ним злую шутку. Коварный камень, спрятавшийся в траве, поверг британца наземь. Перед глазами поплыло ещё больше и ему показалось, что булыжник смеётся над ним. А спустя мгновение он был уже на ногах, тяжело дыша.
— Рисунок, — он непочтительно ткнул пальцем в едва заметные на полированном временем кирпиче линии, складывающиеся в хищный оскал какого-то древнего божества. [AVA]http://s4.uploads.ru/nvEIS.png[/AVA]

Отредактировано John Constantine (2017-09-05 22:09:56)

+1

9

Приопустив тёмные ресницы, Шаира смотрела на бестелесные тени, вьющиеся вокруг её странного спутника, и в глазах её медленно проступало то выражение, которого всегда так опасался супруг. Его сложно было описать обычными словами из человеческого языка, и даже нежная напевная речь светлых альвов, сплетавшаяся в лёгкие путы дыма, не передавала сущность проводника между мёртвым и живым, что сам не принадлежит до конца ни одному из миров.
Поведя руками, точно искала в воздухе нечто очень тонкое, Холл мягко подошла к оккультисту; однако на Константина она не смотрела вовсе. Сейчас те, что толпились вокруг него, интересовали дочь богов куда более самого мага, который из подручных средств пытался собрать систему навигации, достойную всех лучших мореплавателей разом.
— Уходите, — спокойно и твёрдо произнесла воительница, и на короткое мгновение, слишком лёгкое, чтобы успеть заметить, глаза её стали пустыми и белыми. — Сегодня он не ваш, и пока я здесь, уходите прочь. Вы мешаете мне.
Призраки обступили странную свою гостью, что вздумала им помешать. В их лёгком, беспокойном шёпоте слышалась насмешка, и опаска, и множество вопросов, но один они хотели задать все — и так же все хотели услышать на него ответ. Они не знали этой женщины и не видели её прежде, а оттого и не верили, что у неё может быть власть что-то приказывать им, ведь в ней не было ни капли настоящего волшебства. Хотя что-то беспокоило мертвецов, что-то, чего они не могли разобрать до конца; лёгкий золотистый ореол вокруг её головы и крыльев, медленно гаснувший к своему краю, никак не мог принадлежать простому смертному.
Ведь тот, кто умер, видит много больше живых.
Голос Орлицы был всё так ровен, но вдруг обрёл внезапные властные и сильные ноты:
— Та, кто имеет на это право. Уходите, пока я не увела вас туда, где вам должно быть.
На ней не было крылатого шлема, а в руке не было копья, но сущность валькирии, девы битв, чьим служением было собирать кровавую жатву клинков, дабы сопроводить павших в места последнего их пристанища, осталась, глубоко отпечатавшись в бессмертной душе леди Ястреб, и всё остальное не имело значения. Бестолково метавшиеся неупокоенные перешли почти на крик, столь же тихий, сколь шелест листьев, но оттого не менее гневный, а затем как-то резко, без перехода — исчезли, оставив лебединую деву и мага наедине.
Без особого интереса ещё раз посмотрев на Джона, пташка передёрнула плечами и отошла от него прочь: она ничего не спрашивала о чужих тайнах и не собиралась нарушать этой традиции. Это были его мёртвые, его прошлое и его секреты, и единственное, чего хотела Шаира — чтобы они молчали всё то время, пока она может их случайно встретить.

Пропустив волшебника вперёд, здраво рассудив, что пусть по своему компасу идёт сначала сам, женщина уже почти шагнула следом, как Константин растянулся мордой в землю, обо что-то споткнувшись. Судя по всему, цинизм и имидж обаятельного мудака не страховали от таких досадных неприятностей; Орлица протянула руку, чтобы помочь магу подняться, но потом передумала и отобрала у него камень, потому как Джон явно был последним существом на Земле, кто согласился бы опереться на её ладонь. И боги с ним, в общем-то.
Осторожно отерев о свою рубаху плоский булыжник, танагарианка рассмотрела его с пристальным вниманием. Да, так и было; тонкие линии сплетались в затёртое, помятое, но всё же лицо. Само оно ни о чём не говорило ей; впрочем, многие и многие божества мезоамериканцев вообще не носили никаких собственных прозвищ, являясь воплощёнными духами каких-то повседневных явлений или стихий.
— Это похоже на разбитого идола, — задумчиво протянула Сандерс. — Лица почти не видно, но всё же… Похоже… Во времена активной экспансии, когда в Америку только прибыли конкистадоры, одной из своих целей они называли просвещение местного население и привитие им истинной веры. Делали они это, конечно, достаточно странно, но вот веру в своего Бога насаждать пытались очень активно, в основном путём разрушения храмов и любых атрибутов язычества. Идолов выставляли около храмов… Надо попробовать найти остатки этого или других, они могут указать путь, по которому следует идти.
Оставив мага на земле, она мгновенно взмыла в светлое высокое небо, с каким-то глубинным наслаждением подставившись ветру, описала небольшой круг узкой восходящей спирали, спустилась чуть ниже и снова поднялась; можно было и вовсе подумать, что женщина танцует, а не высматривает что-то, ведомое ей одной. Однако глаза её, по остроте не уступавшие соколиным, могущие рассмотреть движение крыльев колибри, зорко вглядывались в зелёный покров, улавливая едва заметное изменение цвета.
Это заняло у неё от силы двадцать минут; но надо заметить, что Холл никогда не стала бы этим заниматься, не найди оккультист эту отбитую голову. Про храм в легенде сказано не было.

— Константин! — Орлица ударила крыльями по воздуху, отвесно упала вниз, зависнув метрах в трёх над травой. — Несколько крупных обломков лежат примерно по тому же пути, который указывает твой компас. Я думаю, что с заклинанием всё правильно. Смотри, крупный обломок левее от тебя в пяти метрах, и дальше они раскиданы в шахматном порядке, как будто стояли по обе стороны от дороги с равным интервалом. А дальше почему-то прерываются… Впереди крутая насыпь, похоже, что искусственная, как будто что-то заваливали. Думаю, что нам за неё.

0

10

Все знают, что призраков не существуют, что они — души умерших, у которых остались дела на Земле, что они привязаны к одному месту и что они могут взаимодействовать со внешним миром только через медиумов. Джон Константин мог опровергнуть каждый из этих пунктов. Армия умерших по его вине людей преследовала его неотступно уже не первый десяток лет, проявляясь в самые неподходящие моменты, они совершенно не заморачивались с тем, что должны быть привязаны к месту смерти и старались вынести мозги всё то время, которое находились с оккультистом. Он уже привык игнорировать их нравоучительный нудёж, но надолго его всё равно не хватало — через некоторое время их возникновения у мага начинала разламываться голова. Сейчас, когда немилосердное солнце, вчерашний алкоголь и магические усилия и без того привели британца в плачевный вид, мигрень была очень некстати. Поэтому, когда Орлица отправила их подальше, Константин едва не упустил нить заклинания, а когда завершил, уставился на неё и выражение лица было непередаваемым. Изумление мешалось с облегчением и надеждой. В поблёкших от времени синих глазах бывшая валькирия увидела смерть. Маг умирал и умирал не единожды, а прогулки по Аду оставили на душе, которая принадлежала не ему, отметины, которые было невозможно спрятать. Он выглядел чертовски усталым, этот человек, основной способностью которого было умение принимать решения там, где правильных вариантов быть не могло.
— Можно я к тебе буду иногда приходить, а ты их разгонять? — Жалобно спросил он. — Спасибо, они ебически действовали мне на нервы.

Удача, как любая женщина, любила Константина нежно и страстно, но, как любая женщина, предпочитала держать его на расстоянии, подпуская к себе лишь иногда. Найденный осколок идола ни о чём не говорил оккультисту, с одинаковым успехом камень мог оказаться остатком храма, который был здесь, так и фрагментом свалки, на которой испанцы уничтожали идолов, поэтому он позволил Шаире действовать по её усмотрению, устроившись под развесистым кедром, дающим неплохую тень. Он сидел, прикрыв глаза и наслаждался блаженной тишиной, изредка поглядывая на гвоздь, мечущийся на привязи из травяного стебля. Отдых был непростительно коротким и когда Орлица упала с неба, Константин поднялся не без труда.
— Значит, маятник работает, — резюмировал он. — Это отлично. Веди.
Подъем был тяжёлым: жара так и держалась, тень спасала, но лишь немного. Если так наверху, то что творится в долине? Довольно быстро под ногами путешественников стали появляться камни, которых, судя по виду, когда-то касались инструменты. По сторонам от древней дороги высились камни, по очертаниям уже не напоминающие гордых и жутких идолов индейских племён. Природа царствовала здесь, превращая сотворённое человеком в воспоминания. Импровизированный компас вёл их, когда дорога и путеводные столбы скрывались за излишне буйной растительностью и, наконец привёл к насыпи, о которой говорила Орлица. А после он повёл себя очень непредсказуемо: остриё гвоздя повернулось вниз и сколько бы оккультист не ходил кругами, гвоздь возвращал его к одному и тому же месту.
— Что за нахуй? — Изумился маг, а затем не без сомнения произнёс, — нам и впрямь туда. Жаль, лопату не захватили. — Он намотал стебель на палец, не желая терять рабочий проводник и снова залез в рюкзак за записями. Сморщившись, словно вынужден есть что-то кислое, он вновь открыл легенду. — Здесь говорится о том, что у девы было тайное убежище в горах. Но здесь, очевидно, был храм, если ты считаешь, что насыпь искусственная. Может быть, на месте её убежища храм и построили? Судя по идолам, испанцы здесь не бесчинствовали, что странно, учитывая близость к Теночтитлану, который они сровняли с землёй. Готов прозакладывать всё, что у меня есть, здесь работали краснокожие. Погоди-ка.
Константин простёр руку над высокой травой и запел. Голос у него был высокий, но довольно чистый, а вот язык, к собственному удивлению, Шаира не узнала. Поднялся ветер, ледяной и очень сильный, взметнувший волосы британца и лямки рюкзака, от гвоздя в руке Джона, потянулась серебристая нить, похожая на паутинку и сверкающая на солнце. Она сплелась в огромных размеров круг, испещрённый ацтекскими глифами. Круг лежал на насыпи и по свечению мог поспорить с опаляющим светилом. Маг оборвал песнь и длинно выругался, причём, цензурными в его тираде были только междометия.
— Эти уёбки запечатали вход сотней жертв, — лицо мужчины посерело, глаза ввалились и сверкали каким-то потусторонним светом. — Моей магии в этой херне кот наплакал, но заклинание ещё живо. Не нравится мне эта авантюра, хорошее место так не закроют. Сломать её я не могу, быть может ты? — Он вопросительно уставился на крылатую своими жуткими глазами. Если бы сейчас рядом оказался уже знакомый Орлице Первый Павший, разница между человеком и демоном была бы не так велика. [AVA]http://s4.uploads.ru/nvEIS.png[/AVA]

+1

11

Лёгкие ноги Шаиры опустились на землю; рядом с магом несколько метров она прошла пешком, хотя и испытывала странное, давящее желание оказаться подальше отсюда. Её сверхъестественно развитое интуитивное чутьё не раз выручало танагарианку, но порой его острые позывы оставить опасное место внизу, разглядывая его с недосягаемой высоты, игнорировать становилось чудовищно трудно. Силой воли заставив внутренний голос заткнуться, жрица чуть раздражённо повела головой и обратила излишне внимательный взгляд на Джона. Надо было на что-то отвлечься, чтобы зацепиться за реальность и остаться в ней, а не уходить снова в бездны дежавю.
— Но никто не будет прятать сокровища в хорошем месте, — резонно возразила Орлица. — Хотя бы по той простой причине, что из хорошего места их легко достать первому встречному, кто хоть что-то слышал, и тогда какой смысл в таком тайнике?

Маг тем временем решил не тянуть кота за хвост; женщина не до конца осознала, что он сделал, заплутав где-то по дебрям неизвестного ей языка, и вдруг под сапогами её блеснуло колючее сияние магического символа. Присев на корточки, крылатая валькирия пристально изучила эту внезапную находку и заметно скривилась. Вот это подарочек.
Возможно, американские сокровища им на самом деле были совершенно не нужны? Хотя, если там, внутри, что-то и дремало, Джон наверняка уже разбудил его своими песнопениями, так что отступать просто не было смысла. Их тысячу раз уже могли заметить прежде.
— Ну. Может быть, я, — легко согласилась она.

Орлице понадобилось примерно пять секунд, чтобы оценить обстановку. До крови закусив нижнюю губу, она сосредоточенно осмотрела пылавший под ногами узор, потом, высчитав что-то в уме, решительно кивнула сама себе и вновь поднялась высоко в воздух, под самые облака.
Это было не самое разумное решение, разумеется, и Картер ни за что не погладил бы её за такие выходки по голове, но особо выбирать не приходилось. Леди Ястреб довольно смутно представляла, что такое "круг сотни жертв", но само название намекало на силу крови, а с могуществом этого древнего искусства тягаться было сложно. Оставалось только призывать на помощь тяжёлую артиллерию.
Описав большой круг, женщина вновь начала снижаться, но на этот раз ушла в крутое пике, не став плавно сужать спираль, чтобы набрать максимальную скорость — лёгкий соколок-сапсан, падающий на добычу.

Раскрыв крылья, она смягчила удар об землю только в самую последнюю секунду. Любое живое существо должно было бы превратиться в тонкий блинчик на поверхности печати от такого удара, у пташки же разве что заметно растрепались рыжие косы, когда она снова взмыла в небо, взвив белоснежное оперение.
Почва вздыбилась, и по ней прокатилась волна такой силы, что насыпь содрогнулась и поехала вниз, попутно уронив Константина. Мгновенно ориентировавшаяся в воздухе женщина вильнула в изящном, стремительном пируэте, сгребла мага под руки и потянула обратно, не позволяя камням похоронить его под собой. Не то, чтобы оккультиста ей было сильно жалко, но всё же определённую ценность в данном весёлом приключении, крепко сбагренном привкусом безумия АРГУСа и их собственного, он представлял. При всех своих больших талантах, Орлица никогда особенно не интересовалась магией; она ведала тропы сейда и понимала вуду, но на этом её познания в тонких материях заметно редели. Воплощения в волшебницах чаще всего были недолгими и максимально болезненными, так что особенно причащаться к искусству чар жрице было попросту некогда.

Насыпь обнажила погребённое под ней каменное строение в форме ступенчатой пирамиды.
Особенно крупным храм было не назвать; хотя сползшие камни не обнажили его основания, но было заметно, что он не особенно далеко уходит вниз. Шаира и Джон стояли около самой тупой верхушки, спиленной не то ветрами и дождями, не то булыжниками, выполнявшими роль маскировки, не то просто выглядевшей так от самого своего создания, и чуть поодаль от них, влево и вниз, темнел тёмный зев прохода, с резким наклоном уводившего дальше. Подняв моргенштерн повыше, чтобы синеватое свечение металла озарило путь, воительница заглянула внутрь, встав на одно колено, но ничего внятного ей разобрать не удалось.
Видны были только голые стены и резкий изгиб пола.
— Один мой, — Сандерс на мгновение задумалась, подбирая правильное слово для обозначения их с дьяволом взаимоотношений, которое хотя бы немного описало всю их красоту, потом продолжила, — друг называет это "брутфорсом". Магические печати плохо переносят столкновение с моей булавой, так что — прошу. Скорее всего, мы нашли то, что искали.

Находка её заметно смутила: архитектура мезоамериканцев в представлении археолога не особенно совпадала с тем, что они сейчас могли наблюдать. Хотя весь храм этот был какой-то странный, как и окутанная романтическим флёром легенда о таинственном герое, что был восхищён любовью к нему смертной девушки… Потерев переносицу, пташка окинула мысленным взором ещё раз всю эту странную историю и поняла, что навскидку не приметит ни одного существа в пантеоне одного из самых кровожадных племён древности, кто не испытывал бы тяги к убийству всех в него влюблённых, причём желательно — с максимальной жестокостью.
Цветы слабо вписывались в этот логический ряд.
— Двинем вниз? — Немного поразмыслив, предложила Орлица. — В принципе, можно попробовать разрушить насыпь окончательно и поискать другие входы, но я не думаю, что у них будет большая семантическая разница, всё равно мы не сможем угадать, что за хрень лежит внутри.

+1

12

— Блядь! — Константин самым наичестнейшим образом рассчитывал на то, что Орлица не рискнёт связываться с магией крови, даст ему напутственное заключение и они, дружно послав Тревора в пеший тур, разойдутся, чтобы никогда больше не встречаться. Впрочем, "никогда" — слишком увесистое слово. И глупое. Результат действий героини из Лиги был сокрушительным. Полетев на землю и дальше, вниз оккультист лихорадочно соображал, что может спасти его от пошлой смерти под завалами. Неведомая сила подхватила его, дёрнув вверх и, уже спустя короткое время, он стоял на верхней площадке храма, отчаянно ругаясь на всех доступных языках. Языков было много, на фантазию маг не жаловался, поэтому выходило забористо. Он приложил ацтеков, Тревора, испанцев, дерьмовых шаманов и всю ситуацию в целом. Шаира оказалась единственной, кому не досталось и то, видимо, потому что Константин знал, что она такое и опасался огрести чем-нибудь потяжелее.
Прийдя в себя, маг благодарно кивнул спутнице:
— Подходящее слово. Спасибо. — Он присел на корточки, рассматривая остатки древних букв, вырезанных на плитах площадки. Буквы были вырезаны неровно, часть из них было забито землёй, однако, при прикосновении надпись вспыхнула так, что рассмотреть её особенного труда не составило. К сожалению, понять смысл глифов не удалось и маг встал, отряхивая руки. — Вниз, — согласился он, разматывая стебель и позволяя компасу вновь вести их. Гвоздь предсказуемо повернулся в сторону пещеры.
Пещера выглядела несколько неуютно, но если уж она устояла после показательного выступления птички, значит, ничего с ней не случится. Пробормотав пару слов на языке Майя, Константин подбросил что-то на ладони. Маленький, тусклый шарик света взлетел над его головой, а зеленоватый оккультист сунулся в дыру. К его удивлению, в породе были вырублены ступени, гораздо более удобные, чем те, которые вели наверх пирамиды и стали видны после того, как Орлица обрушила насыпь. Стены были обтёсаны грубо, но следы резцов всё же сохранились. Было сухо и удручающе тихо, не было даже эха, которое ожидаешь услышать в таких местах. Спуск вниз был долгим и довольно однообразным: сто ступеней — площадка и ещё сто ступеней. По прикидкам оккультиста, они давно уже миновали уровень земли, на котором находился их джип. Наконец, он закончился большой пещерой, заполненной водой, через которую шёл тонкий каменный мостик, который обвалился в некоторых местах. Перед мостом лежал скелет, рядом с которым валялась чудом не разложившаяся в высокой влажности сумка. Мечта чёрных копателей, да и только!
— Местный обитатель, — несмешно пошутил Константин, закуривая. Магии вокруг останков он не чуял, только сырость, но она была везде. Оккультист дотронулся до мешка и тот осыпался горсткой пыли. Странное поведение для материи, обычно подобное характерно для сухого воздуха. В пыли лежал обтянутый кожей блокнот. Соблюдая все меры предосторожности, мужчина взял книгу за переплёт и раскрыл. Чернила на первых страницах расплылись, но ближе к середине текст стал читаемым.
— Испанский, — просветил Шаиру Джон и принялся читать, делая чудовищные ошибки.
"К ночи, одетый в одежды индейского воина, я вместе с Таласко отправился на переговоры с Монтесумой. Монтесума говорил с той самой башни, на которой, в последствии, его настигла стрела собственного сына. Переговоры ничего не дали, индийский вождь отказался выкупить своих воинов, а лично мне пообещал, что я получу возможность увидеть сокровища лично. Там я впервые и увидел Течуишло, которая состояла в свите величественной Отоми. И понял, что пропал. Таласко смеялся, что я обзаведусь невестой из дикарей, а меж тем, сам не отрываясь смотрел на женщин Монтесумы. Да и Кортес не избегнул приворотных чар. Боюсь, что эти женщины станут для нас троянским конём. На следующий день на мной пришла Течуишло, как потом я узнал, она была женой Монтесумы. И обещала проводить в поселение, которое они называют Тиликсочитл- la flor oscura, чёрный цветок, где укрыты сокровища ацтеков. Город оказался под землёй, но сокровищ я так и не увидел. Быть может, позже мне покажут, как к ним добраться."
— По крайней мере, мы знаем про то, что за цветы были в легенде. — Константин пролистал дальше и продолжил чтение.
"Будь проклят тот день, когда я поверил дикарям, что увижу сокровища и останусь в живых. Здесь обитают три огромных племени, которые никогда не выходили наружу. От них я и узнал, что больше никогда нам не выбраться наружу. Я дважды пробовал выбраться, но едва не получил стрелу в шею. Но оставлять попытки я не собираюсь, нужно только дождаться, пока всё успокоится."
— Вот и дождался, — мрачно вздохнул оккультист, закрывая дневник и передавая его Шаире. — Похоже, нам туда, — он махнул на обвалившийся мост. — Мне не нравится его заявление о том, что под землёй жили три племени. Пятьсяот лет прошло, хер знает живы ли они, но стрелу в морду получить не хотелось бы. [AVA]http://s4.uploads.ru/nvEIS.png[/AVA]

+1

13

Наличие скелета не особенно удивило Орлицу; она слишком часто путешествовала по миру и останкам древних цивилизаций, чтобы ещё поражаться человеческой наивности. Много охотников за сокровищами и даже просто за острыми ощущениями гибли вот так, глупо и бессмысленно, заблудившись в коридорах, построенных мертвецами для мертвецов. Правда, не все они догадывались оставить после себя записки; присев около желтоватых истлевших костей, женщина задумчиво кивнула Константину, показывая, что слушает, а сама стала изучать останки. Она нигде так и не нашла следов оружия, которым могли бы убить безвестного испанца; похоже, что он всё-таки умер от голода или обезвоживания, оставив тем, кто пойдёт за ним, явно предупреждение в виде собственного оскала.
Упоминание о дикарях тоже не вызвало в воительнице особого отклика; она восприняла это просто как неизбежный факт. Ей нечего было бояться уже многие года, и перспективу каких бы то ни было боевых стычек бывшая жрица воспринимала равнодушно. Всё, чему предназначено, всё равно произойдёт, как бы не хотели этого избежать, а потому и смысла думать и томиться не было ни малейшего.
— Если тебя это утешит, то я скорость моей реакции позволяет поймать даже арбалетный болт, — безмятежно улыбнулась женщина. — Впрочем, у них не может быть N-металла, а причинить мне вред чем-нибудь другим уже очень давно проблематично… Если только эти мифические три племени не спрятали где-то у себя ядерную бомбу — но тогда мы с тобой уже всё равно можем смело считаться погибшими при исполнении прямо сейчас, так что смысла переживать всё равно ни малейшего.

Встав и отряхнув свои брюки от пыли, она мягко прошлась по коридору, осматривая стены и рисунки, а потом решительно двинулась вперёд, к пропасти, притаившейся под сенью пирамиды. Разлом явно был естественного образования, но продолжал расширяться и дальше — оттого и мост не выдержал. Те, кто остался с той стороны, наверняка оказались полностью отрезанными от внешнего мира.
Сандерс ещё раз колко глянула на осклабившегося в темноту мертвяка. Если он писал правду — а перед неизбежной смертью, как правило, нет необходимости врать даже самому себе, — то здесь кто-то жил. Но как они добывали себе пищу столько лет? Питались только рыбой, которую можно выловить в подземных реках, да летучими мышами? Не слишком роскошные перспективы для существования на протяжении половины тысячелетия.
— Я что-то слышу… — Наконец произнесла Шаира, крепко задумавшись. — Что-то, что напоминает больше шаги, чем ветер. Подожди здесь, мне безопаснее лезть вперёд.
Оттолкнувшись от опоры моста, воительница распахнула огромные крылья и взмыла вверх привычным пружинистым движением. Воздух был затхлым и не слишком приятным; но откуда-то сверху доносилось лёгкое, едва уловимое дуновение; Орлица пришла к выводу, что в пещерах вполне могут быть другие проходы наружу, лежащие за много километров от этого странного храма. Мексика таила в себе очень много загадок, и её карстовые пещеры, полные коварных ловушек и внешне безопасных коридоров, уводящих вглубь планеты, были тем ещё манком для туристов-экстремалов.
Там могла бы уместиться половина жителей столицы, практически незаметно растворившись в переходах и тёмных уровнях, перепутанных похуже лабиринта Минотавра.

Белоснежное оперение, лебяжьим пухом сверкавшее в темноте пещеры, было отличной мишенью. Шаира вспомнила об этом, как только услышала такой знакомый, тонкий звук растягиваемой тетивы, но решила не снижаться. В конце концов, встреча с туземцами обязательно должна была бы состояться, и было лучше, если случится она прямо сейчас, когда они могут увидеть дочь Хатор в полной её силе — точно пёрышко, танцующей в воздухе без всяких усилий.
И они, должно быть, увидели. Сгустившаяся на другой стороне тьма рассыпалась в силуэты, внезапно ставшие самостоятельными; Холл следила за ними с лёгким намёком на интерес, пытаясь вспомнить, было ли в её жизни что-то подобное прежде. В лабиринтах ей бывать доводилось, подземных жителей встречать — тоже, да и охотиться за сокровищами нужно было часто, но чтобы собрать всё это вместе… Пожалуй, ещё нет.
Тренькнула жила; длинная, в локоть, стрела просвистела в воздухе, и воительница буквально кожей почувствовала, как густеет воздух в ожидании беды. Если хоть кто-то из тёмных силуэтов, прячущихся на другом краю обрыва, решит, что это оружие способно причинить ей вред, они превратят гибкое женское тело в вариацию на дикобраза. По крайней мере, они наверняка будут очень пытаться это сделать.
Наконечник должен был бы войти пташке в открытую шею, чтобы, бессильно тренькнув, отскочить от матовой кожи, но стремительное движение руки прервало его путь раньше. Древко, издав сухой щёлкающий звук, сломалось пополам, и Орлица равнодушно бросила стрелку вниз. Мелькнув короткой бликующей искоркой, наконечник помчалось вниз, в пропасть, и вскоре исчез, так и не сообщив о своём падении. То ли там было настолько глубоко, то ли что-то и впрямь поглотило звук. Изящно перевернувшись в воздухе, пташка мягко снизилась и ступила на каменные обломки рядом с Константином, с тихим шелестом сложила за спиной огромные крыла, порывом ветра растрепав своему спутнику светлые волосы.

Тёмные силуэты, в которых можно было различить весьма невысокие, но в остальном похожие на людей фигуры, замерли, опуская луки, и в их стройном ряду Шаире почудилось какое-то беспокойное шевеление. Кажется, на передовую кто-то шёл, пробираясь сквозь стрелков; и спустя несколько секунд мелькнули цветные одежды.
— Вероятно, нас встречает какой-нибудь жрец, — поделилась бывшая валькирия с Джоном. — Не знаю, что меня удивляет больше: что они здесь прячутся пятое столетие как или что смогли сохранить остатки религии. Безумная авантюра. Тревор будет должен нам сильно больше обещанного…
Тем временем, среди туземцев что-то происходило; гортанные резкие крики, настолько неразборчивые, что Шаира не могла понять не только язык, но даже интонацию, стали громче, затем вообще взмыли почти до ультразвука, а потом, как-то очень резко, вдруг, опали до полной тишины. Прошла по нестройному, но плотному ряду туземцев ещё одна дрожь, и они внезапно преклонили колена, опуская головы и смиренно что-то шепча. Этот монотонный гул отдавался высоко в сводах и окутывал княжну и оккультиста с ног до головы.

Танагарианка глянула на мага, и в глубине её огромных малахитовых глаз остро блеснула тревога.
— Ты что-нибудь понимаешь во всём происходящем? — Тихо спросила она, не зная, хвататься ли за клинок или принимать почести, которые им вдруг решили воздать.

+1


Вы здесь » DC: Rebirth » Настоящее время » Treasures of Montezuma [Hellblazer, Hawkgirl]