Дата в игре: Зима 2017 — 2018       Рейтинг: 18+       Система: эпизодическая

влог форума

» На форуме стартовала новая акция - упрощённый приём до конца марта, а также следите внимательно за новостями и анонсами. Вас ждёт что-то интересненькое!


» Администрация проекта поздравляет вас с днём Святого Валентина и желает взаимной любви, даже если это любовь к приключениям. Особенно если это любовь к приключениям.
Также напоминаем о том, что вы можете сделать подарок своему соигроку - в честь праздника или просто потому, что у вас хорошее настроение.


» Новогодний аватарочный флешмоб окончен, в связи с чем объявлено голосование за самый лучший образ!


» В честь грядущих праздников открывается традиционный флешмоб, а так же были запущены акции на Вечных и магов из Тёмной Лиги Справедливости. Всех персонажей мы очень ждём в игре. Тем, кто уже с нами, чудес и счастливого Рождества!


» Закончен аватарочный флешмоб и мы объявляем начало голосования. Так же мы закрываем лотерею и поздравляем всех, кто выполнил задание! Список заданий открыт и все могут посмотреть, мимо чего их пронесло. А мы продолжаем работу над форумом, оставайтесь с нами!


» Перевод времени! В игре теперь зима 2017 – 2018 года!

Сладость или гадость? Мы открываем лотерею и традиционный аватарочный флешмоб. Счастливого Хеллоуина!


» Внимание! Стартовала новая сюжетная ветка, все желающие могут записаться, или учитывать её в своих личных эпизодах! Кроме этого мы снова открываем акцию на шпионов!


новости игры

ФЕВРАЛЬ

» Лига Справедливости так и не смогла выйти на связь с Билли Бэтсоном. Птица на хвосте принесла нерадостную новость о том, что Шазам буквально провалился в ад, а после его перепродали египетскому пантеону ради какой-то невнятной цели. Сможет ли команда спасти своего напарника?


» В мире, которому нет даже трёх месяцев, вдруг находятся останки древней человеческой цивилизации - и каменные гиганты, которые, вероятно, её и уничтожили. Последствия недавнего временного парадокса - или очередная игра из-под руки Творца?


» Какой-то маленький и почти незаметный хронопарадокс поменял историю WWII на целых два года, существенно перекроив нынешнюю реальность, и только существа, живущие вне времени и пространства, понимают, что всё выглядит не так. Но неизвестно, где искать первопричину, затерявшуюся среди прошлого.


» Казалось бы, после того, как Мелеос получил совесть, его участие в интригах метавселенной должно сойти на "нет", но он почему-то появился вновь. В этот раз артефактору удалось убедить Уриила в том, что женщина по имени Эра угрожает балансу вселенной, но так ли на самом деле старый мастер заинтересован в судьбе мироздания - или же опять преследует личные необъяснимые цели?


» С появлением герцогини в замке Первого Павшего, воспринятой как очередная его игрушка, смирились. Но после того, как владыка решил сделать супругу полноправной госпожой в своём наделе, оказалось, что очень многие недовольны этим решением. Настолько, что готовы высказать это ему в лицо, подписав себе смертный приговор.


» Убитая молодая девушка не успевает передать информацию, не предназначенную для выноса на обозрение общественности. Её смерть выглядит как очередное дело рук серийного убийцы - но так ли это на самом деле, и не хочет ли кто-то всего лишь запутать следы? Возможный ответ на это предстоит искать в весьма специфичном заведении с пометкой "girls only".


» В Иудейской пустыне всё ещё есть святые места, где веру не пошатнули события последнего года, и среди золотых песков таятся те, кто помнят ритуалы, забытые остальными. Но понимают ли фанатики, что на самом деле принесёт смерть воплощения зла для их вселенной?


Январь


» Полгода назад Сэмюель Блэк обнаружил причастность Терциариев к Римской Католической Церкви, что старательно скрывалось и церковью, и самой сектой. Однако теперь - официально - Блэк мёртв, и у ордена нет возможности сказать ему спасибо.
Но кто-то умело преподнёс Терциариям совсем иную информацию, и сектанты в курсе о том, что он жив и здравствует. И этот кто-то даже умело указал на рычаг влияния, которым Блэка - на их беду - можно вынудить к встрече.


» В архивах времён конца XX века может порой найтись нечто очень неожиданное: например, разработки биологического оружия родом из Советского Союза. И далеко не у всех заинтересованных в этой находке мирные планы на неё - в последние десять лет вирусные агенты пользуются на чёрном рынке среди террористов просто колоссальным успехом.


» Пепелище, оставшееся после "Тейта", привлекло к себе внимания едва ли не больше, чем сам клуб. Однако в попытках понять, что же произошло, Константин нашёл не ответы, но скованного архангела, пойманного в силки людьми, не понимающими, с какими силами играют. Отношения Гавриила с оккультистом и до этой встречи были интригующими, теперь же они имеют все шансы превратиться в совершенно непредсказуемые.


» Пока в Готэме происходит чёрт знает что - а именно это и происходит в Готэме всегда, - тем, кто взвалил на себя заботы о его безопасности, приходится забывать про личные разногласия, когда дело доходит до взрывов и массовых убийств. Даже когда супергерой меняет свой плащ на антигероя, мироздание не может обещать ему, что прямо посреди ужина цепкая ручка старой знакомой не выдерет его из-за столика, чтобы спасать город.


» Маленькие европейские города — оплот стабильности, ведь там уже много лет размеренная жизнь течёт своим чередом и из года в год ничего не меняется, однако в их прошлом таится множество загадок. И когда Ротенбург, до сих пор сохранивший лёгкий флёр средневекового очарования, оказывается погребённым под розовыми бутонами, сказочные истории о спящих принцессах и волшебных прялках уже не кажутся такими невероятными.


» Мир, построенный без надежды, похоже, не слишком гостеприимное место для жизни, но никто не знает, как это делать. Однако в начале зимы Диана обнаружила на Темискире несколько колец синего цвета и решила обратиться с этим к Хэлу Джордану, как состоящему в Лиге герою. Быть может, он поймёт, где искать их пропавших владельцев, и, самое главное, исчезнувшую сущность?


» Призраков бывших агентов разных спецслужб становится всё больше: о них напоминают статьи в СМИ, заметки в анонимных сетях или не укладывающиеся в границы логики криминальные схемы. И порой для того, чтобы догнать мертвеца, приходится заглянуть на самое дно — ведь там удобнее прятаться от чужих взглядов.


» Бэт-семья называется семьёй только по той причине, что её члены не придумали другого названия. Пока сам Бэтмен занят другими крайне увлекательными делами, его воспитанники патрулируют город и выясняют отношения друг с другом, чтобы понять, с кем им предстоит существовать бок-о-бок. И драки для этой цели не являются чем-то особенно новым.


Декабрь


» Когда доктору Сандерс, только переехавшей в Германию, практически с порога предложили занять должность замдекана первого философского факультета, пустующую уже полгода, задуматься о щедрости такого предложения ей в голову не пришло. Возможно, стоит наверстать это досадное упущение и выяснить, что же случилось с предыдущим сотрудником, теперь, когда в кабинете обнаружился вскрытый потайной сейф, о существовании которого она даже не подозревала.


» Пока город мирно дремлет в зимних объятиях, отдыхая от праздничных дней, преступность не дремлет, протягивая по Готэму цепкие лапки. Не дремлют и борцы с этой преступностью.


» Череда случайных, казалось бы, преступлений, совершённых обычными гражданами, никогда ранее не попадавшими в зону видимости полиции, заставляет вспомнить дело годовой давности. Тогда следов кукловода, влиявшего на людей, найти не удалось; может быть, в этот раз повезёт больше?


» В век современных технологий не составляет труда проследить за кем-то, особенно когда ты - Оракул а твоя цель - Ангел Смерти. Однако не на все вопросы высокие технологии могут дать ответ, некоторые - как бы удивительно это не было героям - приходится решать обычным диалогом.


» Бэт-семья - самая странная и непостижимая сущность Готэма, где все имеют затаённые обиды и друг на друга, и на самих себя, однако иногда всё-таки вспоминают про родственные узы. Рождественский вечер - отличный повод, чтобы собраться вместе. Кроме возможности осмотреть любимые лица, для участников сего торжества есть ещё один сюрприз: Брюс хочет рассказать, что сделал предложение Селине.
Как на это отреагируют все остальные - вопрос открыт. Возможно, в Готэме снова начнутся массовые разрушения.


» Интриги на политической арене всё набирают обороты. Международный терроризм подходит к своим акциям устрашения всё с большей фантазией, и вместо простого убийства неизвестного широкой общественности физика разыгрывает не очень красивую, но весьма кровавую драму, в которую оказывается втянута доктор Сноу. И всё бы, может, пошло, как и задумывалось, если бы операция не привлекла внимание британской разведки.


» В преддверии Рождества, Брюс Уэйн решил помочь Кассандре лучше адаптироваться в мире, потому как он лучше многих других всегда знал и знает, что тебе придется играть роль, чтобы влиться в общество, пока ты не научишься жить так, как принято. Именно поэтому он решил пригласить Сироту в театр, где блистала его давняя подруга по богемной жизни.
Но, как водится, в итоге все летит к чертям.


» Когда разведки двух стран работают вместе, в теории это должно способствовать улучшению политических отношений между ними. На практике обычно получается всё строго наоборот, а агентов вообще принято пускать в расход, чтобы не разглашать подробностей операции. Сложности начинаются тогда, когда агент умирать не хочет: его приходится искать по всему миру.
Иногда для того, чтобы геройски умереть.


» Не все будни супергероев полны мировых проблем, спасения вселенной и феерических последствий. Иногда они могут себе позволить просто заняться обычными делами, попытаться выспаться и позволить себе часок-другой в дружеском кругу, чтобы попеть в караоке... Или всё-таки нет?


» Когда Мелеос придумал и создал Басанос, он не знал, что из этого выйдет — но не вышло по обыкновению ничего хорошего. Обладающие собственной волей к жизни, карты стали страстно желать свободы.
Многократные попытки, однако, так ни к чему и не привели; даже отчаянный порыв использовать Люцифера провалился. Но теперь у колоды всё же есть шанс получить желаемое: когда Маг оказался связан со Жрицей.


» Шпионские игры изящны только на экранах кинотеатров. Когда же на одном человеке на самом деле сходится интерес сразу трёх разведок от трёх различных стран, ему остаётся не такой уж и богатый выбор - либо застрелиться самостоятельно, не оставив посмертной записки, чтобы навсегда унести тайны с собой в могилу, либо довериться милости провидения. Особого шарма ситуации добавляет то, что провидение со свойственным себе юмором милость решает представить дьяволом, работающим на Mi-6.


» Кажется, что после патрулирования ночных улиц Готэма удивляться чему-нибудь невозможно, особенно когда дело касается виртуальных пространств, где самое страшное, что может случиться - бесконечный цикл. По крайней мере, для двух программистов, каждый из которых в одиночку способен взломать информационные системы Пентагона за утренней чашечкой кофе. Но у вируса, проникающего сквозь любые щели, другое мнение: ему нужно всё больше вычислительных мощностей, и только запущенная система отлично подойдёт для его целей.


Ноябрь


» Несколько месяцев назад архангел Михаил, неудачно воскрешённый пародией на Творца, был вышвырнут тёмным клинком Люцифера в неизвестность. Бардак в мультивселенной и пустующий трон Бога - веская причина попытаться найти его; однако никто не знает, что именно может таиться в черноте карманного измерения, ведь тварь, считающая себя Яхве, порядком ослаблена - но не мертва.


» Под очевидным всегда может найтись двойное дно. N-металл - одна из величайших загадок и для Земли, и для Танагара. Его существование противоречит половине физических законов и самой, возможно, задумке метавселенной, и появление его никогда не было случайностью. Но настоящий смысл его присутствия в их жизни, пожалуй, ни Ястреб, ни его бывшая супруга никогда не смогли бы даже предположить, если бы не вмешательство дьявола.


» Герой должен оставаться героем всегда - а то, что творится за пределами геройской жизни, принято ограждать от чужих взглядов, даже если это товарищи по команде. Но порой события, не относящиеся к рабочим будням, набирают такие обороты, что утаить их очень сложно, и случайная вспышка гнева может приоткрыть личные тайны, о которых не принято распространяться.


» Казалось бы, какая связь может быть между Иггдрасилем, архангелом Михаилом, недавно погибшим агентом британской разведки и двумя женщинами из Лиги Справедливости? Но у вселенной странное чувство юмора, и ответ на этот вопрос упрятан в золотое яблоко из садов Идунн - вот только до них нужно ещё суметь добраться.


» Говорят, многие знания - многие печали. Распутанный клубок прошлого, таивший в себе пятнадцать миллиардов лет событий и перерождений, переворачивает половину мультивселенной с ног на голову. И приводит к весьма неожиданным кадровым перестановкам в Аду.


» Иногда следовать воинскому долгу - не лучшее, что можно придумать. Самоотверженное решение Картера Холла вернуться на Танагар без ведома супруги заставляет начать вращаться шестерёнки событий, которые неизвестной силе удалось остановить на много миллиардов лет. Тайны прошлого, пролежавшего в забвении почти пять тысячелетий, способны полностью изменить расстановку сил в мультивселенной.


★ топы

DC: Rebirth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: Rebirth » Дневники памяти » Chaos theory [Shiera Sanders, Theodore Hartright]


Chaos theory [Shiera Sanders, Theodore Hartright]

Сообщений 31 страница 48 из 48

1

http://s7.uploads.ru/uca24.jpg

» игроки: Shiera Sanders, Theodore Hartright.
» место: Prime-Earth; Германия, Берлин | США, Нью-Йорк.
» время действия: 23.02.2018 | 1920—1950 годы в хронопарадоксе.
» описание: говорят, взмах крыльев бабочки порождает торнадо на другом конце света.
Доктор Сандерс на открытой лекции своего коллеги слышит странное утверждение о том, что Вторая Мировая война началась в 1937-ом году — на два года раньше, чем на самом деле, но почему-то никто не спорит с лектором. Да и всемогущий Google утверждает, что именно 1937-ой был началом самого большого военного конфликта человечества, а жертв Советского Союза, не успевшего подготовиться к его началу, теперь почти в три раза больше, чем помнит она.
Но что могло породить такое изменение реальности — и где искать эти следы?

0

31

Я однажды безумное сердце
Положил не спросясь в твои руки...

Прикосновение к разуму, лёгкое и просящее, уносящее волнами страх и стыд, острыми крючьями впивавшиеся в душу, было настолько ошеломляюще искренним, что падший ангел задохнулся. Он слышал отголоски желаний, слышал её страсть, как свою собственную и был оглушён этим. Прерывистый вздох обручем сдавил грудь, отчего-то сделалось больно, но он упрямо вытолкнул воздух, что ожёг шею Эры жаркой волной. Легче не стало: он видел жажду жены, слышал её испуг и чувствовал всё, что чувствовала она. Как он избавился от остатков одежды, он не помнил.
Его собственная страсть заворочалась на грани сознания, вплетая отравленные нити в его замутнённый рассудок. Он сжал палцы на плечах, пробуя на вкус её боль. В глазах мутилось, но он заставлял себя смотреть в свет, заменивший глаза жены, одно её присутствие рядом причиняло ему боль осознанием едва не совершённой ошибки. Её прикосновения обжигали своим холодом, словно плетью в умелых руках. Безумие, такое желанное и спасительное, было рядом, в нём можно было укрыться от собственных глупостей, но мысль о том, чтобы оказаться в одиночестве, причиняла не меньше боли, чем прикосновения жены.
Короткий приказ и поцелуй, хранящий ещё привкус его крови, заставили повиноваться. Бездумно и безоглядно, как любил, он подался навстречу, до боли вжимаясь в женское тело, слепо смотря в идеальное лицо, вышедшее из-под резца мастера специально для него. Полустон-полурык, который он издал, был полон боли, которая нуждалась в утешении. Его ярость сплелась с этой болью, обратив его же страсть против него самого. Он спешил, в этой спешке не было ничего человеческого, лишь обнажённые тела и обнажённые души, сплетающиеся в болезненном танце, выворачивающем наизнанку, столь жарком и искреннем, что одеяла вокруг осыпались пеплом.
Неимоверным усилием воли, падший ангел заставил себя остановиться и вышвырнуть их из этой вселенной, а после он перестал существовать.
Он был лишь частью её, он пил её холод и не мог напиться, он брал, но было мало — и даже боль, которую он причинял ей, была сладка, но не насыщала. Только тогда он понял — и слепые от страсти глаза распахнулись в изумлении.
Он не знал, не понимал раньше, что принадлежать друг другу и отдавать себя самого так важно не одному, но обоим. В чудовищной гордыне своей он забыл смысл слова «принадлежать». Для него это было игрой, но только сейчас он понял, насколько ошибался. Вся та искренняя готовность, с которой он впускал жену в свой мир, была лживой в сравнении с осознанным. И он отдал себя — всего себя, дав ощутить не только то, что позволял раньше, не то, что она соглашалась брать, но и то, что скрывал от себя самого.
Теперь он видел. Не ослепшими глазами, но всей своей ангельской сутью, соприкоснувшейся с даром Михаила Эре. Всё, что было с ними, всё, что ещё будет и он закричал, отдавая это знание ей. Крик его заставил основы мироздания содрогнуться, а где-то в Граде содрогнулся на престоле Присутствующий, в крике сына услышав будущее — и приговор.
Но дьяволу не было до того дела, он жадно касался белоснежного тела и яд возвращался к хозяину; каждое его прикосновение причиняло боль не только Эре, но и ему тоже.
Он больше не спешил, было незачем. Неспешно и вдумчиво он пробовал на вкус ощущение её власти над ним.

+1

32

Он нуждался в ней не меньше, чем она нуждалась в нём; и она пришла, крошечным солнцем, золотой бабочкой вскользнув в его темноту и расколов слежавшийся мрак ударом маленьких пылавших крылышек на сотню осколков. В стоне его жила боль, въевшаяся в существо первого из павших так глубоко, что сам он едва ли уже был способен увидеть её, свыкнувшись с отравленной иглой в собственном сердце; но она — видела, ощущала чуткими пальцами, и она потянулась навстречу, откликаясь на его зов.
Быть с ним и быть для него — единственное, безукоризненное желание, составлявшее сейчас всю суть прекрасной золотой фигурки, сверкавшей посреди пустоты; она жаждала утешить его, неистовым пламенем выжечь всё дурное. Безмолвные, древние, как сущее всё, воды подхватили дьявола, касаниями прибоя, ведомого лунным тревожным светом, вымывая горечь и боль, перекатывая, точно прибрежные камни, его одиночество, чтобы оставить только восхитительное чувство общности.

Эра задыхалась от острейшей близости, которую нельзя было выразить. Каждый её стон звучал диковинной музыкой, каждый крик падал в бездну, чтобы обернуться всполохом огня; как он владел ей сейчас, так и она, потянувшись навстречу, могла взять всё, о чём мечтала, увидеть вселенную его глазами, познав через его любовь и силы открывшуюся супругу истину. Он щедро делился собой, и знание то оглушало.

Так прошла вечность, поделённая на двоих: им больше не было нужды спешить, им вообще не было никакого дела до того, что осталось там, за границей темноты, объявшей адского герцога и его жену, они могли быть вдвоём — всегда. "Время всех миров…" Тишину разбил певучий женский смех, тревожный и нежный, и затем он превратился снова в сладкий, на грани мольбы стон, вплетавшийся в мироздание. Демиург, неразрывно связанный со всей вселенной своим существом, был сейчас в её безраздельной власти точно так же, как она — в его руках, и безупречные, исполненные любви и желания прикосновения жрицы к совершенному телу могли сейчас, должно быть, менять орбиты планет и создавать звёзды.
Наслаждение смяло её, точно фигурку оригами, заставив кричать до судорожно сжавшихся пальцев и взметнувшихся крыл, и жрица захлебнулась своим криком, широко распахнутыми глазами видя только бесконечный золотой свет. Она зачерпнула этот свет полными пригоршнями, умылась им и напилась допьяна, вспыхнула факелом, чтобы никогда не угасать.
"Будь со мной — я буду твоей и буду вечно гореть!"

Спустя тысячу лет — или один удар сердца, Эра не знала и даже не желала знать, — она потянула их назад, и разгорячённые тела вновь почувствовали прохладу мягкого белья кровати, обагрённого кровью и тронутого налётом пепла.
Нежные женские руки вновь были белыми и гладкими, как шёлк; весь отравивший её яд, пульсировавший с каждым новым ударом сердца, Змей забрал себе. Тонкие пальцы прошлись по его чеканному лицу, тронули бледные губы; валькирия, придержав одной ладонью свои волосы, вновь поцеловала супруга, чтобы потом отстраниться, обдав запахом цветов и морской соли, и там, где проходили её ласковые жесты, все его раны исчезали без следа, оставляя сладковатый привкус недосказанности — и нового обещания.
Задержалась жрица на шее, медленно обласкала тонкий, но явственный шрам от змеиных клыков, а потом задумчиво коснулась своего, симметричной отметиной вбившегося в артерию. Она могла бы без труда убрать и этот след, но отчего-то не хотелось. Ощущение его власти казалось очень правильным; оглядываясь назад, Эра не понимала, как жила раньше, утопая в своём одиночестве, за которым пряталась от всего мира, ища утешения в тысячах ненужных встреч — и нигде не находя.

— А чай давно остыл, — шепнула она еле слышно, задержав горячие губы у уха дьявола на один короткий выдох.
И рассмеялась, опалив мужа звенящим ощущением безграничного счастья, что пело в ней соловьём летним утром. Если бы у жрицы ещё оставалось, что отдать ему, она бы отдала — не задумываясь, потому что её просто не было, не существовало без него. Опали её крылья, укрывая павшего ангела белым, белым снегом, дразня нежностью на грани исступления, и огромные глаза, расцвеченные солнцем изнутри, по краю зрачка, лучше любых слов кричали о любви.[SGN]http://s9.uploads.ru/eW9Zh.gif[/SGN]

+1

33

Он не кричал никогда, сознавая, что сила, которую высвободят эмоции, способна разнести мультивселенную в клочья. Его голос всегда действовал иначе, бархатными обертонами заставляя слушать его обладателя, но не кричать сейчас дьявол не мог, видя всё, что с ними будет: до самого конца, когда перед разрушением всего он улыбнётся своей супруге и отпустит её — навсегда. И вместе с ними это отчётливо видел Создатель, вне времени и пространства видя, что обречён. Он не умел предвидеть и вынужден был создавать для прорицания приспособления, но теперь всё было иначе: история, которая ещё не написана, которой ещё предстоит случиться, встала перед ним как живая. Он видел всё от ухода Люцифера из ада до собственного безумия — и был изумлён, но больше напуган. Старший сын всегда был проблемой, его удалось  занять делом и отключить от интриг надолго, но то, что он увидел, было приговором, концом всех его чаяний. Крик оборвался, не дав Яхве увидеть самого главного.

«Навсегда!» Безмолвный диалог, состоящий не из слов даже, но из чувств и желаний, был сладок не меньше, чем боль, приносящая удовольствия обоим.
Реальность не смогла выдержать их возвращения и потекла, меняясь. Исчезла кровь, одеяла валялись на полу, по комнате разносился травяной аромат чая.
Падший ангел смотрел на супругу снизу вверх, в стальных глазах светился отблеск пожара, ещё не угасшего окончательно, а тонкие, хищные черты лица сгладились, сделав его бесконечно юным. Перехватив её руку, бережно касающуюся отметины на шее, он поцеловал тонкие пальцы и мягко улыбнулся. Раньше он любовался на шрам на хрупкой шее супруги, как на след собственной власти над ней, а сегодня он понял вдруг, что симметричная отметина на его шее нравится ему не меньше. Некоторые вещи должны оставаться неизменными и этот шрам, как клеймо для обоих, был красноречивее обручальных колец для смертных.
— Тоже мне сложность, — хрипло произнёс дьявол, поднимаясь на локтях. Взяв чашку, он вручил жене, предупредив, — осторожно, горячо. Нужно допить, а после — спать. Завтра много дел, любовь моя, мы потеряли много сил.
Он и правда выпил чай, весь, который был, не особенно смущаясь температуры. Дождавшись, пока жена допьёт свой, он вернул кружки на тумбочку и ласково обнял жену. Засыпать было неимоверно сложно, хотелось смотреть на Эру бесконечно, но даже дьявол устал; в конце концов, сон сморил и его.

А утро началось с поцелуя туда, где змеиные зубы оставили след. Одуряюще пахло кофе и свежими булочками, падший ангел выглядел посвежевшим, с длинных волос стекала вода, капли блестели в солнечном свете, делая его похожим на волшебное существо куда больше, чем он был.
— Доброе утро, — поприветствовал он. — Марта принесла свежие газеты, я ещё не успел ознакомиться. Присоединишься?
Кофе жене он наливать не стал, лишь улыбнулся и кивнул на стол. Сам он, видимо, уже позавтракал, потому что тарелки себе он не взял. Развернув газету, он пробежал глазами новости и кивнул.
— Я был прав, Чарльз Мерилл действительно финансирует заокеанские исследования. — Он сложил газету так, чтобы удобнее было читать и протянул жене. — Обрати внимание, он занимается так же инвестициями в строительство здесь. Это недешёвое удовольствие, учитывая откаты и воровство. Хотел бы я знать, откуда у него дополнительные средства?

+1

34

Протянув мужу пустую чашку, Эра следила за его движениями с искренним чувством восхищения. Он завораживал её, тянул к себе каждым новым жестом, взглядом, спокойным размеренным дыханием; жрица могла любоваться им бесконечно, а звук его бархатного голоса был слаще любых птичьих трелей. Спокойной оставаться рядом с ним было невозможно; сладко вздрогнув от того, как дьявол притянул её к себе, валькирия только кивнула.
Обрели сил они не меньше, чем потеряли, это она знала совершенно точно, чувствуя, как в венах течёт живое, настоящее пламя, а на скулах легко и щекотно разлетаются золотые трещины, исполненные солнечного света. Давно забытое — а может быть, даже никогда не известное раньше — ощущение собственной цельности теплилось внутри.
Уснула жрица быстро, заблудившись в ласке объятий, и вскоре совершенно затихла, уткнувшись лицом в чужое плечо. До невозможного, до физической почти боли ей нужно было чувствовать это тепло, что лёгким касанием к растревоженному разуму утешало сомнения; тревожившее ощущение чего-то нового в собственной душе отступило прочь. Не ушло, но стало всего лишь данностью, неоспоримой частью её личности, к которой теперь следовало привыкать вновь.
Тонкие пальцы левой ладони покоились на золоте огромного крыла, вплетаясь в их блеск лёгкой, матовой белизной.

Утро пришло внезапно. Вздрогнув, женщина распахнула глаза — и её бездонные зелёные озера, в которых трепетала по ветру свежая листва, впились в совершенное лицо склонившегося павшего ангела. Осторожно протянутая рука коснулась его тёплой щеки, затем — ещё влажных иссиня-чёрных волос, и дева битв выдохнула, выпутываясь из одеяла. Он был прав — их ждали дела, хотя ей сейчас совершенно не хотелось покидать гостиницу и куда-то идти; умиротворённая, Эра чувствовала большое искушение просто остановиться, насладившись сладковатым ощущением спокойствия, пришедшего после этой странной ночи.
Поведя лопатками, женщина потянулась. Конечно, они не могли себе этого позволить: ответственность, что лежала на хранителе равновесия, требовала очень многого, но помечтать порою хотелось.
— Ты тихий, как кот: я никогда не слышу, как ты встаёшь, — протянула жрица с лёгкой обидой, подалась вперёд, мазнув поцелуем по губам супруга, улыбнулась, тряхнула огненной своей гривой, обдав его цветочным запахом, смешанным с вином и лёгкой нотой горечи. — Доброе утро. Конечно… Только сначала я всё же схожу в душ.
Она грациозно скатилась с кровати и ускользнула прочь. Белые мягкие крылья осыпались с тонкой женской спины ночным туманом, бесследно истаяв в следах её быстрых шагов; вскоре из-за за закрытой двери в ванную комнату донёсся шум воды.

На ходу запахивая полотенце, она прошлась по номеру, возмутительно-живая, порывистая, как северный ветер, устроилась на кровати, мимоходом прихватив себе чашку и взяв из руки дьявола протянутую газету. Заголовки, как это водится, рассказывали много бесполезного; крупными глотками потягивая восхитительно ароматный кофе, приятно горчивший на языке, валькирия быстро пролистнула выпуск, остановилась на статье, которую показал Белиал. С длинных волос скатывались мелкие капли, но мгновение спустя локоны вдруг вспыхнули и завились в тугие кольца, став совершенно сухими.
— Честно говоря, я абсолютно бесполезна во всём, что касается цифр. Если это не исторические даты, конечно, — Эра рассмеялась, — в финансах — тоже, до сих пор дебет от кредита не отличаю. Ты говоришь, этого не было в настоящей версии реальности? Вообще, про всё это строительство во время экономического роста ходило какое-то дикое количество слухов: пирамиды цвели и пахли. Инвесторы умудрялись воровать даже сами у себя; финансист, который смог предсказать Великую Депрессию, наверняка мог найти способ увеличить свои активы в таком интересном бизнесе, как строительство. Кстати, а кто спонсировал "The Equitable Building"? Тут вот про него… Об открытии галереи на верхнем этаже.
Целительница задумчиво посмотрела на блюдо: у неё были сложные отношения с собственным чувством голода, и порой она вспоминала о необходимости еды раз в пару дней. В результате она снова разложила газету, на этот раз в полный разворот, прямо на постели, задумчиво пробежалась кончиками пальцев по типографским строчкам. Остроскулое лицо на мгновение приобрело выражение абсолютной отрешённости, пока она что-то искала в глубине собственной памяти.
— Я немного знала Меррилла. Он вкладывал активы в высшее образование, но уже позже, сильно после войны. Насколько я помню его историю, он сильно поднялся не только на стройке, но и ещё и на каких-то торговых холдингах, едва ли не первопроходец в этом вопросе. "Kmart" же — детище его конторы, да?

+1

35

Он любовался ей, следил за каждым её движением, за каждым поворотом головы и выражением лица. Она была прекрасна, его мраморная Галатея и он до сих пор не понимал, как можно не любить такую женщину. Он сознавал, что их с Катаром прошлое — результат проклятья и манипуляций Мелеоса, и всё же, они жили вместе очень долго. Как мог адский кузнец променять эту женщину на что-то — на кого-то ещё? Тряхнув головой, падший ангел заставил себя вернуться к делам. Закончат с хронопарадоксом и месяц проведут в их мире, одном на двоих. Они заслужили отдых, пожалуй.
Выслушав супругу, он покачал головой.
— Предсказать-то он предсказал, но денег не было во всей стране. Пока не сообразили вкладываться в оружие, страна была разорена. — Дьявол налил себе ещё кофе и разбавил его молоком. — Даже если была у Меррила возможность сделать деньги в кризис или в преддверии его, он не стал бы вкладываться в неокупающийся проект. — Тихо щёлкнула зажигалка и по номеру разнёсся пряный запах дорогого табака не из этого времени. — И уж тем более, не стал бы заявлять о том, что у него есть деньги, когда страна обанкротилась. Это не только плохая политика, это несусветная глупость: когда соседи голодны, а у тебя полная чаша, до беды не просто недалеко, до неё и шага нет. Не укладывается это в логику.
Он раскрыл вторую газету, в которой рассказывалось, какой проект небоскрёба самый высокий, выражались опасения в ненадёжности конструкций и даже были сравнения с вавилонской башней. Ответ на вопрос жены падший ангел дал почти машинально:
— Страховое сообщество, — потом уточнил. — Галерея? Я не помню там никакой галереи.
Он выдохнул дым в потолок и внимательно посмотрел на жену.
— Нет, «Kmart» — детроитская сеть. Меррилл поднялся на сети «Safeway Stores». Но в остальном, верно, торговые холдинги. Слушай, а почему ты спросила про галерею? «Таймз» вообще про неё молчит, «Дейли» решил писать про светские новости?
Он вручил жене свою газету и забрал предыдущую. Внимательно просмотрев заметку, он скривился. Информативности в ней было ровно на полтора абзаца и суть их сводилась к сказанному Шаирой.
— Ладно, — он бросил газету на стол и поднялся, — можно гадать до бесконечности, а можно наведаться к твоему знакомому в гости. Ты точно не хочешь есть?
Одевался он неспешно и с некоторым сожалением. Выходить из уютного номера не хотелось. Утешало только, что сюда они непременно вернутся, работы у них было не на один день. Вот только отсутствие галстука во время, когда официальности внешнего вида придавалось особое значение, немного беспокоило. Впрочем, это можно было решить, прогулявшись до офиса Меррилла пешком.

На улице было прохладно и непривычно пусто: запущенный парк не был излюбленным местом для прогулок. Безопасным его назвать тоже было сложно. Неспешно выйдя на Манхэттен, привычно улерживая хрупкую ладонь супруги на собственном локте, падший ангел уверенно направился в сторону магазина, а после — в сторону офиса «Merrill, Lynch & Company». Британский паспорт и упоминание компании «Flame Corp.», владельцем которой являлся британский дьявол, распахнуло перед ними двери и встречи с мистером Мерриллом им даже не пришлось ждать. Невысокий, но очень сосредоточенный мужчина по-деловому пожал руку Блэку и церемонно коснулся губами руки его очаровательной супруги.
— Чем обязан, лорд Блэк? Леди? [NIC]Samuel Johnatan Black[/NIC][STA]Enjoying Death[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/t/mThtL.jpg[/AVA]
[SGN]http://se.uploads.ru/t/UvkIf.gif[/SGN]

+1

36

Потянувшись к кофейнику, когда его отставил супруг, Эра вылила в чашку остатки напитка, разбавила молоком и, задумчиво поболтав, выпила залпом. На краях изящного белого фарфора остались разводы кофейной гущи; некоторое время жрица созерцала их с намёком на интерес, а потом только пожала плечами: ничего нового увиденное не открыло, грозящие неприятности и вовсе были обычным делом. Разложив вторую газету по примеру первой, которую она читала до этого, валькирия пробежалась взглядом по заметкам.
— Хм. А вот про этот небоскрёб я помню, кажется, — протянула она, коснувшись ногтем длинной статьи, — между 33-ей и 34-ой улицами, это же будущий Empire State Building, да? Про него ходили интересные слухи… Про гибель рабочих, хотя это как обычно. Но говорили, что там потратили почти в два раза меньше денег, которые запланировали на постройку, а спонсировавшие небоскрёб инвесторы их всё равно больше не увидели. Правда, до судебных разбирательств вроде не дошло, но как ты думаешь, если извлечь из оборота, скажем, пятьдесят миллионов и их выгодно вложить за океан, это даст лет через десять хорошую прибыль?
Для самой Эры что пятьдесят миллионов, что пятьсот, что миллиард были исключительно абстрактными понятиями, к которым она относилась со спокойным равнодушием, потому что всё её возвышенное существо сопротивлялось грешному и материальному, но среди смертных целительница жила достаточно давно, чтобы предполагать, как большие суммы могут будоражить умы. События, перекраивающие всю историю, совершались порой и из-за меньшего.

Она полистала номер ещё, но ничего интересного больше не нашла, так что сложила бумагу и аккуратно пристроила на стол, спустила стройные ноги вниз с кровати, внимательно посмотрела на супруга. Несмотря на то, что львица ушла бесследно, в позе и наклоне головы чувствовалось у герцогини что-то кошачье.
— В основном я спрашиваю, потому что сама не помню там никакой галереи… Откуда она вообще взялась в здании страховой конторы и зачем? Тяга к прекрасному? Неподходящее, как мне кажется, время в Америке для реализации духовных потребностей. Что? А, нет, — мимолётом отмахнулась женщина, — вечером поем, не хочу.
Сбросив с себя белое полотенце, она вновь потянулась и с печальным вздохом отправилась искать своё платье, чудом уцелевшее в плавящейся ночной темноте.

На улице было прохладно и ветрено. Плотно застегнув меховой ворот пальто, Эра положила ладонь на сгиб чужого локтя, чуть поёжилась; она всегда не любила зиму. Впрочем, спустя мгновение красивое лицо вновь озарилось лёгким блеском улыбки: услужливая память подбросила короткий отрывок, в котором они спускались по скверу от Рейхсархива к припаркованному автомобилю дьявола.
Как давно это было — и одновременно ещё даже не наступило.
Спокойная прогулка по Манхэттену окончательно вымела прочь из мыслей женщины тревогу. Держась за руку супруга, она с интересом смотрела по сторонам: зрелище отстраивающегося Нью-Йорка было немного непривычным.

В офисе компании было бурно: что-то обсуждалось на повышенных тонах, что-то в спешном порядке переписывалось и пересчитывалось; секретарь, кинув, куда-то ушёл, и через пару минут навстречу к британским гостям вышел сам Меррилл, видимо, безукоризненным чутьём банковской акулы ощутив, что здесь будет, чем поживиться.
Лёгким касанием к ладони мужа попросив разрешения на игру, валькирия медленно улыбнулась, переводя на хозяина конторы бездонный взгляд. Бесконечно очаровательная и немного нездешняя, с отпечатком лёгкой мечтательности в выражении лица, она не походила на женщину, способную руководить бизнесом, но это было только на руку. Та лёгкая снисходительность, которая порой проскальзывала в отношении окружавших к ней, открывала больше дверей, чем грубая сила.

Они расположились в кабинете: Блэк и его супруга на мягком диване, хозяин — в кресле за столом.
— Леди Шира Блэк, — мурлыкавшим голосом представилась женщина, и вновь прорезался невесть откуда бравшийся акцент, — рада знакомству с Вами, мистер Меррилл. Ваш инвестиционный фонд довольно широко известен среди людей, интересующихся финансами. Дело в том, что у меня есть некоторые наследственные активы, которые не хотелось бы вкладывать ни в Англии, ни во Франции. Американские торговые холдинги выглядят более… Привлекательно.
Финансист как-то разом подобрался. До этого спокойное и даже немного усталое лицо мистера Меррилла приобрело выражение ищейки, вставшей на след зайца.[NIC]Shiera Black[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/fbLvO.jpg[/AVA]

+1

37

Огромный офис был переполнен народом, но в кабинете мистера Меррилла было тихо, двери в два дьяволовых роста не пропускали шум общей суеты. Падший ангел прикрыл глаза, позволяя жене развлекаться. Роль уверенного в цифрах человека, как всегда, досталась ему. Улыбнувшись жене с видом «это была твоя идея», он сел и уставился на финансиста с видом удава, гипнотизирующего добычу. Финансист, впрочем, был слишком поглощён наивной леди из Старого Света, чтобы обращать внимание на её супруга. А жаль, потому что ему стоило бы насторожиться: для владыки преисподней, решавшего математические задачи раньше, чем появилась математика; знающего, что будет дальше и как скоро обещания владельца инвестиционной компании рассыплются в прах, слова финансиста были забавны.
— Мистер Меррилл, — оборвал словоизлияния смертного Блэк. — Вряд ли моя супруга станет вкладывать деньги в ваш фонд, учитивая общую экономическую обстановку. Всё, что вы сейчас наговорили — чушь собачья.
Он потратил минут десять, за которые в пух и прах разгромил все доводы, приведённые Чарльзом Мерриллом и закончил довольно ядовито:
— Мне рекомендовали вас, как тотлкового специалиста, умеющего распоряжаться финансами, вы сами прекрасно понимаете, что кризиса не миновать. Чем вы отличаетесь от "Bank of America", который недавно открылся? Или от сотен других аналогичных компаний? — Сэмюэл откинулся на спинку дивана и заложил ногу за ногу. — Где гарантия, что ваша контора не закроется через пару лет вместе с наследством моей супруги?
— Я ещё не видел ни подтверждения вашей финансовой состоятельности, ни подтверждения состоятельности вашей супруги, — резко ответил Чарльз. — Почему бы вам просто не покинуть мой кабинет?
— Это легко устроить, мистер Меррилл. — Усмехнулся Блэк. — У вас есть телефон, у вас есть возможность выяснить телефон «Bank of England» и узнать о сумме моего счёта. Пятнадцать минут, мистер Меррилл.
Проверка счёта действительно много времени не заняла, после чего хозяин кабинета извинился с очень несчастным выражением лица: даже его имеющаяся сумма на счетах графа впечатляла.
— Приношу свои извинения, лорд Блэк. Я погорячился. Хм. — Мужчина замолчал, раздумывая над аргументами. — Мой фонд недавно получил крупное финансовое вливание из строительного бизнеса и перенаправил его работать в Германию в весьма прибыльное государственное предприятие, дивиденды мы уже получаем. Мы перестаём работать с малым бизнесм и частными вкладчиками, закрываем активы и прекращаем сотрудничество с частью партнёров, но для вас готовы сделать исключение.
— Я понял, — Сэмюэл поднялся. — Мы обдумаем ваше предложение, мистер Меррил. — Он подал руку жене, помогая подняться. — Пришлю к вам человека завтра, сообщить о нашем решении.

Они вышли и пару кварталов дьявол молчал, обдумывая информацию. Остановился у кафе и посмотрел сквозь жену. Этот взгляд она видела у него неоднократно, когда он занимался адской бухгалтерией.
— Кофе. — Глухо произнёс он. — Мне нужно пару чашек покрепче и я расскажу, что понял. Возьми пока газеты, ладно?
В кафе было на удивление людно, но кофе, две крохотные чашечки принесли почти сразу, пообещав повторить заказ через десять минут.
— Смотри, — он раскрыл выпуск «Times» на статье, о которой Шаира говорила ещё в номере. — «Empire State Building» и финансовые вливания Меррилла очевидным образом связаны, но в нашей вероятности эти деньги просто бесследно исчезли, не нашли даже по номерам купюр то, что должно было быть выплачено наличными рабочим. А «Merrill, Lynch & Company» удержались на плаву исключительно благодаря умелому управлению Меррилла и спящей инвестиционной деятельности. Вот эта нестыковка и дала финансирование НСДАП, я почти уверен в том, что прав. Меня беспокоит другое: откуда всплыли неотмытые деньги со строительства «Empire State»? И почему ты вспомнила про ту галерею? Здесь полно других несоответствий с настоящей реальностью, почему она? — Он забрал у официанта кофе и бросил на поднос два доллара, отмахнувшись от сдачи. — У тебя не бывает случайных озарений, моя леди, предлагаю немного отдохнуть и посмотреть на место отдыха страхователей жизни. [NIC]Samuel Johnatan Black[/NIC][STA]Enjoying Death[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/t/mThtL.jpg[/AVA]
[SGN]http://se.uploads.ru/t/UvkIf.gif[/SGN]

+1

38

Скрыв лёгкую полу-улыбку за поворотом головы, жрица не вмешивалась в чужой разговор, аккуратно расправляя складки на своей плессированной юбке. Совершенно точно она уступала в своих небогатых финансовых знаниях адскому герцогу, для этого даже играть бы не пришлось, цифры и строгие математические закономерности пугали нерациональную, живущую чистой интуицией Эру почти до обморока; но наблюдать за пикировкой между английским графом и американской банковой акулой было увлекательно даже ей. Сомнений в том, кто выиграет, не возникало, но было какое-то приятное ощущение причастности.
Наверное, это тоже было женское коварство, требовавшее стравливать между собой мужчин просто из любви к искусству, даже по поводам, казалось бы, совершенно с самой женщиной несвязанным.
Впрочем, закончили они довольно быстро.
Подняв с колен свою сумочку, жрица повесила её на плечо и, опираясь на протянутую руку супруга, мягко поднялась на ноги. Попрощавшись с финансистом — тот снова, кажется, вздрогнул от мажущего взгляда к своему лицу, что щекотал касаниями свежей шелковистой травы, — Эра бесшумно вышла за дверь. Сложно было сказать, насколько бесполезным оказался их визит, но павший ангел не выглядел окончательно разочарованным, и дева битв решила пока тоже не предаваться унынию.

Стараясь не мешать супругу думать, женщина молчала, сама тем временем пытаясь понять, что зацепило её в той крошечной заметке про галерею, но озарение всё не шло.
Если бы дьявол не держал её рядом, валькирия, скорее всего, прошла бы мимо кафе, ушедшая куда-то в раздумья. Она послушно взяла газеты, уже изученные с утра, отдала Белиалу, устроившись напротив него за столом, точно птичка — на жёрдочке, подпёрла острый подбородок. Кофе был очень крепким и чрезвычайно горьким; сделав крошечный глоток, Эра отставила было чашку, но остановила движение, задумчиво разглядывая красивое блюдце с красным узором.
— Деньги сами по себе ничего не значат. Возможно, они выпали из нашей реальности благодаря кому-то… Я имею ввиду, что тот человек, который смог их присвоить, например, пропал без вести или вообще взял и сжёг. Мало ли, что бывает на свете. А здесь этого не случилось, и их вложили в финансирование нацистов. В целом, наверное, не так уж и невероятно, хотя я совершенно не понимаю, как это всё работает, ведь что-то должно было спровоцировать такое изменение реальности.
Её узкая ладонь бережно огладила тяжёлую руку дьявола мимолётным, тёплым жестом.
— Знаешь, меня смущает такая… Мелочь? Когда мы оказались здесь, в парке, то почувствовали силу, почти твою, но не совсем. Может быть, эти вещи не связаны друг с другом, но это… Как галерея. Отчего-то важно. Уверена, ты прав, стоит посетить это загадочное явление.

Они поболтали ещё, пожалуй, с полчаса; Эра со свойственным ей живым любопытством теребила супруга вопросами о мироздании и принципах хронопарадоксов. Несмотря на не самые радужные декорации, что остались на время в стороне, видно было, что она абсолютно счастлива этому мгновению, и всю последующую дорогу до "The Equitable Building" сознание дьявола щекотало её лёгкое, нежное тепло.

Галерея же заставила впечатлительную по природе своей жрицу засомневаться в том, что им сюда было настолько нужно, потому что от её хорошего настроения в течение двух вздохов не осталось и следа. Мода на спиритизм и оккультизм действительно была сильна в это время, смертные интересовались тонкими материями, сотворяя совершенно невероятные теории и в них с удовольствием веря, учения и философии множились в геометрической прогрессии, находя себе последователей. Потому, казалось бы, ничего необычного в выставке загадочных фотографий не было.
Почти.
Если бы на семи фотокарточках размерами с ладонь не было ангелов.
Табличка под каждой из миниатюр заботливо поясняла, на какую модель камеры и с какой выдержкой они были сделаны, а также кратко описывала события, предшествовавшие снимку. Большинство посетителей — их было немного, к счастью, — относились к этому со сдержанным безразличием, медленно, но неоспоримо начиная верить в чудеса техники и фальсификаций, но вот у жрицы особых сомнений в подлинности не было.
Зато было бессчётное количество вопросов.

И едва ли хотя бы один ответ мог быть приятным: временной парадокс явно не был просто случайностью и просто парадоксом.[NIC]Shiera Black[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/fbLvO.jpg[/AVA]

+1

39

Деньги были лействительно не так важны, однако, найденная информация косвенно подтверждала, что точка смещения во времени именно здесь.
— Отмытые деньги всегда найти невозможно, особенно в экономический кризис, — возразил дьявол. — А здесь даже не скрывается, что вложение было из строительства, понимаешь? Значит, нашёлся способ легализировать эти деньги без отмывания и значит, за этим всем есть некто, озадачившийся этим вопросом. Точку смещения мы нашли, но не то, что его спровоцировало. И я готов спорить, что это не стечение обстоятельств, слишком много всего в одном месте.
Дьявол поймал ладонь жены и сжал её, не желая отпускать удовольствие от мимолётной близости.
— Да, парк меня тоже насторожил, — согласился хранитель равновесия. — Словно мою силу взяли и вывернули наизнанку — не самые приятные ощущения, я не смог к ней даже прикоснуться — мысли такой не возникло. Давай всё же начнём с галереи, если ты не против, а после вернёмся к точке перехода.

Галерея была любопытной: фотографии девочек-фейри, призраков и прочей мистической чуши перемежались с фотографиями действительно магических существ. Было даже два атланта, но примечательнее всего были фотографии ангелов. Не узнать Рафаила, Метатрона и их свору было бы затруднительно. На одной из фоторгафий даже был Гавриил, но смазанный и нечёткий. Датировалась фотография относительно недавним — не больше трёх месяцев, — числом. Падший ангел нахмурился и взял жену под локоть.
— Идём, здесь больше ничего по делу нету, — велел он зло. Происходящее ему не нравилось, догадки по поводу этого — тоже, поэтому он торопился, почти утащив жену силой.
На воздухе, ещё неиспорченном огромным количеством выхлопных газов, он выдохнул и отпустил локоть.
— Прости. Мне происходящее очень не нравится. У нас на руках хронопарадокс, настолько явный, что не заметить его сложно, по прибытии на место мы сталкиваемся с видоизменённой моей силой, а здесь видим фото самых оголтелых фанатиков политики Отца. Это очень похоже на провокацию, нам нужно убраться отсюда...
— Вы никуда не пойдёте! — Голос Метатрона в жизни звучал ещё более мерзко. — Ни ты, ни твоя шлюха.
Рафаил стоял за спиной ключника, а за целителем стояла дружина архангела, вооружённая до зубов. От слов блёклого ангела дьявола передёрнуло, злость смешалась с омерзением, но захлестнуть себя эмоциям он не позволил. Успокаивающе положив руку на спину жене, он ненавидяще посмотрел на ключника и усмехнулся.
— Смотри за своими шавками, Метатрон. — Дьявол кивнул архангелу, — привет, брат. Всё ещё веришь всем подряд?
Ответа они оба уже не услышали, провалившись в портал и оставив ключника со свитой скрежетать зубами. Вокруг супругов встали дереаья, а сила, разлитая вокруг, говорила о том, что они снова в парке.
— Отвратительно! — Падший ангел в сердцах пнул ни в чём не повинное дерево. — Ладно, здесь нас искать станут в последнюю очередь. Нам нужно найти эпицентр этого бардака и понять, кто воспользовался силой. Полагаю, что это ритуал или какой-то артефакт, доставшийся смертному, который потом нашёл целую тучу денег и тут же отнёс их Мерриллу. Мне уже плевать, кто это был, давай просто найдём это место?
Обернувшись к жене, он с тоской посмотрел на неё и скривился. Даже искать того, кто стоит за происходящим, кто вручил смертному дьявольскую силу, исковерканную, но узнаваемую, будет чрезвычайно сложно. Дьявол провёл ладонями по лицу, успокаиваясь.

Отредактировано First of the Fallen (2018-01-29 13:00:44)

+1

40

Тихо и сдавленно охнув от стальных пальцев, сжавших её локоть, жрица только послушно кивнула и выскользнула вслед за Белиалом: вырваться из его руки всё равно не представлялось возможным. Интереса ради она иногда упрямилась просто для того, чтобы поупрямиться и обратить на себя внимание, но всегда безошибочно ощущала границы, в которых лучше было оставаться тихой и незаметной.
Сегодня был как раз последний случай, что ощутимо чувствовалось в голосе появившегося чёрт знает откуда Метатрона.
— О, а вот и самые оголтелые фанатики, прям как на заказ, — без особого удивления, но зато с доброй нотой чистой, незамутнённой ненависти заметила Эра.
Взгляд, который она подарила горячо любимому папаше, мог убивать, и только на правильном, очень красивом лице Рафаила её глаза потеплели, выразив чистое, искреннее сожаление. Сделав едва уловимый шаг назад, женщина зацепилась рукой за пояс супруга, отвернулась от ангельской дружины, пряча лицо в тёплой ткани чужого костюма, и безмолвно провалилась в открывшийся переход.

Кружилась голова; поморщившись от неприятных ощущений, валькирия отошла немного в сторону, привалилась плечом к дереву и прикрыла глаза. Впрочем, мгновение спустя она вздрогнула и порывисто подалась навстречу павшему ангелу, а собственная усталость куда-то незаметно отступила.
Осторожное касание ладони к груди Белиала отдавало теплом и спокойствием; бережно скользнув в его разум, женщина дохнула мерным спокойствием океана в безветрии, утешая чужую ярость. Жрица отлично понимала чувства супруга и разделяла его гнев целиком, но сейчас от него не становилось проще.
— Не знаю… Ритуал ли, — осторожно произнесла она, — но возможно. С последствиями же ты наверняка прав, я тоже уверена, что сдвиг реальности начался из-за денег, вложенных в контору Меррилла. Дай мне десять минут, пожалуйста? Тут что-то очень странное, похоже на узел, который завязался ещё до самого хронопарадокса, но я не могу поймать.
Приподнявшись на носочки, она легко ткнулась лбом в шею мужа, задержалась рядом на несколько секунд, окатив мерным своим теплом, а потом отступила, сунув руки в карманы пальто, задумчиво пошла по едва видневшейся тропинке, что вилась между неаккуратных деревьев.
Сейчас парк больше напоминал лес, но в его неухоженности было какое-то своё очарование, словно и не было неподалеку стремительно расцветавшего города, который через каких-то полвека станет одним из самых популярных мегаполисов.

Далеко, конечно, жрица не ушла; в лёгких, стремительных шагах ей просто было легче думать, и уже через пару минут развернулась на каблуках ботинок, остановилась, запрокинув голову кверху и найдя сквозь лёгкую, серовато-зимнюю облачность солнце. В зелёных тревожных глазах разлетелись золотые прожилки, пока Эра напряжённо о чём-то размышляла.
Почему её так беспокоила эта галерея, если сама она вся состояла из сакрального, принимая изнанку бытия, необычную и даже восхитительную для смертных, как неотъемлемую реальность? Почему важны были именно ангелы — и почему они их ждали? Дева битв по природе своей не умела верить в совпадения, зато могла разобрать едва уловимые штрихи чужого вмешательства в цепочке случайностей.
Сходное ощущение она испытывала, когда заворожённо наблюдала за собственной жизнью, пролистываемой страницами артефакта, что вышел из-под рук мастера, и слышала сухой стук игральных костей. Есть только закономерности — и они зависят от точки зрения.
Покатав эти перепутанные ощущения по сознанию, женщина чуть сердито передёрнула плечами.
Интуиция заботливо подбрасывала странные, отрывистые видения из полусна; жрица перебирала их ласковыми пальцами. Сущность её настойчиво, раз за разом, возвращала ощущение близости на грани небытия, и что-то вдруг кольнулось в сознании. Искажённая его сила — но она и должна быть искажённой, ведь она там не принадлежала только ему, они её делили на двоих, как и весь мир. Пусть её изменили, вывернули наизнанку ещё не раз, протаскивая сквозь вероятности, но знакомая тень всё равно ощущалась.

— Белиал, — окликнула жрица дьявола, не отрывая взгляда от золотого диска, что ласкал прохладными зимними лучами точёное женское лицо, — а что случается с той энергией, которую освобождаем мы с тобой? Я никогда не задумывалась, но здесь… Ведь не только твоя сила. К ней примешана луна — тоже неправильная, но я всё ещё слышу в ней плеск воды.

+1

41

Значит, вот так? Встретившие их ангелы жили во времени, для них оно было линейно и они считали хронопарадокс его рук делом? Кто рассказал им об этом, было довольно очевидно, вопрос был лишь в том, зачем. На окрик жены падший ангел дёрнулся как от удара: он был насторожен и тревожно вслушивался в мерный гул жизни за пределами парка, ожидая нападения. Они должны были спешить, но он понимал, что спешка заведёт их в тупик, и потому ждал, пока Эра соберёт свои ощущения о силе разлитой здесь. Самому ему природа была очевидна, неочевидно было лишь то, откуда она взялась и почему он не может прикоснуться к ней, чтобы убрать.
— Большую часть забираю себе, остатки распределяю между нестабильными мирами и системами, — ответил он супруге. — Здесь не только наша с тобой энергия, здесь есть третий источник, смотри.
Он распахнул разум, позволяя видеть его глазами. Весь лес тут же стал ирреальным и призрачным, звуки отошли на второй план. Сила, наоборот, выглядела материальной: длинные нити алого с чёрным сплетались с более короткими золотыми, подёрнутыми кое-где синим налётом. Они вились вокруг деревьев, оплетали мир подобно лозам. Но это всё была созидательная энергия, которая не могла и не должна была вредить миру настолько сильно, чтобы всё пришло к увеличению срока войн. И всё же, что-то с силой было не так: она двигалась слишком хаотично для той энергии, которая может творить и редко, где-то на пирефирии зрения мелькали ещё нити, но их, как хранитель равновесия не силился, разглядеть не мог.
-Здесь есть чья-то ещё сила, — повторил дьявол мрачно, —  несоизмеримо больше моей.

Он подошёл к жене, положив руки на плечи и заглянув в расцвеченные золотыми прожилками зелёные глаза, беспомощно улыбнулся.
— Кто-то очень хочет, чтобы все думали, что это мы с тобой спровоцировали войну. И этот кто-то достаточно силён, чтобы извратить всё что у нас с тобой получилось. Я знаю всего четверых, способных к такому, из них всего двое смогут сделать так, чтобы я не смог с этим что-то сделать. Почти не смог. Нам всё ещё нужен эпицентр этого всего, наша сила где-то должна была выйти в мир. Сама она сюда прийти не могла.
Осторожно коснувшись губ жены лёгким поцелуем, дьявол отпустил её и позвал свободную силу. Он не стал уточнять Эре, что ангелы здесь взялись тоже не вдруг, их ждали и даже оставили «привет» в галерее, чтобы они оба точно не пропустили встречу — Эра наверняка дошла до этого сама, своими путями. Сила сопротивлялась зову, но дьявол упорно продолжал взывать, до боли, до потемнения в глазах и, наконец, сила дрогнула меняясь. Звон вероятностных нитей оглушал и падший ангел вынужден был ухватиться за плечи жены снова, чтобы немыслимое напряжение не дало ему потерять связь с реальностью.
— Я не вижу. — Он заставлял хаотично перемещающуюся энергию застыть, а после нити натянулись, напоминая больше чудовищную колыбель для кошки. — Веди меня. К эпицентру всё должно путаться сильнее.
Это наверняка была ловушка, они оба знали это — чувства, подобные их возвращению в библиотеку безумного артефактора, которые уловила Эра, дьявол почувствовал тоже. Но общей задачи это не отменяло: хронопарадокс должен быть решён, прореха во времени залатана и равновесие восстановлено.

+1

42

Изящный поворот точёной головы; женщина склонила голову к левому плечу, вглядываясь в переплетение энергий, которое показывал ей хранитель равновесия, но всевидящий её взор всё ещё хранили отпечаток густой таёжной зелени. Она смотрела на реальность сквозь его силу и видела, но не понимала: несмотря на то, что Эра вложила в руки дьявола свою душу и сущность, она по-прежнему ходила по иной стороне бытия, и без проводника ей было нечего делать здесь.
Или нет?
Тяжёлые руки павшего ангела опустились на плечи, и женщина подалась вперёд, к нему, крепко обнимая за пояс и одновременно поддерживая его самого. Тепло чужого тела согревало посреди ледяной пустоты, а широко распахнутые глаза вглядывались в пропасть, выискивая ей одной ведомый маяк. Это было ближе и острее, чем любой танец; и она нашла, озарением, вспышкой приникнув к распахнутой настежь сути вселенной.
— Но вижу я, — эхом откликнулась жрица, и где-то в реальном мире её горячая ладонь сжала пальцы супруга, — я укажу дорогу, лорд мой.
Тревожное и одновременно восхитительное чувство порождала эта странная дорога посреди ничто и нигде; оттолкнув от себя ratio, разум, что стремился думать и понять, когда надо было всего лишь отдаваться чувствам, золотая женщина стремительным росчерком скользила по-над бездной, и её щекочущий голос, напев, что древен был, как жизнь сама, звал за собой.

Зерно хронопарадокса со стороны выглядело потрясающе красиво: небольшая, с кулак размером искра, охваченная пылающим ореолом, становящимся к краям всё более тусклым и сливающимся с вечной темнотой космоса. Так могла бы выглядеть стареющая звезда, угасавшая в холоде времён.

Госпожа тайн всех протянула к причудливо свитой спирали одну руку, и невесомые пальцы тронули самый край загадочного облака. Оно не заметило этого, столь нежным и осторожным был этот жест; жрица нахмурилась и повела ладонью, свивая между пальцев золотые нити. Вокруг её головы, увенчанной тончайшим обручем венца, который был совершенно не похож на ту корону, что герцогиня носила во владениях супруга, плясали сверкавшие живым металлом символы; сейчас Эра вновь была изумительно похожа на мраморную фигурку, какую Агриил и Михаил впервые увидели в мастерской безумного артефактора. Тонкая и хрупкая, она неуловимо истончалась ещё, будто податливый церковный воск под сильными пальцами, подстраиваясь, вплетаясь в реальность, чтобы та пыталась отторгнуть чужое присутствие, и её нежное лицо показалось невероятно юным.
— Зелёное и багряное, — медленно произнесла жрица, — мы видели розы в саду у Лорда Снов, помнишь, когда смотрели в твою память? Они здесь проросли тоже.
Повинуясь её осторожным движениям, тончайшие, как леска, как тень, ниточки потянулись сквозь мерцавшую пыль жадными прожилками, и вскоре перед глазами мага и жрицы, по-прежнему крепко державшейся за его руку, проявились заросли шиповника. Конечно, они не были настоящими; женщине всего лишь было легче познавать мир сквозь знакомые образы, но ошибиться в них было невозможно.

— Твой Отец, — произнесла жрица тихо и до неестественного спокойно.
Что ж; Белиал не ошибался — как, впрочем, и всегда; Творец действительно начал свою игру, уже не размениваясь на ожидание и наблюдение.

+1

43

Поддержка от супруги была очень вовремя и дьявол облокотился на неё почти всем весом и продолжил держаться за её плечо, не взирая на песнь, которая вела его за собой не в первый раз. Увы, напев этот, звучащий в обычном мире не меньшим призывом, чем в пространстве между нитями реальности был путеводной нитью не только для него. Он шёл, уже зная, что придётся драться, потому что свора Яхве не упустит возможности уничтожить старшего сына — слишком большую опасность для престола в Граде он представляет. В их пустые куриные головы не укладывалась мысль о том, что наследник двух тронов сразу бежит от этой участи как от огня, тайно мечтая о свободе, но не позволяя себе её.
Эпицентр временной воронки он ощутил всем телом, содрогнувшись от омерзительной слабости, которая накатила и схлынула, оставив после себя привкус тленной сладости на губах. Моргнув, он вернул себе зрение и сфокусировался на происходящем.
— Я вижу, — выдавил он, брезгливо кривясь. — Да, это он. У нас будут гости, или я не знаю своих братьев. Постой, я осмотрюсь, пока не заявились.
С большой неохотой выпустив ладонь жены (когда он успел за неё взяться?), дьявол присел рядом с костровищем, которое было сложено из обломков камней, видимо натащенных со стройки небоскрёбов. По крайней мере, облицовочный мрамор тоже присутствовал. Тронув пальцами золу, дьявол понюхал её и поворошил угли. Среди них нашёлся белый лоскут с грязно-бурыми потёками. Осмотрев его внимательно, падший ангел выдал очень нецензурную тираду, а после пояснил жене.
— Эта дрянь была на тебе в башне.
Он сжал тряпку в руке и она осыпалась прахом сквозь длинные пальцы.
— Стой! — Звучный голос не застал их врасплох, дьявол ждал братьев и совершенно точно знал, что они могут сказать по поводу происходящего. Ничего оригинального. — Ты уничтожаешь улики!
Ангелы были здесь, полный набор — все, кто встречал их у подножия "The Equitable Building". С обнажённым оружием и отсутствием манер, как обычно.
— Точно, — откликнулся падший ангел, поднимаясь. — А ещё я собираюсь убрать отсюда всю дрянь, которая фонит хлеще ядерного оружия, которое не изобрели. Так что изволь съебать, Метатрон. Не знаю, как твоя дочь, а я настроен не очень дружелюбно.
В подтверждение его слов, в руках его вспыхнул клинок, а сам дьявол переместился поближе к жене. Архангел, ключник и два десятка ангелов, которые были готовы по велению военачальников сорваться с места. Заговаривать им зубы подобно тому, как поступал Люцифер, Агриил не хотел — ему осточертели эти пляски вокруг Отца, но козырь у него был — и не малый. Огромные крылья вспыхнули в свете клинка расплавленным золотом и Метатрон был остановлен Рафаилом в самом начале замаха.
— Стой, — властно окликнул целитель и ключник послушно остановился с ненавистью глядя на брата и дочь. — Что это значит, Белиал?
— Что? — Притворяться невинным у владыки ада выходило не очень хорошо. — О, ты о крыльях. Я не из этого времени, брат. И даже не из этой вероятности.
— Ты лжёшь, — буркнул Метатрон.
— Нет, — спокойно поправил Рафаил. — Он никогда этого не делает. Дай ему объясниться, не швыряйся обвинениями раньше времени.
— Я не буду объясняться, — отозвался дьявол. — Я просто уберусь здесь и уйду в своё время, подальше от вас обоих.
Резоны дьявола были просты: говорить о том, что его подставил Яхве тем, кто чтил Отца больше, чем собственный разум, было глупо. Само по себе заявление о том, что его подставили, звучало бы беспомощно и выглядело бы попыткой отмазаться от наказания. Интересно, почему здесь всего-навсего ключник и целитель? Здесь должен быть судья собственной персоной, в этот период времени Гавриил был особенно упёртым. Но здесь его не было. Что затеял Метатрон?

+1

44

Кивнув павшему ангелу, Эра задумчиво смотрела на кострище, сложенное из обломков крупных плит. Трогать его она опасалась, подозревая, что зола из этого погасшего очага может обладать какими угодно свойствами, включая разрушение всего сущего при случайном контакте, но явно не походит на что-то доброе и светлое. Всё, откуда торчали уши Яхве, в последний десяток лет окончательно распрощавшегося с тормозами и здравым смыслом, меньше всего походило на доброе и светлое.
Вот на глобальный апокалиптический мрак со всеми ритуалами из "иди и смотри" — определённо.
Женщина вздохнула. Прибытие ангельской кавалерии для неё, как и для самого дьявола, откровением не стало: ключник Бога с логикой не дружил, хорошо заменяя её возвышенными идеалами, так что вопрос был только в том, когда вся эта свора сюда заявится.
— Удивительно, что в моих отцах засветились одни моральные уроды, — пробормотала жрица себе под нос, — возможно, пора перестать испытывать иллюзии касательно себя самой…
Пнув мелкий камешек, отлетевший в монолитный скол гранита и ударившийся в него с сухим щелчком, она развернулась на каблуках, чтобы оказаться лицом с крылатой дружиной, окинула их оценивающим взглядом, выразительно скривилась. Из всех присутствующих какая-то искра разума была разве что у целителя, с остальными всё было совсем плохо.

С клинком у валькирии однозначно выходили некоторые проблемы: живой и в меру возможного здоровый Метатрон был его основным владельцем, и дочь на наследство папаши могла рассчитывать лет так через сто, когда ключник всё-таки умудрится довести Рафаила и его терпение до убийства. Жалеть ангела не приходилось, но определённые сложности его жизнедеятельность составляла — и не только в том, что он гордым селезнем красовался вот прямо здесь и сейчас, мешая закончить дела с изменением реальности и убраться домой. Вздохнув, женщина встряхнула собственными крыльями, вспыхнувшими в тусклом зимнем солнце первым снегом, коснулась локтя адского герцога, на мгновение несильно сжав пальцы. Ей не нравилось стоять за чужой спиной, но, в общем-то, нынешняя ситуация не предполагала особого выбора.
Безоружной против этой королевской рати даже для девы битв было некоторой переоценкой своих возможностей.
Она обдала отца взглядом, исполненным глубочайшего презрения, после чего отвернулась, и мелодичный женский голос, подхваченный ветром, звучал равнодушно:
— Остынь. Я понимаю твои имперские амбиции, но они сейчас очень не кстати. Ты тоже не заинтересован в том, чтобы эта дрянь, — лёгкий кивок головы куда-то в сторону, должный указать на зерно парадокса, — цвела здесь.

Разум метался, выискивая среди возможностей правильное решение, и тускло отблёскивавшие глаза заблудились где-то в архангельском оперении. В тонкой женской руке золотились отблески символов, которые она осторожно изучала на ощупь. Воронка времени неприятно пульсировала: такое количество сакральных сущностей на одну небольшую полянку парка не могло оставить её безразличной, и ткань реальности, и без того пострадавшая от вмешательства Присутствующего, жалобно стонала гитарной струной на самой границе слышимости. Жрица нахмурилась.
Интересный поворот событий. Проверять, что будет дальше, не хотелось: разбуженное зерно парадокса могло как стать новой звездой, так и спалить случайно парочку вселенных.

— А, да. Может, кто-нибудь озаботится тем, чтобы объяснить, почему эту дрянь не надо убирать?
"И где Гавриил." Этот вопрос занимал Эру весьма сильно, потому что новые разборки с Судьёй в её планы совершенно не входили; вместе с тем его отсутствие прозрачно намекало, что авантюра эта с попыткой зажать старшего брата в углу принадлежит исключительно ключнику, но смысл — кроме банального вымещения глубоких родственных чувств — как-то ускользал.

Тревожное марево на кончиках белых пальцах разгоралось всё ярче.

+1

45

Тихий комментарий жены вызвал у дьявола неконтролируемую усмешку.
— У меня всего один Отец, — отозвался он иронично. — Не могу сказать, что мне повезло больше, но сравнивать себя с этим мудаком особенным желанием не горю.
— Прояви уважение, ты!.. — Одёрнул его кто-то из дружины Рафаила.
— Я? — Падший ангел растянул гласную с издевательскими интонациями. — Он мой отец, не ваш.
Возмутившийся ангел посмотрел на молчащего Рафаила и заткнулся.

Расклад был не в их пользу: начни Метатрон атаку сейчас и обоим придётся несладко — у Эры отсутствовало оружие, да и противопоставить ангелам она могла не так много. Для дьявола же было слишком много народа. Он — превосходный воин, лучший на эту компанию, двадцать ангелов и один архангел — на него хватит, вот только в чести и честности этого сброда он был не уверен. Рафаил старался придерживаться моральных норм, но Метатрон — нет и оставлять беззащитной супругу было плохой идеей. Она была его слабостью, особенно сейчас, когда силы творения или тьмы использовать нельзя — риск создать чёрную дыру был слишком велик.
Белиал не двигался с места, не шевелился даже, лишь переводил взгляд с Метатрона на Рафаила и обратно. В этой реальности ключник тоже заморочил голову целителю: как скучно — и как предсказуемо это было. Метатрон не сводил взгляда с дьявола, за чьей спиной оказалась Эра.
— Я не верю, что он, единожды сотворив это, не замыслил зла, — очень пафосно, но без обиняков произнёс серый ангел, силясь разглядеть дочь. — Я знаю, что это его рук дело.
— Кто это сказал? — Тихо спросил Рафаил.
— Яхве, — отрезал Метатрон и целитель поджал губы.
Дьявол смотрел на диалог загнавших их в угол крылатых и разума жрицы касалось его искреннее веселье, смешанное со злостью. Он не собирался уходить отсюда и он не собирался отпускать ключника без боя. Ключник же очень снисходительно отвечал племяннице дальше:
— Тебя ввели в заблуждение, дочь моя. Он — не благородный герой, борющийся против угнетения, он — зло и это — его рук дело!
Дьявол только хмыкнул, даже не думая опровергать слова интригана; иногда молчания достаточно, чтобы враг запутался в своих обвинениях сам. На лице Рафаила проступало удивление. Метатрона, между тем, смешок старшего сына Бога разозлил не на шутку. Он рванулся в сторону падшего ангела — и следом за ним рванулись ещё шестеро ангелов. Атака их была настолько стремительна, что целитель не успел крикнуть "Отставить", только беспомощно смотрел, как старший брат превратился в вихрь движений — Агриил был слишком быстр даже для него.
Схватка была предсказуемо быстрой — к ногам Эры упал пламенеющий клинок, а следом за ним рухнул и его бывший обладатель, дьявол рванулся вперёд и застыл с мечом у горла Рафаила.
— Назад! — Рыкнул он. Рванувшиеся было в тщетной попытке остановить его ангелы замерли.
Рафаил повысил голос:
— Делайте, как он говорит! — Только сейчас стало заметно, что на рубашке дьявола расплывается алое пятно. Целитель встретился взглядом с братом и легко кивнул. — Удачи, брат, одними губами произнёс он и исчез вместе с оставшимися ангелами, не позаботившись о том, чтобы забрать тело ключника.
— Извини, — наконец подал голос дьявол, обернувшись к жене, — надо было оставить эту падаль для тебя, но мне не дали выбора.

+1

46

Фантасмагорическая сцена из двух десятков вооружённых ангелов, дьявола и его женщины была достойна того, чтобы её снял в своём фильме Альмодовар. Даже не надо было озвучивать, достаточно было просто продемонстрировать с нескольких ракурсов — и все фестивали арт-хаусного кино были бы наверняка покорены выражением глубокой семейной ненависти, залёгшей на лицах всех участников. Такую даже сыграть невозможно, исключительно ей жить, как это делал Метатрон. Дева битв даже заинтересовалась каким-то осколочным чувством, откуда в одном небесном создании может уместиться столько светлых эмоций.
Он же даже падшим не был. Воистину, пути Господни…
В тусклом зимнем свете нездешность особенно остро просвечивала сквозь тоненькую фарфоровую фигурку. Жрица отозвалась Белиалу довольно рассеянно, рассматривая каким-то очень размытым взором символы на своей ладони:
— Ну да, ну да… Возможно, именно с Него вся эта неудачная цепочка моих папаш и зародилась, где каждый следующий претендент лучше предыдущего.
Осторожное движение кисти; женщина несильно сжала кулак, удерживая вспыхнувшее было зерно парадокса в неизменном виде. На виске, обнажённом давно слетевшей шляпкой, нервно пульсировала тонкая жилка, и это, пожалуй, было единственным, что выдавало в Эре живые эмоции.

Павший ангел настойчиво закрывал её собой, и жрица терялась в своём отношении к этому явлению: она не считала себя совсем уж беззащитной, хоть и не желала боя; однако спорить с дьяволом было изначально обречено на провал.
Длинные рыжие волосы женщины, растрепавшиеся от стремительных движений, развевало прохладным ветром, а она смотрела на Метатрона, впервые имея возможность увидеть его так близко и внимательно. Пухлые женские губы были изогнуты в едва уловимой усмешке, хотя лицо её было по-прежнему очень спокойным. Неимоверным усилием воли жрице даже удалось не закатить очи горе со стоном про весь этот невероятный пафос.
— Если ты хотел раскрыть мне глаза, ключник, — она как-то неуловимо надавила на последнее слово, и в нежном голосе звякнул металл, — тебе не удалось. Я знаю, кто он, и знаю о том получше тебя.

И где-то здесь нервы у ангела не выдержали. Неподготовленным он отправился на встречу со старшим из архангелов, надо было признать, с таким скромным запасом терпения тягаться с Лукавым — отвратная мысль. Отступив чуть в сторону, Эра без всякого интереса пронаблюдала за тем, как атака дружины бесславно захлебнулась на одном мечнике, фыркнула что-то по поводу зла и замерла снова.
Вскоре Рафаил ушёл, и они вновь остались одни. Мертвецы, как им и положено было, молчали.
Несколько очень долгих, томительных секунд Эра созерцала тело мёртвого Метатрона, не делая, впрочем, попыток к нему склониться, потом тяжело вздохнула и отвернулась, переведя взгляд на супруга. Её шаги были быстрыми, быть может, даже излишне порывистыми; жрица почти мгновенно оказалась рядом, протянула руку к его рубашке, осторожно и изучающе коснулась алого пятна, затем растёрла между пальцев густую кровь, тяжело пахнувшую металлом.
— Ты ранен. Позволь, пожалуйста, — попросила она.
Задержав дыхание, валькирия накрыла след от чьего-то клинка узкой ладонью, и её кожа окуталась мягким золотом, что мгновенно затянуло порез. От жрицы дохнуло теплом, а она задержала руку немного дольше, чем было нужно, рассматривая хищный лик Белиала, и только потом, спохватившись, улыбнулась очень смущённо и отступила.

— Меч-то убери, — беззлобно произнесла она, — думаю, что наши пресветлые родственники намёк поняли и больше не заявятся, или, по крайней мере, не сейчас. Давай распутаем этот омерзительный узел, пока Яхве не осознал и не уронил на тебя что-нибудь новое? Мне совсем перестал нравиться Нью-Йорк.

+1

47

Схватка закончилась очень быстро, даже слишком, на взыскательный вкус дьявола. Вот только мгновение назад вокруг него теснились крылатые, мешая друг другу, как он уже стоит рядом с братом, глядя ему в глаза, а Метатрон лежит с пробитым сердцем у ног собственной дочери. В любое другое время дьявол отхватил бы от Рафаила свою порцию целительской магии и угомонился бы надолго. В этот раз брат понял, что от него требуется и исчез, сознавая, что будет только мешать старшему своей силой.
Убийство ангелов в эпицентре хронопарадокса было смертельным для этой вселенной. Почти единовременно высвобожденная энергия спровоцировала бы взрыв сверхновой, но гул города всё ещё продолжал слышаться из-за пределов парка, лишь алые глаза дьявола, да закаменевшие плечи говорили о том, что сила никуда не делась и удерживать её опьянев от убийств крайне непросто.
— В самом деле, — промурлыкал дьявол, сперва обратив внимание на испорченную рубашку, а после — глядя на супругу сверху вниз. — Спасибо. — Он странно посмотрел на меч в руке и заставил его исчезнуть. Оторваться от жены было непросто, но она решила эту проблему за него. — Да. И нет.
Он подошёл к кострищу и вновь присел рядом.
— Знаешь, — задумчиво произнёс он и пальцы его подёрнулись тёмной дымкой, — мне кажется, будет незаслуженным оставить такой подарок без должной благодарности.
Он поднялся на ноги и поманил к себе жрицу.
— Помоги мне, — попросил он, заглядывая в изумрудные глаза. — Прямо здесь.
И он притянул её к себе, сминая губы поцелуем. Он смотрел, как меняется её лицо и, сознавая, что времени мало, распахнул свой разум навстречу, позволяя им обоим упасть в бездну до срока. Тело крылатого напряглось и выгнулось назад, он раскинул руки, словно желал сжать в ладонях весь мир, и тьма, смешавшись со светом, вихрилась перед ним по разным орбитам. В алых глазах отражались всевселенные, которые просматривал дьявол в поисках адресата. И, наконец, нашёл. Стряхнув клубок сил на ядро, он с немалым напряжением свёл руки и энергия укрыла опасную структуру плотным коконом.
— Убирайся назад, к своему создателю, — прохрипел он. — Здесь тебе не место.
Гром, с которым исчезло ядро хронопарадокса, оглушал, земля содрогнулась. Запахло озоном и шумно хлынул дождь.
— Здесь всё, — проинформировал жену дьявол тяжело дыша. От него шёл пар, вода испарялась, не принося облегчения от жуткого жара. — Нужно направить потоки, я покажу, как.

Это было безумно красиво и неимоверно сложно. Тончайшее кружево бытия и пространство между нитями должны были оставаться в равновесии. Одно неверное движение — и будущее изменилось бы безвозвратно. Сколько они работали — неизвестно, закончили в темноте и даже дьявол не мог сказать, того же дня, или нет. Дождь лил не переставая, но падшему ангелу было всё равно. Спустив с пальцев последнюю нить, он едва не упал. Рядом была супруга, которая была в ещё худшем состоянии, чем он сам.
— Давай прогуляем неделю? — Хрипло спросил он. — Просто не придём никуда, они и не заметят.
Дьявол говорил, чтобы уставший разум не решил отключитьсч прежде времени. Дрожащими руками он вновь притянул к себе жену, закрыл глаза и они провалились в тепло их мира, на мягкий мох.

+1

48

Золотоглазый Коперник, твори меня вновь… ©

Посторонившись, чтобы не мешать супругу вновь подойти к кострищу, чёрным пятном темневшему посреди каменных обломков, валькирия мягко ступила за ним следом. В ней вновь прорезалась чужеродная, нечеловеческая грация движений, одновременно смешанная со странной отрешённостью лица; сейчас жрица балансировала где-то на стыке реального и тайного, стараясь не позволить себе потерять равновесие, и взгляд её, строгий и задумчивый, скользнул по напряжённой спине павшего ангела.
Она видела энергию, что должна была взорвать временную воронку, оставив на месте Земли в лучшем случае лишь чёрную дыру, и видела, что хранитель равновесия держит эту силу на привязи, смяв в комок, точно бумажный лист; и она стремительно шагнула к нему навстречу, стоило только Белиалу поманить её ближе к себе.
Взметнулись белоснежные крылья, помогая удержать равновесие; Эра золотистой полыхавшей искрою падала в распахнувшуюся бездну чужого существа — и не делала ни единой попытки отстраниться. Переплетённые и уже неразрывные, два дуальных начала затянули тревожно пульсировавший эпицентр парадокса; ткань реальностей всплеснула волной, укрывая образовавшуюся прореху под сильной рукой демиурга — и разрыв сгладился, оставив ощущение непонятной пока пустоты. Не свершившиеся события на миг замерли в сомнении, а затем стали уверенно складываться в спираль истории.
Женщина вздрогнула от раската грома.

Дождь хлестал наотмашь, точно собирался смыть с лица мира не только двух крылатых гостей, но и всю жизнь начисто, но им, казалось, не было до того никакого дела: они не чувствовали ни тяжёлых мокрых капель, ни холода от них, в четыре руки заплетая вновь нити сущего. Струны бытия мелко вздрагивали от осторожных, нежных касаний, и в этой странной музыке, которую не мог услышать никто, кроме них двоих, было что-то чарующее.
Бережно разбирая спутавшиеся от многочисленных неловких вмешательств потоки сил, маг и жрица восстанавливали узор реальности, осторожно вплетая его в кружево так, как было должно. Бури и войны, что могли бы начаться, медленно истаивали в вероятностях, которым никогда не дано было наступить, жизни смертных вновь входили в своё русло, и каждый случайный цветок вновь тянулся к солнцу.

Давно стемнело, когда они закончили; Эра, впрочем, начисто утратила чувство времени, потерявшись где-то в движении ткацкого челнока, и ей было без разницы, прошёл ли день или тысячелетие. Пальцы кололо, а от безумной усталости, составлявшей теперь всё её существо, хотелось просто упасть и никогда больше не подниматься на ноги. Она беспомощно улыбнулась дьяволу, провела рукой по лицу.
— Да, — еле слышно произнесла женщина, подаваясь навстречу мужу.
Точно срубленное взмахом меча дерево, она упала в его руки, но что "да", так и осталось необъяснимым: практически опустевшее от немыслимого напряжения сознание милостиво оставило хозяйку, и разум не успел заметить даже умиротворяющего плеска волн их благословенной вселенной, что была поделена на двоих. Свернувшись в клубок под огромным крылом, заблудившись в объятиях, жрица просто перестала существовать, растворившись в спокойствии и чужом тепле, и её ровное дыхание казалось почти неслышным.
Снов не было тоже — только темнота.

Огромные незнакомые звёзды, что совершенно не желали в привычные созвездия, лили с неба мягкий свет.

+1


Вы здесь » DC: Rebirth » Дневники памяти » Chaos theory [Shiera Sanders, Theodore Hartright]